Два года назад петербуржец Алексей Онацко купил 80-летнюю голландскую лодку «Орка». Отремонтировав и переделав судно под себя, он превратил его в подобие дачи, на которой можно приятно и весело проводить летнее время, и при этом не покидать пределов города. В силу профессии (Алексей — идеолог сразу нескольких заметных общественных пространств в Петербурге и Москве, в том числе «Корабля Брюсов», парка «Взморье» и «Порта Севкабель») личный опыт он постарался  использовать в своих проектах: «Орка» прошлой зимой украшала пространство бара «Мачты», а в «Порту Севкабель» в скором времени должны построить причал, которым смогут пользоваться посетители кластера.

The Village поговорил с Онацко о том, насколько сложно и дорого иметь свою лодку в Петербурге, как обстоит дело с водной инфраструктурой, и том, что можно сделать для того, чтобы частных катеров в городе становилось больше.

Алексей Онацко

директор по развитию компании Miles & Yards, куратор проекта «Порт Севкабель»

О покупке лодки

Лодку нам хотелось давно, но покупка произошла почти случайно: просто представился счастливый случай. Мы познакомились с Володей Морковкиным — саксофонистом группы «Пакава Ить». У него была эта лодка, он пригласил нас в гости, мы пришли, повосхищались ей, а чуть позже он сказал, что собирается ее продавать, так как уезжает жить в Европу. Ну и, собственно, мы долго не думали и не выбирали ничего, а просто постепенно выкупили у него «Орку». Это лодка 1935 года, изначальная ее функция заключалась в том, чтобы возить инженеров, которые строили вокруг Амстердама дамбу — то есть это было еще до Второй мировой войны — лодке сейчас 82 года.

Естественно, ее несколько раз переделывали. Двигатель там, конечно, совсем не тех времен, он 80-х годов. Но нам была и остается важна традиция этой лодки. Это бэкдекер — классическое голландское судно — заднекаютный канальный прогулочный катер. Ну и вот мы его как раз и предполагали как такую городскую «микродачу», которую куда угодно можно поставить и проводить на ней время. Мы и сами в ней довольно плотно покопались, восстанавливали какие-то детали, двери, установили музыку, в общем, сделали все так, как нам хочется. Но глобально ничего не меняли. Лодка стоила 500 тысяч рублей, ремонт и доделки обошлись еще, наверное, тысяч в 200.

О правах, первом плавании и встрече с полицией

Получить права на управления лодкой было довольно просто. Все примерно как с автомобилем. Около 20 тысяч стоят двухмесячные курсы. Посещаешь лекции, слушаешь шутки бывалых капитанов, потом еще немного практики и сдаешь экзамен. Мы курсы, естественно, прошли, получили эти бумажки, но нужно сказать, что особенно там ничему не учат, большей частью объясняют базовые правила поведения на воде. То есть пока ты сам не сядешь в лодку и не попробуешь, ты ничему не научишься. Сначала, конечно, страшно, это как на дороге, но только тут на тебя намного больше сил разных действует: ветер, течение, уровень воды. Но постепенно к этому привыкаешь.

Нам бывший владелец что-то показал базово, мы с ним походили несколько раз. А самостоятельно первый раз вышли в мой день рождения. Тогда мы только закончили ремонт, еще не сделали техосмотр, и даже права нам еще не выдали. Мы вышли из яхт-клуба, пошли по реке, было весело, попили немного вина. И тут же нас остановила Государственная инспекция по маломерным судам. Потому что новая лодка появилась: видимо, решили узнать, кто такие. Мы, конечно, дико перепугались. Все происходит посреди реки, мы куда-то плывем, а тут надо пришвартоваться срочно. В итоге они пришвартовались к нашему борту, дальше стандартная процедура: где права, почему от вас вином пахнет? Мы объяснили, что лодку купили недавно, права уже вот-вот будут, показали бумажку о том, что мы успешно отучились, техосмотр еще не сделали, не успели, первый раз вышли на воду, тестируем лодку. В общем, ни в чем особенно не соврали. Они нам пожелали удачи, и на этом все закончилось. Хотя в первый момент мы, конечно, подумали, что все, конец. Сейчас нас арестуют, а лодку отправят на штрафстоянку.

