В маленьких городах России принято считать, что самокат — сугубо детское развлечение. Но в мегаполисах взрослые серьёзные горожане добираются на самокатах до работы, а влюблённые пары катаются в парках просто в своё удовольствие. Житель Петербурга Александр Рендаков решил проверить возможности самоката, а заодно и свои собственные — за шесть дней он проехал на нём около 720 километров из центра Петербурга в Москву. The Village побеседовал с самокатчиком и выяснил у него, как он решился на такое путешествие, какие опасности подстерегали его в пути и готов ли он повторить свой эксперимент.

Сборы 

 Мне 26 лет, по образованию я электрик. До своего путешествия на самокате я работал водителем спецтехники на складах. В свободное время в основном сидел дома перед компьютером — гулять особо не выходил.   

Но потом моя жизнь изменилась. Я увлёкся ездой на самокате, бросил курить. Катался по улицам и изучал город, завёл много новых друзей. Начал ездить на самокате каждый день — например, добирался на нём от офиса до остановки общественного транспорта.  

Однажды я прочитал роман Дмитрия Глуховского «Метро 2033», и после этого у меня появилась мечта — посетить в Москве несколько мест. Это Останкинская телебашня, Ботанический сад, ВДНХ, Кремль и Библиотека имени Ленина. Были и другие поводы приехать в столицу — хотелось повидать друзей. Но идея отправиться в Москву на самокате появилась не сразу. Сперва я поехал на нём из Петербурга в мой родной город Сланцы — преодолел 200 километров за 19 часов. Потом узнал о британце, который проехал на футбайке полторы тысячи километров. И вот тогда я решился.  

Своё путешествие я стал планировать с начала 2016 года. Хотел взять отпуск, но мне его не дали, и тогда я решил уволиться — подумал, что другого шанса отправиться на самокате в Москву у меня может и не быть. Написал заявление на увольнение и начал собираться в путь.

Я взял с собой туристический рюкзак объёмом 60 литров. В него положил палатку, тёплую куртку, которую использовал как подушку, пенку, дождевик, средства гигиены, мусорные пакеты, скотч, телефон и внешний аккумулятор для него на семь зарядов. Кстати, зарядки на телефоне мне как раз хватило впритык до финиша.

Я не стал никого звать с собой — не хотел брать на себя ответственность за другого. Ехать предстояло по федеральной трассе, где автомобили носятся со скоростью 80 километров в час. И это совсем не шутки.  

Дорога

Мой путь начался от Дворцовой площади в 06:00 — я выехал из города, когда он ещё спал. В путешествии я решил вести дневник о моих ощущениях и впечатлениях. И вот я сделал первую запись и поехал. Ещё я заранее подготовил себе график путешествия, но, конечно же, не смог в точности ему следовать.  

В первые дни пути я находился в состоянии эйфории — был в восторге от того, что вот так запросто я на обычном городском самокате проделываю такой внушительный путь совершенно самостоятельно. Я казался сам себе покорителем Эвереста.

В первый же вечер моего путешествия я попал в грозу. Тогда я свернул с трассы в деревню Трубников бор, мимо которой как раз проезжал, нашёл там заброшенный дом с каким-то матрасом и лёг спать. К слову, вдоль трассы М10 очень много мёртвых или полумёртвых деревень, где очень легко найти пустующий дом для ночлега.

Вечером второго дня я свернул в деревню Мшага под Великим Новгородом. Там я тоже нашёл заброшенный дом. Правда, местные жители пытались отговорить меня от того, чтобы ночевать в нём — потому что дом обрушивается. Но я не послушался и всё равно там спал. Вечером перед сном ко мне пришла женщина из деревни и принесла мне еду — гречку с котлетами, огурцы и помидоры. Я поел, почистил кровать, которая там стояла, постелил на неё спальный мешок и заснул. 

Вдоль трассы М10 очень много мёртвых или полумёртвых деревень, где очень легко найти пустующий дом для ночлега

После того как я проехал Великий Новгород, дожди закончились, началась жара. На третий день я сильно сгорел и каждый день сгорал ещё сильнее — солнце припекало по свежим ожогам. Впрочем, к концу путешествия я к солнцу совсем привык.  

