Осталось совсем немного времени до момента, когда на Байкале встанет лёд и заливы Малого моря превратятся в невероятной красоты ледяной мир с зеркальной гладью и уникальными гротами. Кинорежиссер и фотограф Николай Тарханов рассказал The Village, как увидеть эту красоту максимально близко, совершив путешествие по льду Байкала на велосипеде. И что нужно предусмотреть, чтобы сделать экстремальную поездку максимально безопасной.

Текст и фотографии

Николай тарханов


Когда мы молча поехали в сторону цивилизации, наш спаситель аккуратно поинтересовался, не свихнулись ли мы?


Идея проехать по льду Малого моря на велосипеде появилась после того, как на один из дней рождения подарил себе горный велосипед. И однажды, 4 января 2011 года, не раздумывая, набираю номер друга детства, с которым нас объединяют больше сорока лет дружбы, и говорю: «Игорь, я завтра утром еду на Ольхон. На велосипеде. Ты со мной?»

Следующим утром мы загрузили два велосипеда в багажник машины и двинули на МРС. С утра приморозило, но в машине тепло, и поэтому как-то внимание на температуру за бортом не обратили. А надо было бы. На Малое море приехали примерно в час дня, прикрутили к велам колёса, взяли рюкзаки — и вперёд.

Первые несколько километров просто пела душа. Начало года, молодой лёд, чуть припорошенный куржаком, погода около минус двадцати «с хвостиком», впереди около недели выходных и баня, которая ждёт по приезду на Ольхон.

Эта щенячья радость закончилась, когда мы на скорости около 20 км/ч буквально вылетели на чистый лёд. Вот с этого места первой мыслью было: «А чего же мы не купили шиппованую резину?» Я и мой приятель на тот момент были полными дилетантами по зимним ледовым поездкам — о шипах никто и не подумал.


Чихнул — упал. Резко дёрнул руль — упал. Чтобы повернуть «вон туда»,  закладывай вираж метров в 100


Сложность езды по чистому льду без шипов состоит в том, что лёд — он скользкий. И холодный. А резина при -20 становится совсем пластиковой. И чтобы повернуть «вон туда», надо закладывать вираж метров в 100. Чихнул — упал. Резко дёрнул руль — упал. Через несколько километров реально вымотались и решили на одном из мысов Ольхона немного отдохнуть, выпить чая, перекусить. Было около пяти вечера и к этому моменту мы проехали примерно 8 км за 3,5 часа.

Плавно подступил закат. А вместе с ним и похолодание. Мы двинулись дальше, и скоро стало понятно, что температура упала до минус тридцати или даже ниже. Смазка во всех крутящихся элементов байков попросту начала замерзать. Чтобы было понятно, что это такое: это когда с горки с приличным уклоном ты едешь со скростью пять км/ч и как будто в крутую горку. Полтора или километра от берега до Хадайской горы мы преодолевали, наверное, около часа. Стемнело. Включили фонари, но аккумуляторы через полчаса замёрзли, и дальнейшее движение мы продолжали в полной темноте. Мороз. Ночь. Бескрайнее звёздное небо. И скорость движения — пара километров в час. Было принято решение: «звонок другу». Когда в начале десятого мы кое-как загрузились в «буханку» и молча поехали в сторону цивилизации, наш спаситель аккуратно поинтересовался, не свихнулись ли мы?

О поломках в пути

Наутро мышцы болели так, как никогда прежде. Болело всё. Мы решили доехать до усадьбы Бенчаровых, и что это была за поездка: сидеть на веле было невозможно. Крутить педали — на грани возможного. Держать руль — почти чудо.

Добравшись до усадьбы, зашли выпить чаю. Минут через десять в столовую заходит Никита Бенчаров, здоровается, спрашивает, где я поставил машину, и начинает хохотать, когда узнаёт, что это мы и есть те два дурака на велосипедах ночью, о которых ему несколько раз вечером рассказали водители, которым мы попадались по пути.

Было совершенно понятно, что обратно своим ходом мы не доедем. Поэтому снова «звонок другу», и Игорь Шрамко доставил нас до паромной переправы. Пару-тройку километров до материка мы доехали только потому, что это был путь домой.

После приезда мы с товарищем провели планёрку, сделали кучу выводов, и, так как задача проезда по льду от МРС до Хужира так и не была решена, нашли ещё двух энтузиастов из числа близких друзей. Купили в одном английском интернет-магазине отличную шипованную четырёхрядку, и первого апреля у нас был заезд номер два. Тогда мы и сделали то, что хотели.