С тех пор прошло два сезона, и больше полиция нас не останавливала. Иногда мы встречаем их на реке, киваем друг другу, и все. Так что водная полиция, как мне кажется, работает не так, как на дороге. Сообщество маленькое, все более или менее друг друга знают, ну и среда совсем не такая, гораздо более опасная и сложная. И правила тоже действуют не совсем так, как на дороге. Они не строго предписывают тебе определенные действия. Все зависит ситуации. А оцениваешь ее ты сам, и потому, если ты посчитал, что тебе опасно идти куда-то, куда тебе предписывают идти знаки, то ничего страшного, ты так и объясняешь свои действия потом: и это считается нормальным.

О комьюнити судовладельцев и яхт-клубах

Пока в Петербурге сообщество судовладельцев очень маленькое. Есть старшее поколение, люди под 50–60 лет, которые начали заниматься лодками, когда еще были совсем молодыми в 70–80-е годы. Они достаточно сплоченные — кто спортом занимается парусным, кто просто на рыбалку ездит, кто семью катает по выходным. Мы побывали в нескольких недорогих яхт-клубах, и все они представляют собой такой типичный гаражный кооператив. Все друг у друга что-то просят, друг другу помогают. Это важно. С машиной один человек может справиться, а с лодкой никогда. Вот сейчас у нас был опыт: поднимали лодки на зиму в Галерной гавани. Это приходит весь яхт-клуб, приезжает кран на один день, и все друг другу помогают, это такое на целый день занятие. Сорок мужиков, которые, как дети, бегают, куда-то что-то подкладывают, что-то друг другу советуют, ругаются. И это такой очень приятный опыт, для мальчиков так уж точно.

Но вот чего-то более современного, каких-то электронных сообществ, каких-то совместных выходов, развлечений — нет в принципе. Возможно, потому что пока нет какой-то критической массы новых людей, которым будет интересно этим заниматься. Лодок сейчас становится все больше, но на уровень сервиса это мало влияет. Если яхт-клубы клиентоориентированные, то они очень дорогие. А все базовые, социальные — они все такие супергаражные. И там все за забором, с собакой, с какими-то странными чуваками, и потому это целая история туда войти. Так же с ремонтом. Есть специалисты, которых можно вызвать, но все это тоже чуточку непросто, нет никаких классных, быстрых, профессиональных служб, или мы пока не знаем.

Обслуживание нашей лодки стоит не очень дорого. 700 рублей — налог, который по лошадиным силам, бензин — но у нас лодка ест немного, 2 литра солярки в час, то есть мы всего пару раз за лето заправляемся, и все. Масло поменять — еще пара тысяч рублей, аренда яхт-клуба у нас стоит около 4 тысяч в месяц. Но при этом ты получаешь место с причалом, где есть электричество, и ты можешь вообще никуда не плавать и использовать лодку как квартирку, сидеть там: плита есть, электричество есть, что тебе еще нужно летом? Вид хороший, вода вокруг. Этим здорово пользоваться, хотя немногие это понимают. Мы много раз оставались на лодке спать. И полноценно использовали ее как дачу: это всегда приятно, принес еды, вина. Ну и в больших яхт-клубах, где много лодок, много народу, там, конечно, еще и интересно, потому что там постоянно происходит какой-то процесс, люди общаются, копаются. Хотя молодых людей мало, а люди постарше — они все-таки довольно замкнуты. Обычное морское братство — если нужно чем-то помочь — это да, а вот замутить какие-то совместные развлечения — это уже сложнее.

О водной инфраструктуре Петербурга

В смысле инфраструктуры у нас все пока не так хорошо, как бы хотелось. Лодок становится больше, это видно даже по этим старым яхт-клубам, в них уже почти нет свободных мест. Река не приспособлена, мало пристаней, причалов, всего остального. То есть вот ты вышел на воду — и все. А ведь тебе нужен какой-то пункт А, пункт Б, надо пойти, что-то сделать, где-то остановиться. У нас условно всего две заправки на весь город, все причалы городские —платные, притом неадекватных денег стоят — 400 рублей одна швартовка. При этом ты можешь к любому каналу пристать, где эта швартовка бесплатная, но тогда быть действительно опытным, чтобы подойти, не поцарапаться о набережную, а хотелось бы, чтобы были какие-то более простые условия, чтобы было удобно пассажирам, которых ты принимаешь, чтобы им не надо было через что-то перелезать. У нас много мелей в городе — река заиливается все время, ее надо чистить, за этим тоже не очень хорошо следят.

При этом есть куча примеров — которые все знают, когда в городе водная инфраструктура очень хорошо развита, когда это удобно, любой город — Хельсинки, Амстердам, Таллин, Копенгаген, Осло — куда ни приедешь на севере, ты всегда увидишь гигантское количество лодок. Маленькие оборудованные марины, причалы, стоянки. Это ведь такая по большому счету прогулка выходного дня: ты можешь выйти в субботу утром, куда-нибудь прийти, провести ночь где-то на берегу, где удобно поставить лодку, потом пойти обратно, по пути порыбачить, искупаться — такой процесс.

У нас же он очень консервативно устроен. Хотя, казалось бы, от Крестовского до Рыбацкого — это тоже целое путешествие, и по пути можно было бы много где остановиться, что-то посмотреть, куда-то зайти.

Об идеях для города

У нас было много фантазий на тему того, как это может работать. Во всех новых проектах, которые я по работе делаю, теперь всегда предусматриваю какую-то возможность соединения с водой. Пристани, причалы. Вот, например, на «Севкабеле» мы построим причал, можно будет приезжать по воде. На событии активации проекта был момент — к нам пришла лодка и предлагала покатать желающих. Я очень обрадовался, мы не стали ничего им запрещать, это был полезный опыт: люди подумали, пришли, кто-то там прокатился, например, архитектурное бюро «Хвоя», попросило их довезли до бара «Мачты» по воде.

Также есть четкое понимание, что на летний сезон было бы отлично соединить наше общественное пространство с другими по воде. Например, чтобы человек мог прийти на Новую Голландию, сесть там в лодку и доплыть до «Севкабеля». Это всего 20 минут по воде, но при этом — целый ворох впечатлений, это гораздо интересней, чем классические экскурсии. У нас есть «Голицын Лофт» — тоже рядом с водой, можно его соединить. В перспективе появятся новые кластеры у воды, из этого можно было бы сделать такую особую петербургскую историю.

Или, например, когда ты заходишь в каналы, там все общаются по рациям. Потому что важно знать, кто кого пропускает. И нужно быть все время на радиосвязи и слушать, что говорят. Хотя было бы удобнее, если бы было какое-то приложение, которое всех видит. Есть еще идея — не знаю, может быть, мы ее реализуем, может быть, кто-то другой, — мы думаем о том, что хорошо было бы создать простое приложение, которое будет основано на карте и чатах, когда включенные в систему лодки могут видеть друг друга, когда ты можешь посмотреть профиль, узнать, что это за лодка, и, возможно, написать что-то в чате. Это могло бы подстегнуть такое офлайн-общение. Ты проводишь на лодке целый день, кто-то говорит условно «офигеть, как классно тут рыба ловится» или «о, у нас куча шампанского, мы стоим на якоре, подъезжайте к нам, швартуйтесь вторым бортом, давайте тусоваться». Потому что по рации можно только на какие-то технические темы общаться, ну и это сложно, неудобно, мы живем в век чатов, никто не любит говорить голосом, и это было бы намного лучше. И это приложение, конечно, должно работать в любом городе, чтобы ты приехал в любую марину и мог посмотреть, где тут что: где лодку в чартер можно снять, где бар классный с причалом. То есть это было бы приложение он-локейшен, но про побережья.

Еще было бы классно, если бы в Петербурге появился свой водный парад. У нас почему-то комитет по туризму считает, что копировать Фестиваль света, который есть везде, в городах Европы, в Москве — это правильно. Вот берем очередной храм и засвечиваем его фасад, но никто не учитывает, что есть уникальные факторы: река и все эти каналы. И почему бы не запустить парад света по воде на платформах. Нигде этого нет, и это было бы действительно чем-то уникальным. Потому что переплюнуть, например, фестиваль света в Лионе — почти невозможно, и в итоге мы получаем совершенно вторичную историю.

Появись полноценное водное сообщество, оно бы неизбежно начало самоорганизовываться, придумало бы себе какой-то праздник, лодки украсили бы гирляндами, они бы прошли строем по рекам и каналам, это бы все запостили в инстаграм!

Петр I с этого начинал: партикулярная верфь, Невский флот, все эти маленькие лодочки, которые каждое воскресенье по указу выходят в Неву, тренируются на парусах. Это во всех смыслах было здорово.