Акне — одно из самых противоречивых заболеваний. В подростковом возрасте им страдает до 85 % жителей Европы, и оно настолько обыденно, что, кажется, проще акне
не лечить, а лишь подождать пару лет, пока оно пройдет само. Впрочем, для каждого десятого акне оказывается спутником и в более взрослом возрасте, и безобидная на первый взгляд болезнь может повлиять на повседневное общение человека и даже довести его до депрессии.
The Village записал историю обычной москвички, которая столкнулась с проблемами кожи после 20 лет и в поисках лечения дошла даже до нетрадиционных методов медицины.

Как все началось

В 20 лет я впервые в жизни пришла на прием к косметологу. Милая девушка в маске и белом халате попросила меня раздеться, накрыла длинным белым полотенцем, нанесла приятный гель на лицо и начала старательно смывать толстый слой тонального крема. Мы молчали, и чем больше она очищала мое лицо, тем беззащитнее и неувереннее я себя чувствовала: казалось, меня раздевают. Когда косметолог в последний раз протерла кожу теплым влажным полотенцем, она осторожно сказала: «Вы знаете, мы с таким даже не работаем». Мое лицо было красно-синим: лоб, щеки, подбородок — все было усыпано большими болезненными прыщами. До состояния, с которым некоторые косметологи даже не решаются работать, кожа на лице испортилась всего за год.

Вообще-то проблем с кожей у меня не было даже в подростковом возрасте. До сих пор с грустью разглядываю старые фотографии, на которых я без грамма тонального крема на лице. Прыщи всегда были у кого-то другого. Помню, как в студенческие времена после очередной вечеринки я оказалась дома у подруги. Перед сном она смыла тональный крем и с некоторой угрозой в голосе сказала: «Никому не говори, что видела меня в таком состоянии».

Лечение

Все произошло внезапно: вот появляются один за одним закрытые белые комедоны, а вот я уже лежу багряная и беззащитная под яркой лампой растерянного косметолога. Масштаб проблемы я недооценила с самого начала. Около года единственным средством лечения были чистки в косметических салонах и лечебная косметика из масс-маркета. Лучше не становилось. Примерно через год мучений мама отвела меня к гастроэнтерологу, который обнаружил массу внутренних проблем и выписал горсть препаратов. Следующим стал визит к эндокринологу. Врач посмотрела на меня и вяло сказала: «У тебя явно гормональное нарушение, попей оральные контрацептивы», — и тут же выписала мне таблетки под названием «Ярина». Потом, годы спустя, обследуясь у других специалистов, я узнала, что это было довольно безответственно — выписывать гормональные препараты на глаз, без проведения анализов. 

Гормональные контрацептивы часто используют для борьбы с акне. Врачи обычно указывают на их антиандрогенные свойства — такие препараты снижают секрецию сальных желез. И несмотря на то, что гормональная причина появления акне у меня не была доказана, таблетки, выписанные вслепую, помогли. Примерно через год на моем лице остались лишь бледные последствия болезненной красноты — постакне и легкие рубцы. Новых воспалений не было, и со временем я с радостью забыла о своей проблеме. Тут можно было бы закончить мой нехитрый рассказ, но как бы не так. Волшебной таблетки от акне все-таки не существует.

Неудачный опыт

Я принимала оральные контрацептивы уже четыре года, когда начала задумываться: все-таки есть что-то нездоровое в том, чтобы пить гормональные таблетки так долго. Сомнения только усилились, когда постепенно на моем лице снова начали появляться прыщи. На этот раз я очень испугалась и начала судорожно бегать по врачам. Надежда на то, что один или два специалиста помогут мне справиться с проблемой, улетучилась довольно быстро. Одна дерматолог — весьма эмоциональная дама с красными ногтями и копной рыжих волос — распечатала для меня стандартный лист с назначениями. В длинном списке значились всевозможные препараты для борьбы с акне: мази, кремы, таблетки. Всего пунктов десять. При этом от врача не было никаких пояснений, в какой последовательности все это мазать и заглатывать, а у меня — уверенности, стоит ли. Следующий дерматолог развела руками и указала в своей рекомендации лишь нужные для лечения действующие вещества, найти которые в лекарствах мне следовало самой. Главным же ее заключением были слова «К лету пройдет». 

Врачи-гинекологи, обследуя меня, расходились во мнениях: одни говорили, что стоит на время прекратить принимать гормональные таблетки, и не ручались при этом за последствия, другие — что при приеме современных гормонов перерывы не нужны. Однако все они подчеркивали, что прыщи (неважно, какого происхождения) — не их специализация. Самую незабываемую рекомендацию я получила от заведующей одного перинатального центра: «Родишь — все пройдет». Своими вопросами о каких-то там прыщах я явно отвлекала ее от более важных дел. Итак, в поиске подходящей схемы лечения я столкнулась с важной проблемой: многие врачи вообще не считают акне болезнью, которую нужно лечить. 