Да, было уже труднее ехать, так как апрельский лёд — совсем не то, что январский. Да было трудно тащить сотни метров через гряды торосов велосипеды на себе, да, несколько финальных километров обратного пути мы снова ехали только на энтузиазме. Но, выехав 1 апреля в 13.30 со стороны материка, мы в одиннадцатом часу вечера прибыли в Хужир и утром двинулись обратно, суммарно проехав ровно 100 км. Испытав на обратном пути такую эйфорию, что тут же было принято решение повторить эту поездку на будущий год, по молодому льду.

Третья поездка состоялась только в 2017-м: я попал в дтп и три года с помощью ходьбы и велосипеда терпеливо восстанавливался. Было начало февраля. Мы с другом и единомышленником Игорем и его племянником Максимом выехали пораньше, взяли с собой рюкзаки поменьше (в первую везти на плечах 23 кг было очень утомительно). И в этот раз у меня была ещё одна задача: ехать медленнее, чтобы от МРС до Хужира поискать интересные гроты, которые можно будет поснимать во время двух фотокурсов, которые были назначены на февраль и март.

Лед был идеальный — километры зеркала. И местами складывалось впечатление, что ты не едешь, а летишь над водой. В начале десятого вечера заехали на берег острова на пристани Хужира. И на обратном пути все совпало. Погода. Попутный ветер. Прозрачные поля льда и почти полное отсутствие торосов, которые мы проходили, не спешиваясь. Местами четырёхрядная шиповка давала возможность ехать со скоростью под 30 км/ч! В эту поездку Байкал нам подарил многое. Впечатления. Пейзажи. Тёплое февральское солнце. Около 100 км пути. Песни льда. И полное ощущение полёта.

Поеду ли я снова? Да, при первой же возможности поеду. Я знаю, что у меня есть надёжные друзья, которые поддержат в самых безбашенных идеях. Я знаю, что такое ехать по прозрачному льду толщиной 30, 50, 70 см. Ощущение, которое сложно сравнить с чем-то другим.


Рекомендации для желающих повторить

 Вам точно понадобятся жирный крем для лица и балаклава, тёмные очки, шипованная обувь или шипованные насадки на обувь — это повысит комфорт пешего передвижения по открытому льду.

 Термобелье и максимально теплая одежда, чтобы мышцы ног не переохлаждались. Пара шапок — потеплее и полегче. Погода на Байкале может измениться даже в течение дня.

 Наколенники. Когда вы в поисках классного кадра ползаете по льду, то в порыве творчества можете не заметить переохлаждения.

 Один или два туристических коврика. На остановках они вам ой как пригодятся.

 Только четырёхрядная шипованная резина. Двухрядка на чистом льду очень опасна. Проверено.

 Сделайте профилактику всем крутящимся узлам велосипеда и смазать не застывающими на низких температурах смазками.

 Багажник на байке. Рюкзак на спине за несколько часов очень утомляет.

 Аккумуляторы для фонаря держите до темноты ближе к телу. На морозе они сядут моментально. Если собираетесь снимать видео или фотографировать — заранее зарядите все аккумуляторы и так же держите их максимально близко к телу.

Планируйте график без фанатизма, если нет опыта, и начинайте движение по льду с начала светового дня. Расстояние от МРС до Хужира (по разным траекториям) около 50 км. И если вы выехали днём в комфортные -15 гразусов, то к вечеру может вполне быть -30. Кататься по льду можно и в морозы. Но обязательно уточнять толщину льда. Движение по весеннему льду более энергоёмкое. Лёд не такой ровный, и физических усилий требуется больше.

Если при движении по льду Малого моря понимаете, что погода начинает меняться, к примеру, начинается Сарма, то лучше передвигаться ближе к мысам. Обязательно в процессе езды периодически спешиваться и проходить сотню-другую шагов пешком для стабилизации кровообращения.

Узнайте и запишите номера телефонов людей, которые могут с материка и с острова к вам подъехать. Сообщите своим знакомым, что вы собрались прокатиться по льду. И реально оценивайте физическое состояние, свое и ваших единомышленников. Желание сделать селфи покорителя ледяной пустыни — не тот повод, ради которого стоит затевать такую поездку.