Об истоках профессии

Я училась в институте на юриста, хотела работать в полиции. После вуза стала индивидуальным предпринимателем: сначала открыла парикмахерскую, потом — шиномонтаж, затем неожиданно для себя увлеклась видеопроизводством. Так я нашла для себя инструмент общения с миром.

Официально я закончила только курсы в Санкт-Петербургской школе телевидения. То есть я самоучка. Взяла в открытом доступе программу Британского института и выделяла неделю на изучение каждой темы в течение года. Например, во время музыкальной недели надо было провести семь дней в темноте и ориентироваться в пространстве только на звуки. Или нужно было стать отшельником: выпасть из привычной обстановки, оборвать все связи с внешним миром. Стало понятно, что совершенству нет предела, я накопила еще больше вопросов к профессии.

Мария Воробьева — режиссер фильма «Лечение печали»


Этот фильм — не совсем личная история, 
он затрагивает тысячи судеб, где есть семья и любовь. Он излечил меня и, надеюсь, поддержит каждого зрителя


О чем фильм

Мой фильм основан на реальных событиях в нашей семье. После смерти мамы отец ушел в себя, перестал слышать близких. Я решила устроить ему перезагрузку и отвезла на север Гоа, в Индию. Когда мы вернулись домой, папу будто подменили. Он включился в жизнь, я радовалась каждому дню, желая создать благоприятные условия для его возвращения. Через месяц он поскользнулся на дороге и получил серьезную рану головы. Операция не помогла, и он скончался в больнице.

Для меня это был тяжелый удар. Я потеряла семью, но приобрела нечто ценное. Возможность мыслить иначе. А что если вместо мраморного памятника снять кино как светлую память о семье? Тогда и появилась идея короткометражного фильма «Лечение печали». Я захотела, чтобы каждый, кто потерял близкого, встал на ноги и начал дышать полной грудью, потому что это возможно. Потому что мой отец смог и научил меня.

Изначально я хотела снять его только для своих друзей, которые рано или поздно столкнутся с чем-то подобным. А они говорили, что об этом надо рассказать всем. Последние сомнения развеял мой муж. Он очень поддержал меня: «Сними уже этот фильм. Сделай то, что хочешь!»

Постер фильма

О команде

У нас некоммерческий проект. Над фильмом работают около тридцати человек — каждый из них профессионал своего дела. Сначала в команде был мой муж, создатель мерча, и мои друзья: интернет-маркетолог, координатор, звукорежиссер, композитор и два оператора. Когда я рассказала, что хочу снять фильм, люди сами начали присоединяться к нам. Это не изначально сплоченная команда. Это люди, которые учатся работать гармонично прямо здесь и сейчас.

Я агитирую каждого из них развиваться в своей сфере. У них есть проекты, где они зарабатывают деньги, а «Лечение печали» — это возможность развиваться и быть частью большого и хорошего дела.

Все участники съемок приятно удивляли меня в процессе. Например, оператор-постановщик Кирилл Князев мог поехать ради одного кадра за светильником на другой конец города. Все говорят, что мне очень повезло с командой, и я знаю об этом. Они понимают, насколько для меня это важно. Всё держится на хорошем отношении друг к другу, нам нечего делить.

Команда на съемках в Нижнем Новгороде
Команда на съемках в Нижнем Новгороде

О съемках

Каждый этап создания фильма требует качественной проработки, поэтому занимает много времени. Идея снять кино созрела еще в октябре 2016 года. Подбор актеров шел с апреля по июль 2017-го. Этим же летом завершились репетиции в «Кинофактуре». В сентябре у нас было пять съемочных дней в Нижнем Новгороде. Всё постоянно шло не по плану.

Нас постоянно подводил генератор. Сначала из-за него перегорели дорогостоящие лампы, которые мы специально везли из Кстова. Когда он понадобился, чтобы создать предрассветный туман, то сломался совсем. У нас оставалось 15 минут, чтобы что-то придумать. Мы создали туманную дымку с помощью табачного дыма. Курящие и даже некурящие участники команды окружили главного героя в исполнении Андрея Тогузова и стали дымить на него.

Когда мы изображали ритуальное агентство будущего, нужно было перевезти «ящики» в клуб, где проходили съемки. Мы так называли гробы. И тут нас подвел транспорт. Машина, которая должна была забрать их с производства, просто не приехала. Пришлось вызвать грузовое такси. Диспетчер подозрительно спросил: «А гробы хоть пустые будут?» И тут представьте себе картину: производство на кладбище и мои ребята, которые грузят три гроба незнакомому водителю.

Андрей Тогузов (исполнитель главной роли) и Джозеф (актер второго плана) в сцене с ящиками
Андрей Тогузов в предрассветном тумане

Несмотря на все курьезы, съемки в Нижнем Новгороде успешно закончились. В конце января мы собираемся в Индию. На сегодняшний день съемки проходят на мои собственные средства. Есть расходы, которые вышли за пределы наших возможностей, поэтому мы запустили сбор средств на краудфандинговой платформе Planeta.ru. Мы пользуемся площадкой не только ради финансирования, но чтобы максимальное количество людей узнало о фильме. Мечта — представить фильм на Манхэттенском фестивале короткометражного кино в этом году. Надеемся, что все получится.


Фотографии: из личного архива героини