В конце прошлого года студентка НГЛУ и директор центра «Ы» Ната Хворова рассказала на своей странице «ВКонтакте» о конфликте со службой охраны вуза — Хворову вызвал начальник службы и, по ее словам, пригрозил встречей с сотрудниками ФСБ, а также называл «предательницей веры и родины», из-за того что она приняла ислам и начала носить платок.

The Village поговорил с Натой и узнал у нее о причинах выбора новой религии и о том, как ислам уживается с феминизмом.

Текст

Марк Григорьев

Фотографии

Илья большаков

О причинах

Я всегда интересовалась культурой арабского Востока. Когда в университете встал вопрос, какой регион изучать, я выбрала Ближний Восток — и с того времени погружалась в тему все больше. Ислам тесно связан с политикой и другими аспектами региона, поэтому с религией я знакома давно.

В определенный момент я почувствовала, что самостоятельно не вытягиваю определенные жизненные обстоятельства и нуждаюсь во внутренней опоре, — так я решила поверить в Бога. Первой мыслью было: я ведь ничего не теряю, если буду верить.

Сначала хотела воцерковиться — я была крещеная, как и большинство в нашей стране, но религиозно меня не воспитывали. Мы в семье празднуем основные праздники: Рождество, Пасху, я знаю немного библейских историй — и на этом все. Мне не нравится, что меня, русскую по национальности, автоматически считают православной и поэтому предавшей свою веру. Такого не было.

Воцерковиться не удалось, православие показалось мне неубедительным — я запуталась в том, как жить правильно, а как неправильно, духовные отцы на разных сайтах давали кардинально разные советы, все это казалось мне лишь интерпретациями чего-то, чего я никогда не увижу.

Ислам более понятен. Важное для меня условие: здесь есть только один Бог — Аллах. И не нужно гадать, кому поставить свечку за здоровье, — Николаю Чудотворцу или Серафиму Саровскому, ты просто встаешь на молитву и обращаешься напрямую к Богу.

Я выбрала суннитское течение, пошла по простому пути — выбрала то, что было первостепенно, шииты появились позже, после смерти Пророка. Это больной вопрос для мусульман, поэтому я не хочу говорить, что какое-то течение исконно верное, — не мне судить.

Близкое окружение приняло мое решение позитивно, видимо, потому, что мои друзья и семья хорошо меня знают и уверены, что это не промывка мозгов, а действительно желание верить. Среди моих близких есть атеисты, но, как бывает при адекватном общении, тему веры мы не затрагиваем — дело это сугубо личное.


Мне не нравится, что меня, русскую по национальности, автоматически считают православной и поэтому предавшей свою веру. Такого не было.


Об имени

Имя меняют, если оно созвучно с арабским словом с нехорошим значением. Это основная причина. Иногда меняют из принципа, чтобы коренным образом изменить жизнь. Мое имя мне нравится, оно не имеет двойственных значений, и цель моя — просто вера в Бога, поэтому такие крайности, как смена имени, мне не интересны.

О феминизме

С моей точки зрения, женщина в исламе и феминизм — это две взаимодополняющие вещи. Практически всё, что люди знают о шариате, они берут из радикальных проявлений ислама — обычно приводят в пример Саудовскую Аравию, но сейчас я чувствую себя более защищенной, чем раньше. Ислам дает женщине статус неприкосновенности — просто осознание этого придает силы. Платок — символ моей женской независимости и защищенности.

О мечети

Я по натуре человек скромный, мне трудно просто так прийти в общину и сказать: «Здравствуйте, я ваша новая сестра по вере», — хоть и знаю, что там всегда рады таким, как я. На самом деле в Куране (Коран — Прим. авт.) сказано, что женщине совсем не обязательно ходить в мечеть — она отвлекает мужчин от праведных мыслей, ценнее домашняя молитва. Но выгонять оттуда не будут, мечеть — это место, где можно законнектиться, а это важно.

В мечеть важно приходить чистым как духовно, так и физически, перед входом разуваются. Для физической чистоты омывание всегда можно сделать при мечети. Я, кстати говоря, не переживаю о гигиене именно поэтому — не надо целовать предметы, ничего есть и пить из одной ложки. В исламе все предусмотрено для сохранения условий максимальной чистоты человека.


В мечеть важно приходить чистым как духовно, так и физически, перед входом разуваются. Я, кстати говоря, не переживаю о гигиене именно поэтому — не надо целовать предметы, ничего есть и пить из одной ложки.


О ситуации в вузе

Я совсем не была готова к такому вниманию к себе со стороны органов и администрации вуза. Я знала, что могут быть вопросы из-за платка, и готова была понять обстоятельства, связанные с терроризмом, прикрывающимся маской ислама. