Фотограф, кинооператор и режиссер Николай Тарханов три года снимает портреты сибиряков — обычных людей на улицах, в деревнях и в глухой тайге, политиков и артистов, хорошо знакомых и тех, с кем состоялась случайная мимолетная встреча. The Village он рассказал, зачем фотографировать людей, которые никому не известны, какая обработка нужна фотографии и как сделать из социального проекта мобильное приложение.

Николай Тарханов

фотограф, кинорежиссер

Один из моих киношных наставников, кинодокументалист Валерий Хоменко, давно сказал мне фундаментальную фразу: «Из героя героя сделать легко, а ты попробуй сделай героя из простого человека». И это всегда сидит в голове. С начала девяностых, работая на АС Байкал ТВ, я переснимал этих «звезд» огромное количество: они ничем не отличаются от обычных людей, кроме того, что просто более известны. И я стал думать о том, как одной фотографией или серией фото коротко рассказать судьбу человека.

Мне нравится портретная фотография, ВГИК, куда я поступил в 33 года, дал в том числе и по фотоделу смысле огромную базу. Мы — я сейчас обобщенно говорю — гоняемся за идеально обработанной кожей на портрете, за неким красивым «фантиком». Преподаватель ВГИКа Василий Григорьевич Кисунько, преподававший у нас на курсе историю искусств и разбиравший ее в том числе и с точки зрения операторской работы — это было удивительно! — очень ясно показал мне, что не так в этом подходе. Морщинки, складки, мимика — вот это важно в портрете. И затирая все это при обработке фотографии, мы затираем характер человека, его историю. Стирается индивидуальность. Задача проекта — сохранить характерную уникальность и показать ее в людях, мимо которых я прохожу, или с которыми общаюсь. И для меня это тренинг: смогу ли я в очередной раз фотографией «достать» из человека характер.

Мы в Сибири, я считаю, ходим по золоту: ищем каких-то особенных персонажей, которые сделают нас известнее, а у нас столько потрясающих лиц, буквально на каждом шагу. Сейчас технологии настолько доступны, что фотографу не надо ждать чуда, надо снимать то, что рядом. Не снимать, когда это возможно, просто стыдно. Я согласен с тем, что не использовать свои таланты и способности — гневить Господа.


для меня это тренинг: смогу ли я в очередной раз фотографией «достать» из человека характер


Проект я начал три года назад, начал снимать, просто гуляя, — много хожу, езжу на велосипеде, и камера периодически с собой. Иногда снимаем кино и находим героя. Так было, например, с Юрием Афанасьевичем Сокальцовым. Ему 76 и он волчатник: охотится до сих пор, до 20 км в день порой проходит по тайге. Есть в коллекции портреты тех, с кем я давно знаком. Есть портрет бывшего губернатора Иркутской области Бориса Говорина, который буквально на пять минут приехал на съемку по какому-то поводу. Я давно его знал, часто работал и понимал, что у меня действительно только пять минут. Он всегда выглядит суровым, собранным. Я щелкаю, и понимаю — ничего не выйдет, портрета у меня нет. У него буквально на секунду изменилось выражение лица, когда я спросил о внуках. И я сделал три кадра, съемка получилась. В проекте есть люди, о которых я ничего не знаю, даже имени.

При портретной съемке экспериментирую с выдержками и заметил, чем короче выдержка, тем меньше жизни в портрете. А если выдержка дольше, даже если получается какая-то смазанность, портрет может получиться более «живым», более органичным. Просто эзотерика какая-то.

Сейчас проект находится в активной поре, я его развиваю, подбирается хорошая коллекция фотографий и в результате обязательно будет выставка. Для меня это и тема творческого поиска, и способ популяризации Сибири в том числе. Не хочу называть себя громким словом «патриот», я — сибиряк. Это мой взгляд на край, который я люблю. И могу это показать разными способами: на выставке, или создав приложение для мобильного телефона, через соцсети — это мой посильный вклад в формирование позитивного имиджа Прибайкалья.

Фотографии: Николай Тарханов