Пока медики отфутболивали меня и я не решалась отменить гормоны, состояние кожи только ухудшалось. Так я попала в классическую ситуацию отчаявшегося пациента: не найдя помощи в сфере классической медицины, решила попробовать народные средства.

К идее обратиться ко всемогущему, судя по отзывам, гомеопату меня подтолкнули друзья. К тому времени они ходили к тучному дядечке с бородой уже лет 12, и в рассказы вроде «Он вылечил мою астму» хотелось верить как никогда. Еще больше надежд внушало то, что по образованию дядечка — акушер-гинеколог.

Записаться на первый прием стоимостью 12 тысяч рублей можно было только за полгода, но друзья посодействовали, и меня как-то впихнули без очереди. Сеанс (иначе и не назовешь) длился часа два: дядечка расспрашивал обо всем — от моих личных жалоб и списка семейных заболеваний до того, каким животным я себя представляю. После подробного расспроса гомеопат использовал метод Фолля: я держала в руке один электрод, а другим он нажимал на разные точки моих ладоней, которые, как предполагается, связаны с внутренними органами. Таким образом, верят гомеопаты, можно обнаружить заболевание на ранней стадии. Метод, как и многое в этой сфере лечения, официально не признан, а в США вообще запрещен. Впрочем, когда официальная медицина не воспринимает твои проблемы всерьез, ты идешь к врачу, который тычет электродами в твои пальцы, и надеешься, что хоть это поможет.

Гомеопат с уверенностью отменил гормоны, которые я принимала, дал мне упаковку каких-то сладких шариков и рекомендовал прийти через полгода. Я была в восторге: до этого дня ни одного врача не волновало столько деталей моего недуга.

Гомеопатия мне не помогла. Я принимала приятные на вкус сладкие шарики, но все без толку. В 25 лет — в возрасте, когда о прыщах, как мне казалось, нормальные люди забывают — кожа на лице снова покрылась болезненными воспалениями, которые оставляли после себя заметные рубцы. А в моем косметическом арсенале снова появился плотный тональный крем, который мой молодой человек беззлобно прозвал замазкой. Без этой замазки я чувствовала себя голой. Без нее я не выходила даже из ванной — не дай бог кто-нибудь, даже близкий, увидит мое, так сказать, истинное лицо.

Было понятно, что нужен хороший дерматолог, и мне посоветовали одного специалиста. Забегая вперед, скажу: никогда не следуйте непроверенным советам. Это была женщина-врач, которая работала в частной клинике на другом конце Москвы. Она внимательно выслушала мои жалобы, с уверенностью отмела гормональные нарушения как причину акне, назначила мне лечебный гель с действующим веществом под названием адапален и несколько косметических средств из масс-маркета, рекомендовала ходить к ней на процедуры, а также, что интересно, отменила чистки. По версии этого специалиста, они только травмировали кожу и не давали результата.

Всю слякотную осень и половину зимы я ездила к ней на метро с двумя пересадками. Мне делали легкие пилинги и маски, плазмолифтинг (инъекции плазмы в лицо) и даже кололи препарат, в состав которого входит плацента — он должен был повысить иммунитет кожи и ускорить регенерацию клеток. Более того, каждый раз врач назначала мне новые и новые кремы и мази. При этом от чисток она решительно отказывалась.

На одном из приемов, за день до моего отъезда на море, врач сказала, что мне нельзя уезжать в жаркую страну с большим воспаленным прыщиком на щеке, после чего «растворила» его при помощи кислоты. На следующий день я в ужасе проснулась с открытой раной на лице и позвонила дерматологу. Она посоветовала купить очередную мазь (у меня теперь забит ими весь холодильник), которая поможет ране затянуться, и много пластырей. В отпуск я улетела с ужасным настроением и заклеенной щекой. Мы шли по солнечному пляжу, а я только и думала что о пластыре на своем лице и ране под ним. Помню, я сказала тогда: «Какой ужасный был год!» — все его ужасы отражались на моем лице. 

Из-за того, что мне уже несколько месяцев не делали косметических чисток, на коже появлялось все больше белых закрытых комедонов. Бороться с ними врач предложила легким кислотным пилингом, который я сама наносила на лицо. Когда я сказала, что комедоны не исчезают и со временем сильно воспаляются, дерматолог ответила: «Не выдумывайте». В этот момент стало понятно — что-то пошло не так. Апофеозом нашего общения стала серия уколов гиалуроновой кислоты. В принципе, не было ничего плохого в том, чтобы провести процедуру человеку с моей проблемой: препарат насыщает кожу влагой (а ее из-за сушащих лечебных мазей, как правило, и не хватает жирной коже), обладает противовоспалительным и восстанавливающим эффектом. Но несколько уколов по моей грязной из-за нескольких месяцев без чистки коже просто разнесли инфекцию и спровоцировали очередное воспаление — уже по всему лицу. На этом свое общение с доктором я закончила.


