Алла Андреева смотрит из окна своей однокомнатной квартиры на 16-м этаже. За стеклопакетами — вид на Финский залив и Лахта-центр, а также на недостроенные корпуса трех ЖК — «Ленинский парк», «Прибалтийский» и «Морская звезда». Они образуют квартал в начале Ленинского проспекта, на пересечении с проспектом Героев. Недалеко — скандальный мост Ахмата Кадырова и новостройки. Одна из них, напротив «Ленинского парка», — ровесница дома, в котором сейчас осматривает свою квартиру Алла (позже она не станет подписывать акт приема — недочетов еще слишком много). Но дом на нечетной стороне проспекта сдали еще несколько лет назад, а первую очередь «Ленинского парка» — только в середине июня 2017 года. Обещали в 2013-м.

Фотографии

Виктор Юльев

2010 год — начало строительства объектов ГК «Город»; ЖК «Ленинский парк» и «Прибалтийский» обещают сдать в 2013 году. Всего в проекте — 13 домов

2014 год — строительство остановили, не сдав ни одного объекта. Происходит активизация обманутых дольщиков

2015 год — собственники ГК «Город» братья Максим и Руслан Ванчуговы задержаны по делу о мошенничестве с квартирами. Ситуацию берет под контроль администрация Петербурга. В августе строительство возобновляется

2017 год — первые дольщики ЖК «Ленинский парк» получают ключи от своих квартир. Многие недовольны качеством постройки. ЖК «Прибалтийский» и точечные дома «Ленинского парка» обещают сдать в сентябре, но в итоге переносят срок на начало 2018 года

Все три ЖК семь лет назад начинала строить ГК «Город». Ее объекты не самые выдающиеся долгострои в городе: например, «Лондон Парк» на проспекте Просвещения обещали сдать в 2008 году, а в итоге первые два дома ввели в эксплуатацию только пару месяцев назад. Однако история ГК «Город», вероятно, самая известная в Петербурге и за его пределами. Во многом благодаря активности дольщиков (их более пяти тысяч) и их лидеру Алле Андреевой.

Мы выходим из дома — вокруг стройплощадка, снуют рабочие; при этом в готовых частях квартала теоретически можно жить (на момент подготовки материала ни одного жильца найти не удалось). Алла подходит к машине и обнаруживает под дворником большую плитку шоколада: кто ее оставил — неясно. Предыдущую машину Аллы сожгли в 2015 году, а через несколько месяцев убили ее мужа.

Борьба за свои права изменила дольщицу. Она стала ходить в храм. Вступила в КПРФ. Баллотировалась в Законодательное собрание, но проиграла. В 44 года пошла учиться. The Village публикует ее рассказ.

О покупке

Эту квартиру выбрал мой муж — она ему очень понравилась. У меня были на примете и другие варианты, мы с мужем немного поспорили, но в итоге я согласилась, и в феврале 2012 года мы купили квартиру в ЖК «Ленинский парк». Она стоила 1 миллион 870 тысяч рублей (сейчас — около 3 миллионов), покупали на долю от моего наследства. Само собой, если бы мы в 2013 году продали эту квартиру и перевели деньги в евро, получили бы гораздо больше, чем в 2017-м. Так что, можно сказать, каждый дольщик ГК «Город» потерял очень большую сумму.

О задержках

После покупки мы приезжали сюда каждую неделю. Работа кипела! Из каждого окна торчало по рабочему.

Одна из причин покупки: тут монолит-кирпич (дом с основой из монолитного бетона с кирпичными стенами. — Прим. ред.), нашу квартиру должны были лить летом, нам это четко показали по графикам. Это важно, потому что зимой строители добавляют вредные для здоровья присадки. Так вот, уже в 2012 году пошла задержка — и наш 16-й этаж лили зимой.

До 1 октября 2013 года я так и не получила обещанных ключей от квартиры, но тревоги не было. Это нормальная ситуация: многие застройщики задерживали сдачу. Так что в течение года я сюда не ездила и снова оказалась на стройке лишь в феврале 2014-го. Услышала завывания ветра. Никаких рабочих не было. Вообще.