Следующую ночь я ночевал в деревне Ижицы. Снова нашёл заброшенный дом, смастерил себе кровать из шкафа и лег спать. Ещё одну ночь провёл в Выдропужске. Там я опять нашёл заброшенный дом, но тут меня окликнули живущие по соседству люди и пригласили к себе. Они постелили мне постель в бане, а глава семьи налил мне рюмку домашнего самогона. Оказалось, что этот мужчина тоже электрик, поэтому мы нашли, о чём поговорить. А на утро эти добрые люди дали мне с собой еды — огурцы и помидоры.

Принципы

В дороге я питался яблоками и ягодами, которые собирал в придорожных лесах. А в магазинах на трассе покупал фрукты, овощи, мороженое и хлеб. Несколько раз заходил в кафе у дороги, но там всё стоит очень дорого, поэтому брал только кока-колу и что-нибудь мучное. 

Телефон я всегда держал выключенным и включал только для того, чтобы сфотографировать что-нибудь интересное или сориентироваться по навигатору. Что касается питьевой воды, то её я набирал в колонках, стоящих в сёлах, или покупал в магазинах.

Вещи стирал в дождевых водах. У дорог часто можно найти канавы — после дождя грязь в них оседает, а сверху остаётся чистая вода. А чтобы помыться, находил реки и озёра.

В светлое время суток я почти не отдыхал, всё время ехал. Раз десять в сутки делал перерывы на 15 минут, чтобы сильно не уставать. Спать ложился около 20:00, вставал в 5:00, за полчаса собирался и снова отправлялся в путь.

Знакомств в дороге не заводил — было некогда. Если честно, где-то в середине путешествия я так устал, что даже хотел повернуть назад. Но потом решил, что всё же проще добраться до Москвы, чем возвращаться.

За шесть дней путешествия я потратил три тысячи рублей. Основные статьи расхода — еда в придорожных кафе и вода. А всего с собой я взял десять тысяч рублей — с учётом досуга в Москве и обратного билета на поезд до Петербурга.

Финиш

За последний день я проехал очень много, порядка 150 километров. В Тверской области очень плохие дороги, да и рядом с самой Тверью всё было перекопано. Из-за жары я сильно вымотался, всю мою выносливость как будто сожрало солнце. Я получал ожоги, мазал их специальным кремом и снова обгорал. Проезжавшие мимо водители предлагали подвезти, но я отказывался, потому что это нечестно. Мне было важно сделать всё самому, без чьей-либо помощи.

Утром я забыл купить воду и изнывал от жажды. Придорожных кафе я не встретил, а в деревнях стучался в заборы домов, но мне никто не открывал. Я видел много водоёмов, но вода в них была такого цвета, что пить я не рискнул. Я ехал и буквально плакал от жажды. Но потом добрался до заправки, купил там два литра воды и возрадовался.

Места для ночлега поблизости не оказалось, я решил далеко не ехать — поставил палатку прямо в поле. Ноги страшно гудели, ночь выдалась жуткая, я постоянно просыпался. Спина просто разрывалась от боли — 20-килограммовый рюкзак давал о себе знать.

Я ехал и буквально плакал от жажды. Но потом добрался до заправки, купил там два литра воды и возрадовался

В последний день путешествия с утра был сильный туман, как будто в Сайлент Хилле, и красивейший рассвет. Утром я намазал ноги специальным кремом, чтобы они не болели, и втопил до Москвы. Чтобы набраться сил, купил себе пирожков с мясом — оторвался по полной. Финишировал в тот же день около 18:00. 

Когда я въехал в Химки, получил сообщение о том, что на финише меня уже ждут журналисты. Я добрался до Храма Василия Блаженного, упал на землю и стал плакать: «Да, боже, я это сделал». 

Если я когда-нибудь и решусь снова на подобное путешествие, то только если мне заплатят. Ну или если самокат будет более приспособлен для длительных поездок. Возможно, поеду в Севастополь. После того, как я посмотрел фильм «Достучаться до небес», у меня появилась мечта — встретить рассвет и закат на море.  


ФОТО: предоставлены героем материала Александром Рендаковым