Житель Петербурга Кирилл Юданов в начале года приобрел коммунальную квартиру в семиэтажном историческом доме на Лиговском проспекте. До революции это был доходный дом Прасковьи Степановны Курицыной — компактный образец архитектуры модерна, с единственной парадной и изящной композицией фасада.

Десять лет назад городские власти отремонтировали фасад дома. Но, как и многие исторические здания, прекрасный снаружи дом Курицыной изнутри до недавнего времени являл печальное зрелище: в парадной жильцов и гостей встречали исписанные стены, на полу под слоем грязи с трудом угадывались очертания оригинальной плитки, а с обшарпанного потолка неопрятно свисали провода. За несколько месяцев, пока шел ремонт бывшей коммуналки, Кирилл заодно привел в порядок парадную.

Эта история похожа на другой — и тоже недавний — случай: когда дизайнер Артемий Лебедев, купив квартиру в одном из петербургских домов, отремонтировал парадную. Лебедев предлагал соседям принять участие в ремонте, но те отказались. Некоторые из них пояснили, что «ремонт им не нужен, так как он создаст видимость того, что у них в жизни все хорошо, а этого допускать нельзя».

Соседи Кирилла Юданова, наоборот, по поводу ремонта не возражали — часть из них даже поучаствовали финансово. По мнению Кирилла, его история способна стать примером того, как можно добиться повышения культуры общественного пространства (а заодно и потенциальной стоимости квартир). Мы попросили Кирилла рассказать о том, как он договаривался с соседями и Жилкомсервисом, ремонтировал парадную и коммуналку, восстанавливая лепнину и камин.

Фотографии

Виктор Юльев

Кирилл Юданов

совладелец кофеен Coffee Room

Я жил на Гагаринской улице, на первом этаже — со временем захотел улучшить обстановку. Выбирал тщательно, посмотрел несколько вариантов квартир. Остановился на доходном доме Курицыной, потому что тут прекрасный вид из окна, есть атмосфера, сам дом имеет историческую ценность, а я вообще люблю все старинное, с историей.

Здесь была пятикомнатная коммунальная квартира, в которой жили восемь человек. Расселением занималось агентство. Жильцам подобрали варианты — помимо денег за комнаты, они получили субсидии по программе расселения коммуналок. Вопрос с покупкой решился в течение трех недель.

Коммуналка пребывала в плачевном состоянии. Жильцы были небогатые, сделать ремонт им оказалось непросто.

Дух города можно ощутить, только живя в центре. Да, и в центре возводят новые дома, но соотношение цена-качество не в пользу новостроек. В моем случае на ремонт ушло около двух миллионов рублей (это работы плюс материалы, без мебели и техники). Получается, что за 10,6 миллиона (квартира стоила 8,6 миллиона. — Прим. ред.) я получил 105 квадратных метров — по 100 тысяч рублей за метр. Это дешевле, чем в новостройке в центре.

Площадь квартиры Кирилла Юданова — 105 квадратных метров

Стоимость квартиры — 8 600 000 рублей

Стоимость ремонта квартиры (работы и материалы) — около 2 000 000 рублей

Стоимость ремонта парадной — 350 000 рублей

Фото парадной до ремонта: 1, 2, 3, 4


Дом с одной парадной

В этом доме всего одна парадная и 14 квартир. На этаже по две квартиры, часть выходит во двор, часть — на проспект и храм (Тихвинской иконы Божией Матери. — Прим. ред.). Дом начала ХХ века, модерн, памятник архитектуры. Раньше почти все квартиры были коммунальные — сейчас, по моим данным, тут три коммуналки.

Одну из таких коммуналок, расположенную выше, занимают две пожилые женщины и один молодой человек. Одна из женщин, насколько я понял, правнучка дореволюционной владелицы дома. Она всю жизнь провела в этой коммуналке.

На площадке по две двери, обе ведут в одну квартиру. Одна центральная, это главный вход, а боковая — дверь на кухню (до революции предназначалась для господской кухарки). Жильцы коммуналки использовали для входа обе двери, я — только главную.

Облезлые стены

Просматривая варианты квартир, я понял, что в Петербурге почти все исторические парадные в плохом состоянии. Причем те из них, что недавно отремонтированы, зачастую снова требуют каких-то работ. Ремонты делали абы как: в лучшем случае просто что-то подкрасили. Типичная парадная — это обсыпавшаяся штукатурка, облезлые исписанные стены, разгромленные кафельные полы, разрушенный камин.

Купить квартиру в доме с плохой парадной у меня рука не поднималась. Я же понимал, что буду каждый день ходить через руины. И сделать с этим, как правило, ничего нельзя: любой Жилкомсервис скажет вам, что парадная стоит в очереди на ремонт, который осуществят в каком-нибудь 2028 году.

Размышляя над этим, я решил, что все же можно привести парадную в порядок самостоятельно. Но надо понимать объем работы. Ремонтировать в одиночку огромную парадную было бы тяжело. А в этом доме парадная небольшая. Оценив, что не требуются большие капиталовложения, я взялся за ремонт.

Жилкомсервис

Для начала я обратился в управляющую компанию — Жилкомсервис № 4 Центрального района. Там сказали, что ничего сделать не могут. Тогда я пошел к соседям.

