Несколько лет назад малоизвестный проект G-men приглашал участников, которые хотели получить профессию мечты и были готовы к переменам. Историк Дмитрий Горбунов случайно попал под прицелы камер, а после проекта кардинально поменял свою жизнь.

Сложный период

Я работал на работе, с которой мы не подходили друг другу. HR-компания продавала аутстаффинг — это вид кадрового консалтинга. Я отвечал за его продажи, хотя не вполне понимал, что это такое. Собственно, в мои обязанности входило встречаться с людьми и объяснять, почему им нужно купить аутстаффинг. Работа как работа, правда, хотелось мне заниматься совсем другим, а именно — снимать анимационное кино. В Нижнем невозможно было найти ни работу по этой специальности, ни обучение, я надеялся на удачу. И тут я внезапно тяжело заболел. За одни сутки сбросил десять килограммов и понял, что вот он, конец. У меня были адские боли, и я дал себе обещание: если выживу, больше не буду вести себя как дурак. В итоге мне помогли какие-то дешевые антибиотики, но с того момента я каждую свободную минуту писал сценарии. Серьезно, я писал, отправлял их в анимационные студии, звонил всем подряд. Меня, конечно, не хотели слушать, потому что ну кто я для них? Но почему-то у меня была твердая уверенность, что рано или поздно судьба приведет меня в анимацию.

Случай

Однажды я шел по площади Горького и встретил старую знакомую. Она снимала парней для кастинга на реалити-шоу, и ей нужно было набрать определенное количество заявок. Она предложила снять меня — просто сказать на камеру, что меня зовут Дима, мне столько-то лет. Ничего остроумного. Я сначала сопротивлялся, подумал: какой-то бред, да ну нафиг. Но в итоге мы сняли заявку, и, как я узнал позже, она ее отправила. Через какое-то время мне приходит письмо: Дмитрий, приезжайте на кастинг в Москву. Я подумал, что это спам какой-то, а потом все-таки ответил и поехал. Жена убедила устроить нам выходные в столице.

Кто проходит кастинг

На первый тур пригласили вообще всех, кто отправил заявки. Приехало около двух тысяч человек со всей России. В моем кругу не было таких знакомых: фокусники, боксеры, танцоры, актеры, модели, пижоны и эпатажные музыканты. Все они искренне хотели попасть на шоу, а я — нет. Я хотел домой, куда мне все это, простому менеджеру. С каждым просто беседовали, спрашивали, кто такой, зачем приехал. Я честно отвечал, что не стремился к славе, просто любопытствую. Поговорили, и я уехал обратно в Нижний. Я был уверен, что на этом участие в шоу закончилось, но нет! Почему-то меня выбрали и позвали еще раз. Какими качествами нужно обладать, для того чтобы тебя выбрали, я так и не понял.

Какими качествами нужно обладать, для того чтобы тебя выбрали, я так и не понял

На втором кастинге было человек двадцать, и тогда уже с каждым долго общался психолог и еще какие-то странные люди. Нас посадили в круг, как анонимных алкоголиков, и расспрашивали об увлечениях, ценностях и целях в жизни. Я сказал, что хочу заниматься анимацией. Давали нелепые задания, просили рассказать любую историю. А потом назвали четырех человек, в том числе Дмитрия Горбунова. Меня бросило в холодный пот. Первой мыслью было послать все к черту и сказать: «Да возьмите кого-нибудь другого». Я не готов к такому повороту, у меня работа, переговоры, семья. Но если интуиция говорит тебе, что соваться не стоит, значит, точно нужно кидаться с головой — будет что-то новое.

Сдал кровь, прошел анализы и подписался на участие. За две недели нужно было уладить все дела. Я решил участвовать: так хотел перемен, что готов был отправиться в армию. Когда появилась возможность пойти неведомой дорогой и обрести редкий опыт, я согласился. Самое парадоксальное, что человек, который работал на моем месте до меня, тоже ушел на реалити-шоу. Что-то типа шоу молодых предпринимателей, уехал в Москву и не вернулся. Когда я позвонил боссу и попросил отпустить меня на пять недель, он моментально меня уволил. Я остался без работы.

Испытания на шоу

Реалити-шоу косвенно рекламировало бритву для мужчин. Четыре участника проходили испытания на мужественность, чтобы выяснить, какой мужик круче. Вначале была идея, что самый крутой — тот, кто достигнет своей цели в жизни, но потом она погрязла в жизненных испытаниях и исчезла из программы.

Съемки начались в четыре утра. Участников забрали из отеля и повезли на Воробьевы горы. Там нас встретили двое, которые представились ведущими: Ирена Понарошку и Алексей Чумаков. Мы молили Бога, чтобы первым испытанием был завтрак, но нет. Сели в фургон и поехали за город в полном молчании. Я познакомился с другими участниками: три отличных парня, все не из Москвы, примерно одного возраста и одинаково не понимают, что происходит.

Автомобиль остановился на маленьком аэродроме и нам сообщили, что сейчас мы должны прыгнуть с парашютом. Я почувствовал разницу: одно дело, когда ты долго мечтаешь о свободном падении, другое — когда еще вчера ты спал дома, а сегодня тебе приставили камеру к голове и говорят надевать рюкзак с куполом. Стало понятно: так будет все пять недель. Первое испытание нас очень сплотило.

Раз в два дня нас возили на испытания, о которых сообщалось по прибытии. Мы дрались, тушили пожар и, видимо, соревновались в крутизне. Вне испытаний мы жили в пентхаусе на Шаболовке, жили как в раю, только под постоянной слежкой. Даже ночью к нам был приставлен администратор. Телефоны забрали, интернета не было. Я переживал за родных, а они — за меня.

