О первых успехах и новых туристических маршрутах

Еще в старших классах я поняла, что любая творческая работа, будь то создание декораций для школьного спектакля или рисование плаката против вредных привычек, приносит мне огромное удовольствие. Я стала подумывать о профессии дизайнера, но с рисованием гипсовых голов на подготовительных курсах не задалось абсолютно, поэтому я поступила на дизайн в Высшую школу экономики, где испытания проходили немного иначе: нужно было создать проект на свободную тему.

На первое занятие курсов по практике, которые посещают все, кто учится в нашем университете, мы должны были принести блокноты-скетчбуки и что-нибудь в них порисовать. Тогда я и начала интересоваться тонкой, чистой и немного наивной графикой. Следующим заданием стало целый год вести блокнот на какую-то тему. Мне захотелось сделать что-то, связанное с путешествиями, потому что очень много езжу и на поездах, и на самолетах, и на машинах — разве что на велосипеде не умею кататься.

Мне показалось, что писать целый год можно разве что о самом длинном железнодорожном путешествии в мире, поэтому я создала «Москву — Владивосток» — рисованный дневник человека, проезжающего по Транссибу. В нем рассказывается о населенных пунктах по пути следования, а также даются советы, что из еды или местных сувениров купить на станциях, какие достопримечательности посмотреть во время стоянки поезда. Особое внимание уделила жизни в поезде и атмосфере плацкарта. Этот скетчбук был достаточно популярен в интернете. Следующим моим успешным проектом стала алкогольная карта Китай-города, которую опубликовали многие московские городские медиа. Карта — это рекомендации напитков в тех или иных барах и распивочных, подслушанные на улице фразы и советы опытных людей.

«Москва — Владивосток»
Алкогольная карта Китай-города

Я всегда возвращаюсь в Нижний, чтобы вдохновиться и подзарядиться. В какой-то момент для университета нужно было сделать проект, связанный с топографией и темой территориального брендинга. И я поняла, что буду делать что-то, связанное с моим родным Нижегородским районом. Создала рисованную черно-белую карту улиц — Гоголя, Сергиевской, Ильинской и Нижегородской. Там я прописала с помощью шрифтов и различных рисунков всякие истории, которые со мной происходили: это моя школа, это дом, на крышу которого мы лазили, здесь я убегала от бомжей, здесь живет очень много котов, сюда люблю ходить посмеяться или поплакать. Это был долгий процесс, но в то же время что-то сродни мантре или рисованию узоров. Когда я полностью закончила карту, поняла, что мне это помогло перезагрузиться и восстановиться. Даже сейчас, гуляя по этим улицам, я ловлю себя на мысли, что хожу по собственной нарисованной карте.

Я считаю, что Нижний — самый красивый город в мире. Серьезно. Я живу в двух шагах от набережной Федоровского, тут всегда потрясающий закат, вид на слияние двух рек и корабли, приятный запах реки и шум автомобильчиков. И это потрясающее сочетание. В каждом районе города можно найти какое-то свое очарование: я, например, люблю Детскую железную дорогу или Автозавод с его соцреалистической архитектурой. Кстати, самая красивая «Пятерочка» в мире — это та, которая находится на набережной Федоровского, потому что там панорамный вид на закат через стеклянные двери. Думаю, она вполне может быть внесена в какой-нибудь туристический путеводитель.

Вообще мои проекты во многом похожи: там много мелочей, небольших персонажей и всегда есть сопроводительный текст — я люблю сочинять истории. В их основе всегда лежит личный интерес. Интерес к поездам, Нижнему Новгороду, путешествиям.

Об учебе в Болонье и приключениях на иранской границе


Поехать учиться за границу — восхитительно. Это был мой первый опыт,
и сразу хотелось соответствовать всем картинкам с «Тамблера»: модно одеваться, много рисовать и гулять по красивым улицам


Так получилось, что на третьем курсе меня перевели с направления «Иллюстрация» на «Графический дизайн». Хотя я все-таки видела себя иллюстратором, не дизайнером. Я стала искать возможности куда-то уехать и обнаружила, что один из уникальнейших, на мой взгляд, рисовальщиков — Виктория Семыкина — из России, но живет в Болонье: организует курсы в небольших группах. Я решилась, наскребла последние деньги на билет, забронировала комнату, уехала со своей обычной учебы и прилетела в Болонью. Поехать учиться за границу — восхитительно. Это был мой первый опыт, и сразу хотелось соответствовать всем картинкам с «Тамблера»: модно одеваться, много рисовать и гулять по красивым улицам. В итоге я этим и занималась, но с очень маленьким количеством денег. Мне пришлось отдать все наличные за обучение. Поэтому я, как и написала в книжке, на оставшиеся деньги купила себе макароны, песто, чай, колу — так и жила. Но это было весело.