Со всеми соседями я перезнакомился, пока ремонтировал квартиру, некоторые сами приходили. В процессе общения понял, что большинство из них не даст на ремонт парадной ни копейки. Хотя теоретически в этом был бы здравый смысл: в чистой парадной квартиры продадутся быстрее (а здесь выставлены на продажу три квартиры). Но люди этого не понимают, поэтому на практике всегда кто-то один должен взяться за дело.

В итоге откликнулись двое: молодой человек с верхнего этажа, тоже недавно купивший квартиру, внес 30 тысяч рублей, и женщина с третьего этажа — 15 тысяч. Весь ремонт стоил 350 тысяч.

Моя квартира первоначально стоила 8,9 миллиона рублей, но чтобы быстрее ее продать, сделали скидку в 300 тысяч. Я решил, что эти деньги как раз и пойдут на то, чтобы отремонтировать парадную.

Руководитель ремонтного отдела Жилкомсервиса сказал мне, что ремонт парадной — это похвально и здорово. И предложил постфактум составить смету на проведение работ. Таким образом, компенсировать мои затраты смогли бы за счет взносов на капремонт. Я потом несколько раз звонил этому руководителю, но он куда-то пропал. Ну, видимо, придется за ним побегать — правда, пока у меня нет на это времени.

Доходный дом П. С. Курицыной

Архитектор: Борис Яковлевич Зонн

Адрес: Лиговский пр-т., 139

Год постройки: 1908 год

Стиль: модерн

Количество квартир: 14

Ремонт парадной

Парадную ремонтировали с февраля до начала апреля. В ремонте квартиры и парадной участвовала бригада из семи человек. Они занимались практически реставрационной работой: каждый листочек лепнины отчищали скальпелем. Это не как стандартный ремонт от Жилкомсервиса — намазать новый слой краски поверх старого. Сняли все слои известки, зашпаклевали и выровняли стены, то же — с потолками. Потом нанесли качественную краску. Пол отмыли от многолетней грязи.

Большинство соседей к ремонту отнеслись нормально. Но не обошлось без курьезов. В какой-то момент встал вопрос о покраске квартирных дверей — я предложил сделать их в едином стиле: старинные филенчатые покрасить в шоколадный цвет, а все современные — в серый, чтобы они сливались со стенами. Таким образом старинные двери сохранили бы фактуру, а страшненькие современные не сильно бросались в глаза. И тут начались бессмысленные обсуждения, вроде таких: «А мне бы хотелось розовую дверь... зеленую, желтую» — и так далее. В конце концов пришлось просто сказать: «Господа, я ремонтирую, вкладываю свои деньги — и хочу, чтобы были именно такие цвета». Ни с кем не ругаясь, постепенно продавил свою инициативу.

Ремонт квартиры

Ремонт квартиры начался в январе, а въехал я в нее в мае. Десятилетиями здесь жили без ремонта. Когда мы снимали пол, обнаружили, что друг на друге лежат три слоя досок. Там же нашли пару старинных бутылочек — я решил их сохранить.

Мы демонтировали перегородки, поскольку такое количество маленьких комнат мне не нужно. Большое окно (с выходом на балкон. — Прим. ред.) уже было пластиковым. Остальные — деревянные — окна я хотел отреставрировать, но специалисты сказали, что это невозможно. Пришлось заказать пластиковые с наружной ламинацией под цвет оригинальных окон — это вышло гораздо дешевле, чем заказывать новые деревянные. Кстати, фрагменты старых рам я использовал при оформлении шестиугольного окошка, которое мы прорубили в стене, чтобы на кухне был естественный свет.

В квартире есть камин, выполненный в довольно редкой, на мой взгляд, технике — из неглянцевых плит. Мы сняли с него ровный слой краски, увидели красивый терракотовый цвет — и оставили как есть. Дымоход был срезан, так что я установил новую трубу. Камином пользуюсь почти каждый день: я люблю вечерами смотреть кино с гостями. Когда разжигаешь огонь, становится очень уютно.

Дом-памятник

В самой квартире есть два предмета охраны (которые стоят на учете в КГИОП — комитете по охране памятников. — Прим. ред.): это лепнина на потолке и камин. В части других квартир, которые я видел в доме, лепнина не сохранились, печки тоже снесены. Также предметом охраны является лепнина в парадной, которую мы почистили и покрыли краской.

В Жилкомсервисе мне сказали, что следует перед ремонтом обратиться в КГИОП. Но, по сути, для чего? Та же лепнина до ремонта была покрыта зеленой — масляной! — краской, что вообще-то недопустимо. Наверное, по какой-то чиновничьей логике было бы правильным сначала запросить разрешение. Но я подумал, что никому не будет хуже, если я сниму масляный слой и нанесу нормальную краску.

В итоге

Если бы жильцы были поактивнее и смогли договориться, то эффект оказался бы более значительным. В некоторых моментах пришлось пойти на компромисс. Например, в парадной много старых проводов. В Жилкомсервисе сказали, что не будут ими заниматься: они не знают, что там за провода, все запутано. Пришлось эти пучки просто покрасить. При более активном участии жильцов можно было бы сделать полную реконструкцию — пока же получился, по сути, косметический ремонт.

Зато наш ремонт мотивировал местных дворников на уборку. Около месяца назад они два дня мыли стены, пол, окна. Причем это не входит в их обычные обязанности, и, насколько я знаю, никто им за это не платил.