Самую незабываемую рекомендацию я получила
от заведующей одного перинатального центра: «Родишь — все пройдет». Своими вопросами о каких-то там прыщах я явно отвлекала
ее
от более важных дел

Положительный опыт

Как правило, ядерную войну на лице провоцируют проблемы внутренних органов, и обнаружить эти проблемы критически важно для результата. Но большинство дерматологов к этому не стремятся. Мой опыт показал, что многим из них просто не хватает квалификации. Чтобы докопаться наконец до внутренних проблем, которые вызывают акне, я прошла масштабное медицинское обследование.

В первую очередь было важно разобраться, есть ли у меня гормональные нарушения. Повышенный уровень мужских половых гормонов влияет на работу сальных желез: они начинают вырабатывать много кожного сала, которое смешивается с бактериями на лице и образует комедоны. Почти все показатели по результатам анализов были в норме, за исключением одного — андростендиона, который в процессе биосинтеза преобразуется в тестостерон. Однако при повторном анализе и этот показатель был в норме. В итоге по результатам обследования гинеколог посчитала, что гормональный сбой может быть лишь косвенной причиной моих проблем, и назначила витамины, которые нормализуют цикл, и оральную контрацепцию — на случай, если витамины не помогут.

Еще одним важным этапом стала проверка у гастроэнтеролога. Она показала, что, помимо стандартного гастрита, у меня дисбактериоз — нарушение микрофлоры кишечника, которое провоцирует воспалительные процессы. Вкупе с этим иммунолог обнаружил у меня низкий иммунитет. Все вместе я и начала лечить.

Первые результаты появились не сразу. Почти сразу после обследования я нашла действительно хорошего косметолога. Она снова начала делать мне чистки и прописала понятную схему наружного лечения — косметику марки Holy Land. Утром я умываюсь сахарным мылом, протираю лицо лосьоном и наношу увлажняющий крем. Вечером — то же самое, но вместо крема — аптечный гель c адапаленом в составе. Непосредственно на воспаления наношу аптечный раствор-антибиотик с действующим веществом клиндамицин. Также мне рекомендовали отказаться от шоколада, молока и кофе, вытирать лицо только одноразовыми бумажными полотенцами и чаще менять наволочку.

Ощутимый результат появился примерно на третий месяц наружного и внутреннего лечения. Сейчас у меня нет активных воспалений, хотя кожа все равно нуждается в чистках, а на лице заметны лишь рубцы и постакне. Это нельзя назвать победой, но это точно большой прогресс.

Совсем недавно, когда проблема акне ушла в ремиссию, мне сделали несколько уколов гиалуроновой кислоты. После этого воспалений стало еще меньше, и в недавнем отпуске я впервые года за два вообще не пользовалась тональным кремом. Я продолжаю регулярно ходить на ультразвуковую чистку и стараюсь делать ее раз в три недели. А осенью планирую пройти процедуру лазерного пилинга, который должен выровнять довольно заметные рубцы на моем лице. Надеюсь, к декабрю я забуду про тональный крем. А чтобы поддерживать состояние кожи в нормальном состоянии, продолжу пользоваться лечебной косметикой. Видимо, это мой крест — до тех пор, пока я не рожу по совету одного из врачей.

Сколько стоит лечение

В общей сложности я борюсь с акне семь лет с учетом двух-трехлетнего периода ремиссии. Посчитать все расходы за это время получится лишь приблизительно. Вот они:

Косметология

2009–2012 годы

Чистки лица

168 000 рублей за 48 месяцев

2014 год 

Чистки лица

24 000 рублей за 6 месяцев 


Итого

192 000 рублей

2015 год

Маски и пилинги

28 000 рублей за 14 недель


Плазмолифтинг

10 000 рублей за 2 процедуры


Уколы препаратом,
в состав которого входила плацента

20 000 рублей


Итого

58 000 рублей


2016 год 

Чистки лица

35 000 рублей за 7 месяцев


Уколы гиалуроновой кислоты

15 000 рублей


Итого

50 000 рублей


За все время лечения
на косметологические процедуры я потратила

300 000 рублей

Косметика

2009–2015 годы

216 000 рублей

2016 год

35 000 рублей за 7 месяцев


Итого

251 000 рублей

Лекарства

Рассчитать расходы на все таблетки, конечно, невозможно. Зато точно можно посчитать, во сколько мне обошелся прием гормональных контрацептивов


Контрацептивы

48 000 рублей за 48 месяцев

Медицинские обследования

Гомеопат

24 000 рублей за 4 приема

Походы к врачам для внутреннего обследования, к счастью, покрыла рабочая страховка.


Итого за все время лечения

623 000 рублей


Редакция заменила упоминания всех рецептурных препаратов на их описание с указанием действующего вещества в соответствии с законодательством РФ

Редакция благодарит клинику «Атлас» за помощь в подготовке материала

Иллюстрации

Дарья кошкина