У меня были замечательные однокурсницы: дамочки где-то от тридцати лет, эмигрантки. Не было никого из России, кроме одной девочки из Красноярска. И все они меня расспрашивали: а как сейчас в Москве? А как ты, девочка, с таким курсом евро приехала? Возьми мой кусочек пиццы, у тебя же, наверное, так мало денег! Я вот сдаю в Москве квартиру, как ты думаешь, может, цену поднять, курс-то изменился? Будучи студентом-квартиросъемщиком, я сказала, что не стоит.

Мы занимались часов по восемь — десять, и еще нужно было рисовать какие-то наброски после учебы и приносить их на следующее утро. Нам давали самые разные задания: зарисовывать фигуры людей за семь или десять секунд, искать интересные ракурсы, работать с необычными форматами — например, панорамным блокнотом. Оказалось, что если стараться что-то сделать сто раз, на сто первый будет получаться. Я часто себя пытаюсь убедить в обратном, но на самом деле это так и работает.

Путешествия для меня — неиссякаемый источник вдохновения, и в какой-то момент у меня появилась возможность попасть иллюстратором в экспедицию, которую проводит Школа культурологии в той же самой Вышке. Каждый год они отправляют студентов и преподавателей в совершенно удивительные места, чтобы люди столкнулись с настоящей полевой работой, расспросили какого-нибудь деда Семена о том, как изменились общественные пространства его деревни, и на этой теме сформировали отчет. В прошлом году мы ездили в Иран через Армению и Грузию.

«Мой иранский дневник»

Я должна была проиллюстрировать все не потому, что в экспедиции не было фотографа или видеографа, а потому что иллюстратор дает некую новую плоскость проектам, которые делают ребята. В мои скетчбуки из путешествий всегда входят заметки, локальные мемы и подсказки путешественнику, так что они читаются как отдельная книжка. Это рассказ об экспедиции для людей, которым непривычно читать научные отчеты.

Иран — не самое популярное туристическое направление, мне было довольно страшно ехать в эту первую экспедицию. Еще и армянские пограничники подлили масла в огонь, сообщив, что в Иран мы едем последний раз в жизни. Увидев наши бледные лица, правда, пояснили: потому что нам там не понравится.

Рисование в полевых условиях действительно очень отличается от создания работ дома за чашкой чая. Нужно уметь быстро выбрать сюжет и построить композицию, иметь в голове приемы, которые помогут быстрому рисунку выглядеть хорошо. Нужно понимать, что лучше сфотографировать, а что зарисовывать на месте. Есть вещи, которые можно нарисовать быстро — например, когда люди обедают, и ты рисуешь, потому что все присели и у тебя есть полчаса — или пока все спят. И это тяжело — ты рисуешь или когда все едят, или когда все спят, а сам практически не ешь и не спишь.

О книге и переосмыслении случившегося

После каждой поездки в Нижний, еще с первого курса, меня преследовало некое томление. Когда ты поступаешь в университет, все вокруг очень сильно меняется, и, возвращаясь обратно, ты словно попадаешь в декорации фильма, который смотрел сто лет назад. Это чувство казалось (и кажется) мне очень важным. Я всегда хотела как-то запечатлеть и описать его, поэтому хранила свои рисунки разных лет.


Наверное, логично, что работа над книжкой, которая рассказывает про год, длилась целый год: изначально предполагалась, что я нарисую ее за одно лето, но работа оказалась объемнее


В какой-то момент мне написали ребята из издательства «Эксмо», предложили встретиться и поболтать. Я думала, что речь пойдет об издании какого-то из предыдущих проектов, но оказалось, что они хотят совершенно другого: хотят рассказ о моей жизни, некую биографию. Все, что происходило со мной за третий курс, довольно интересно: я ездила читать лекции в Красноярск, училась в Болонье, работала в «Циферблате», со мной происходили сердечные переживания, потом я уехала в Иран.

Наверное, логично, что работа над книжкой, которая рассказывает про год, длилась целый год: изначально предполагалась, что я нарисую ее за одно лето, но работа оказалась объемнее. Вот и вышло, что от первой иллюстрации до впопыхах законченной обложки прошло одиннадцать месяцев.

Мои первые наброски очень сильно отличались от того, что получилось в итоге. Многие из вещей, которые описала в начале книжки, сейчас воспринимаются по-новому: я открываю новые смыслы сказанных слов, думаю о том, где могла поступить иначе. Что-то из написанного теперь вообще кажется глупостью. Было и то, о чем написать не успела, потому что у меня было ограниченное количество страниц.

Карта центра Нижнего Новгорода

Я бы добавила больше блокнотов из своих путешествий. Но одна из задумок книги в том, что люди должны дописывать в ней историю своей жизни, отвечать на те же вопросы, которые я себе задавала, что-то вклеивать, вырезать, выписывать. История отдельно взятого человека не менее важна, чем моя собственная. Было бы неинтересно превращать это в обычный дневник моих эмоций и переживаний. В итоге вышло даже лучше, чем я себе представляла: не просто сопливая история, а рассказ об успехе и некоем преодолении себя.


Фотографии: обложка, 3 – Илья Большаков, 1-2, 4-9 – Катя Гущина