Однажды было смешное испытание на детекторе лжи. Меня спросили: «Дмитрий, вы джедай?» Я ответил, что нет. И на этом вопросе оператор сказал: «Дмитрий пытается быть нечестным». Видимо, я джедай.

Испытание пикапом я чуть не завалил. Нужно было склеить девушку в супермаркете. Я отказывался: это непозволительно, ведь я женатый человек. Меня даже хотели выгнать, хотя это был всего третий день шоу. Но потом кто-то сказал: «Круто, так даже интереснее».

Кто кем играет

Мы жили с ребятами дружно и до скуки мирно. Нам выдали гитару, запретили курить. Но мужчины всегда могут найти, о чем поговорить: «Вот бы пива сейчас» — «Да, вот бы пива»; «Пойдем пожрать приготовим» — «Да, пойдем». Я думаю, что продюсеры неправильно подобрали участников. Нужно было собрать четырех конфликтных ребят, чтобы все спорили и разворачивался ситком. А они выбрали таких, которые были на все согласны. В середине проекта организаторы совсем затосковали с нами и подселили четырех девчонок. Они должны были провоцировать споры, но ничего такого не происходило. Высасывали шоу из пальца, как могли. Мы были слишком дружелюбные ребята. Участники, то есть мы, все четверо быстро поладили и болтали обо всем на свете. Мы поддерживали друг друга и не давали сникнуть, если что-то получалось плохо. Все мы пожили в свое время в общагах, все родились в маленьких городах с трудной социальной обстановкой. Так что нам было не трудно ассимилироваться.

Нас заставляли каждый день вести блог, чтобы вовлекать зрителей в обсуждение. Поначалу комментировали только родственники и друзья, зрители не хотели ничего обсуждать. А потом вообще остались только самые близкие, которые просто волновались за нас. У шоу были низкие рейтинги — его никто не смотрел и тем более не комментировал.

Организация этого шоу — непрофессионально и некруто, полный абсурд. Было ощущение, что я оказался в одном из романов Кафки: куча людей бегает вокруг тебя, они максимально неорганизованны и пытаются манипулировать. Например, они знают, что завтра устраивают нам очередное испытание. Наступает завтра, мы приезжаем на место, они звонят: «Как не договорились? Ребята, едем в другое место». Похоже, что никому это было не нужно, все халтурили.

Как воспользоваться случаем

Даже в последний день я не думал о победе. Нам дали арендованные смокинги, выпустили на сцену, поблагодарили и объявили победителя. Похоже, что подумали так: «Ну, не знаем, пусть этот будет». Я не выиграл, победил другой парень. Ему дали миллион рублей, вот и вся мечта. Он хотел сгонять в кругосветку. Съездил в Мексику, написал потом: ура, я съездил в Мексику, вот. Мы вернули смокинги, попрощались и помчались к родным.

Самое интересное началось после шоу. Всем парням сняли квартиру на три месяца около МКАДа. Она быстро превратилась в жуткий притон, потому что ко всем приехали друзья и подруги. Я остался в этом бедламе и стал названивать руководителю одной из анимационных студий в Москве. К шоу это уже не имело никакого отношения, разве только то, что я оказался в столице и в свободном плавании.

Самое поучительное в этой истории то, что если тебе не нравится ситуация, ты всегда можешь изменить ее. Компании забиты сотрудниками, которые не выносят свою работу. В какой-то момент ты решаешь это изменить, и происходит магия.

Сейчас Om Nom Stories наравне с мультфильмом «Маша и Медведь» смотрят и любят во всем мире

У меня получилось: я доставал того руководителя, пока он не согласился взять меня на работу хотя бы кем-то. Надо гвозди забивать — окей, буду завхозом. Постепенно начал совать нос в производство, стал замечать проблемы и предлагать решения. Стал линейным продюсером. На третий год я уже был исполнительным директором студии.

Потом случилась другая магическая история. Мы заключили контракт с разработчиком игр ZeptoLab, рисовали анимационный тизер для их новой игры Om Nom. Игра взорвала интернет, мы сняли целый сериал про этого персонажа, получили кучу призов. Сейчас Om Nom Stories наравне с мультфильмом «Маша и Медведь» смотрят и любят во всем мире.

Компания Toonbox в 2014 году внезапно переехала на Кипр. Я устроился в другую студию, проработал там два года. А ровно год назад открыл свою и теперь я сооснователь анимационной студии RocketFox. Мы продолжаем сотрудничество с ZeptoLab. На прошлой неделе сделали мультфильм для виртуальной реальности в технологии 2D — так еще никто не делал. На этой неделе готовимся к Каннам, завтра я лечу на крупнейший рынок кинематографистов. Кроме работы и дома, в моей жизни нет ничего.

Мораль

Магии не существует. Помогла ли мне эта история? Да я мог точно так же уехать в свой город и заниматься тем же, чем я занимался до этого. Но я всегда хотел заниматься анимацией, это даже не мечта, просто план. Долгий путь. Честно говоря, я постарался забыть этот опыт, все эти годы вспоминал о нем с неохотой. Но я рад, что он подтолкнул меня к переменам в жизни. Я мог бы не дождаться подходящего случая, потому что боялся действовать. Не надо бояться.

Еще я понял, что лет до тридцати ты развиваешься экстенсивно, в разные стороны, тебе интересны и кино, и философия, и история — все на свете. А потом наступает момент, когда ты обретаешь себя и понимаешь, зачем это все было. Я проснулся как-то утром и понял: да все окей.


фотографии: обложка — Дмитрий Яговкин, 1 - 7 — личный архив Дмитрия Горбунова