Впрочем, особо не встревожилась и тогда. Но вот когда приехала в апреле и увидела, что с соседнего ЖК «Прибалтийский» убрали краны — поняла, что дома строить не собираются. Позвонила в ГК «Город», и какая-то молодая девочка мне нахамила. Я расстроилась, добралась до дома и создала во «ВКонтакте» группу «Дольщики застройщика ГК „Город“». С этого момента началась активизация дольщиков.

О дольщиках

Среди них — самые разные люди, но в основном это молодые семьи. Многие, кстати, за эти пять лет распались: тяготы жизни не все выдерживают. А сколько нерожденных детей! Это вообще кошмар.

Есть люди, которым — край, жить негде. Люди, которые снимают квартиру и платят ипотеку. Те из них, кто покупал квартиру в первой очереди «Ленинского парка», сейчас очень рады. Даже несмотря на наличие многих недоделок. Ну а что делать? Конечно, хотелось, чтобы все сделали более красиво, хотя бы достроили наши дома, а уже потом вводили в эксплуатацию. А не так, как сейчас. Я выяснила, что наш паркинг тоже ввели в эксплуатацию, а ведь там болото: вода стоит.

Есть дольщики, которые даже толком не знают, где они купили жилье. Звонят мне: «Алла, вроде ключи дают, а я не знаю, в какой секции моя квартира».

О поджоге

Ночью 27 мая 2015 года у меня сожгли машину. Уголовное дело возбудили только спустя три месяца, в августе. Мне говорили: «Может, Алла Анатольевна, вы сами подожгли машину, чтобы пропиариться?» Это же чудовищно! Машина стояла рядом с деревянным домом под электрическими проводами — слава богу, они не занялись: сгорело бы всё!

Организатора поджога нашли только сейчас, а заказчик до сих пор неизвестен. Организатором оказался майор контрразведки в запасе Евгений Пальчиков (20 февраля 2017 года суд арестовал обвиняемого. — Прим. ред.). Он признал свою вину. Ну а человек, который непосредственно поджигал мою машину, застрелился из ружья. Говорят, что сам, но я в это не особо верю.

Машина не была застрахована по каско, автомобиль был далеко не новый, 2005 года выпуска, поэтому, разумеется, мне ничего не возместили. Спасибо, дольщики собрали денег, взяла еще кредит на недостающую сумму и купила новый автомобиль — на этот раз застраховав его по каско.

Об убийстве

Мне постоянно поступали угрозы: писали боты с разовых страниц во «ВКонтакте». Мы с мужем не придавали этому значения. 5 октября 2015 года кто-то прислал сообщение: «Андреева, кобыла, доиграется». А вечером 6 октября убили моего мужа (СМИ подробно писали об убийстве. — Прим. ред.).

Следствие по убийству идет тяжело, особых новостей нет. Живу только одной надеждой — что виновных найдут. Хуже всего: думаешь — а откуда прилетело? Мое мнение, что от владельцев ГК «Город». Других вариантов у меня нет. Ведь именно после убийства Кости арестовали братьев Максима и Руслана Ванчуговых (по делу о мошенническом хищении денег дольщиков. — Прим. ред.). Может быть, это какие-то их враги воспользовались ситуацией. Но Ванчуговы знают, кто это, — я уверена. Не могу исключать, конечно, что убийство не связано со стройкой. В общем, сложно все это.

О квартире

Сейчас у меня нет своего жилья: я живу в доме родителей мужа — спасибо им, они волшебные люди. Дальше планирую жить здесь, в «Ленинском парке». Но когда я приезжала смотреть квартиру в первый раз, обнаружила массу недостатков: от трещин до кривой стены. Сейчас почти все исправили, но несколько претензий у меня осталось: так, вентиляция работает с обратной тягой — дует в комнаты. А главное — мне нужны акты скрытых работ. Дело в том, что у нас все коммуникации заложены в стяжках, и если я захочу, например, ввинтить что-нибудь в пол, могу попасть в электрический кабель или трубу отопления, которая ведет к батарее.

