В рамках фестиваля американского кино Show US! во Владивосток приехал Тим Уоррен — продюсер и режиссер телесериалов и шоу в США. В «Океане» показали его документальный фильм «Школа 911». Это история о пункте № 53 скорой помощи в городке Дериен (штат Коннектикут) с населением 20 тысяч жителей. Этот пост — единственный в городе, и там уже в течение 50 лет работают старшеклассники. Режиссер сам прошел через «Школу 911», что оказало большое влияние на его жизнь.

Тим Уоррен рассказал «The Village Владивосток», из-за чего подростки считают себя бессмертными и почему он снимал свой самый важный фильм десять лет.

Школьники работают на «Скорой» наравне
с полицейскими и пожарными

В 14 лет я записался на курсы первой помощи в «Школу 911». Прежде чем мне доверили спасать людей, я выдержал серьезный конкурс. Долгое время ассистировал более опытным школьникам, прошел обучение технике поведения в чрезвычайных ситуациях. Когда меня приняли, я в течение года был «мальчиком на побегушках». Затем отучился и получил квалификацию. Когда мне исполнилось 16 лет, я сдал на права и смог не только оказывать помощь, но и работать водителем. В старших классах стал вице-президентом пункта: отвечал за работу и содержание автомобилей, делал закупки, следил за документами.

Как и 30 лет назад, этот пункт — единственная в США организация, и, пожалуй, единственная в мире, где дети могут получить опыт реальной работы в службе скорой помощи. Есть и другие похожие, но там дети помогают взрослым, а не наоборот, как в Дериене. Они работают здесь в качестве волонтеров в свободное время, не получая денег или поблажек в школе. В среднем посвящают работе 40 часов в неделю, в течение четырех лет. Многие школьники города хотят попасть сюда, но из ста человек выбирают только десять.

Почему подростки столько времени готовы отдавать, не получая ничего взамен? Думаю, причина в том, что это дает им возможность стать частью большого и важного дела. Им нравится быть ответственными. Когда они работают в скорой помощи, к ним относятся как к взрослым людям. Во время происшествий они общаются с полицейскими и пожарными наравне. Когда тебе 16, это круто. Кстати, примерно 50 процентов тех, кто проходит через эту программу, в будущем становятся медработниками.

«Ребята в фильме — самые обыкновенные дети, они не супергерои»

О службе помощи Дериена снимали много репортажей, но эти материалы длились несколько минут. Я решил снять документальный фильм. Мне кажется, трудно объяснить людям в формате короткого ролика, в чем суть такого явления. Благодаря опыту работы на посту я стал тем, кем являюсь, и мне было важно рассказать эту историю так, чтобы все ее поняли.

Я хотел бы, чтобы взрослые поняли, что, если давать детям ответственность, они с энтузиазмом сделают всё, чтобы преуспеть. Они становятся более уверенными в себе, и эта самостоятельность позволяет им достичь многого в жизни, даже если они не собираются работать в сфере медицины.

Ребята в фильме — самые обыкновенные дети, они не супергерои. Да, они часто вынуждены действовать в экстремальных ситуациях. Бывает, они видят смерть. Но это дает возможность понять, насколько хрупка человеческая жизнь. Ведь в этом возрасте подростки думают, что они бессмертны. И, конечно, в таких случаях с ними работают психологи, в результате ребята получают не психологическую травму, а новое, более глубокое понимание жизни.

Я старался показать их так, чтобы зритель мог познакомиться с ними на персональном уровне. Среди них есть спортсмены и чирлидерши, далеко не все из них отличники, но каждый работает с огромным энтузиазмом. Я отождествлял себя с ними и хотел, чтобы зритель смог тоже. Потому что лучшее кино получается, когда зритель проникается характерами героев.


Да, они часто вынуждены действовать в экстремальных ситуациях. Бывает, они видят смерть. Но это дает ребятам возможность понять,
насколько хрупка человеческая жизнь.


Во время съемок мне помог мой личный опыт: я знал, что чувствуют школьники. Один из персонажей — 14-летняя Сисилия — участвовала в конкурсе для работы в службе. Помню, когда мне было 14, я отчаянно хотел, чтобы меня приняли. То, что ей пришлось пройти: стресс, критические моменты, неведение — я всё это понимал. И мне удавалось включать камеру как раз в то время, когда она испытывала яркие эмоции.

Когда мы начали работу над темой, то не знали точно, что будем делать — сериал или документальный фильм. Несмотря на личное отношение, я старался рассказать эту историю честно, точно и без искажений. Думаю, в конце концов, может, мы и снимем сериал, но в любом случае в документальном ключе, чтобы не эксплуатировать тему.

Десять лет работы над фильмом «Школа 911».
Без денег инвесторов

Скорая помощь дала мне навыки тайм-менеджмента, работы в стрессовых ситуациях, принятия быстрых решений, командной работы. Всё это пригодилось в жизни. Основатель пункта Джон Доуэлл многому нас учил, его правила мы называли «доуэллизмами». Одно из его любимых выражений — «Ничего не предполагайте» — я часто вспоминал во время съемок.

Когда я начал работу, то предположил, что поскольку я успешный продюсер, значит знаю, как снять документальный фильм. Я также предполагал, что раз у меня есть уникальная тема, которую никто кроме меня не сможет показать глубоко, кто-то мне заплатит деньги за то, чтобы я такой фильм сделал. Эти предположения не оправдались.

Мы начали съемки на свои деньги. Я продолжал думать, что кто-то придет и выпишет чек. Снимали целый год, накопилось 12 часов отснятого материала и огромный долг. Мне пришлось вернуться назад к продюсированию и режиссуре телевизионных шоу, и потом, в течение пяти лет, мы медленно работали над монтажом фильма.

В 2014 году мы показали фильм в Лос-Анжелесе знакомым из киноиндустрии. Фильм им понравился, но они сказали, что он слишком долгий. Поэтому мы его укоротили и отправили на крупнейшие фестивали. Фильм не взяли.

Мы работали над ним уже семь лет, и решили, что, наверное, пора отказаться от этой затеи. Но затем встретились с директором одного из фестивалей, он посоветовал не терять надежду и еще сократить. Мы уменьшили хронометраж до 86 минут, после чего опять подали заявки, особо не надеясь на успех. Но в этот раз получилось. Нам понадобилось почти десять лет.


Я слишком привязался к этой теме, нужно было отстраниться
и подумать об аудитории. И показать то, чего хочет зритель,
а не только то, что я хотел бы сказать.


Я думаю, может быть, это бы не заняло столько времени, если бы я не занимался предположениями и не нарушил правила, которым учил меня Джон Доуэлл.

Он нам говорил никогда не сдаваться. Так что я в чем-то следовал его совету. Благодаря своему долгому пути, фильм стал лучше. Я слишком привязался к этой теме, нужно было отстраниться и подумать об аудитории. Показать то, чего хочет зритель, а не только то, что я хотел бы сказать.

Год назад фильм был на девяти кинофестивалях в США, сейчас еще пять готовы включить его в программу. Нам предложили взять «Школу 911» в портфолио фильмов, которые представляют США по всему миру. Сейчас я приехал на две недели в Россию, чтобы показывать картину и рассказать о своем опыте на фестивале Show US! — это дипломатическая программа, в рамках которой деятели киноиндустрии Америки путешествуют по разным странам.

Съемки гонок Naskar в США
и «Остановись, смотри, слушай»

Еще один важный для меня «доуэллизм» — «Остановись, смотри, слушай». Такое выражение обычно применяют при переходе железной дороги. Оно относилось к нам, школьникам на скорой, напрямую: когда мы выезжали на аварии, нужно было остановиться, посмотреть вокруг и прислушаться, чтобы на дороге не попасть под машину. В широком смысле это означает, что прежде чем что-то делать, ты должен оценить окружающую обстановку. Однажды этот урок мне очень пригодился.

Я снимал телевизионное шоу о Naskar — это автомобильные гонки вроде «Формулы 1». Их директор давал нам свободу во время работы, но предъявлял серьезные требования к безопасности. Вплоть до того, что если мы их нарушим, нас выставят с территории. Первый сезон мы отсняли с большим успехом и решили продлить его на второй.

Представьте: идут гонки, трансляцию смотрят миллионы людей, мы снимаем финал. На площадке — три съемочные группы, которые работают с тремя гонщиками. Перед началом автомобили стоят в ряд, операторы снимают, как участники прощаются со своими родственниками и подружками. Потом дают сигнал, машины едут к контрольной линии, и тут поднимается крик. Я вижу, что на трассе стоит один из моих операторов.

Его не сбила машина, но мы нарушили правила. Меня вызвали в большой фургон — место, где сидят все руководители гонки, а это хуже, чем школьнику попасть в кабинет директора. Все присутствующие повернули головы на меня, и я увидел их каменные лица.

Президент Naskar, очень влиятельный человек, стал кричать. Суть претензий сводилась к тому, что никто еще подобной глупости не совершал. Я уже подумал, что нас увольняют, и шоу пришел конец. Потом вспомнил правило «Остановись, смотри, слушай». Я остановился и не ушел, хотя очень хотелось. Я смотрел вокруг — видел по лицам присутствующих, насколько всё серьезно. Самое главное, я слушал претензии директора.

Когда он закончил, я принял решение не извиняться, но признал, что мы нарушили правила безопасности и пообещал, что это не повторится. Это его разоружило. Он сказал: «Что вы собираетесь делать?» Я ответил, что теперь перед каждой гонкой будем собирать работников и проводить инструктаж по безопасности, а любого, кто не захочет выполнять правила, уволим. Он посмотрел на меня и после паузы сказал: «Чтобы больше это не повторилось». Затем вышел.

Остальные смотрели на меня с изумлением и сказали, что я единственный, кому удалось выйти из подобной ситуации: «Ты счастливчик». А я не думаю, что я счастливчик. Мне кажется, удача улыбается тому, кто подготовлен. А я был подготовлен к этому 30 лет назад, еще в школьном возрасте, когда спасал людей на машине скорой помощи.

Благодарим Генеральное консульство США во Владивостоке за помощь в подготовке материала.