Ремонт сделаю самый бюджетный. Я не люблю натяжные и гипрочные потолки, они скрадывают высоту (здесь около 2,7 метра). Главное, что в квартире уже стоят стеклопакеты, иначе бы окна «съели» бюджет. Поменяю входную дверь (поэтому о проблемах с нынешней я в акте осмотра даже не писала). Надо будет оштукатурить стены и потолок. По поводу пола еще не решила. У меня три собаки — бультерьер и таксы, так что ламинат будет убит. Поэтому или линолеум, или кафель. Вот санузел сделаю очень хороший.

О здоровье

Я всю жизнь была гипотоником. При этом я донор: приезжала сдавать кровь, а ее брать не хотели, потому что давление 90 на 60. Объясняла: «Я просто кофе не попила!» А после случившегося верхнее давление стало 130 — для меня это безумно высоко. Щемило затылок, начались кровотечения из носа (впрочем, врачи объяснили, что это, наоборот, хорошо — так кровь не пошла в мозг).

О работе

Главный довод застройщика был: якобы за Андреевой стоит некая организация «Враги Ванчуговых», которая и строит козни. На самом деле я индивидуальный предприниматель в сфере страхования (грубо говоря, страховой агент). У меня очень большой стаж, есть база, которая работает на меня, так что теперь много свободного времени. Например, сегодня я поработала до 12 часов. Завтра еду в Тихвин на крестный ход, а работа будет кипеть и без меня. Кроме того, у меня есть друзья и помощники.

О вере и КПРФ

У меня было сложное отношение к Богу: от запаха ладана в храме становилось плохо. Сейчас, наоборот, тянет в храм. Постою на службе — и мне становится легче.

И да, я состою в КПРФ. Это больше про политические взгляды, про мою принципиальную позицию по отношению к власти. Она заключается в том, что в ситуации с обманутыми дольщиками в России — и конкретно с ГК «Город» — виновата наша правящая верхушка: это она создала схему, которой пользуются мошенники.

КПРФ — единственная партия, которая поддержала дольщиков. Кроме того, нам очень помогала независимый депутат Ольга Галкина. Но Галкина была одна, и КПРФ в Законодательном собрании далеко не многочисленна — все решает «Единая Россия».

Я так скажу: кто старое помянет — тому глаз вон. Раньше коммунисты к вопросам веры и частной собственности относились так, но сейчас по-другому. И хорошее и плохое было. У меня у самой есть раскулаченные родственники. Но КПРФ откликнулась, помогла — в основном в партии состоят хорошие люди.

И потом: при коммунистах обманутых дольщиков не было. При этом были кооперативы, люди за свои деньги строили дома. Вы знаете хоть один случай, когда бы эти деньги украли?

О правительстве

А ведь проблема с обманутыми дольщиками очень глубокая. 25 января я была в приемной Путина в Москве, и инспектор, который с нами встречался, сказал, что самая тяжелая ситуация с обманутыми дольщиками — в Краснодарском крае и Петербурге с Ленобластью.

Лично я считаю, что в ситуации с обманутыми дольщиками правительство должно вмешиваться более кардинально. Необходимо, чтобы руководитель администрации региона — например, губернатор Петербурга — лично, креслом, отвечал за проблемные объекты. Также нужен общественный контроль со стороны дольщиков. По-другому никак: в Москву идут отчеты, не соответствующие реальности.

О мосте Кадырова

На кладбищах в Петербурге похоронено огромное количество ребят, погибших в ходе чеченских кампаний. Все понимаю: это политика, государственное решение. Но лично я считаю, что в городе есть более достойные люди, в честь которых можно было бы назвать этот мост. Или вообще никак не называть. Просто мост. Чтобы не предавать память людей, которые погибли в Чечне. Нынешнее название моста — катастрофическая ошибка.

О выводах

Произошедшее за эти три года научило меня тому, что нельзя позволять вытирать о себя ноги. Что необходимо требовать принадлежащее тебе по праву. Я познакомилась с очень хорошими людьми, они стали моими друзьями. Встретила и врагов — научилась быть более осторожной в контактах. Я поняла, что нельзя сдаваться.

И кстати! Я же только что поступила в юридический вуз — в свои 44 года! Как-то все не было возможности получить высшее образование, только техникум. Вот теперь буду четыре с половиной года учиться.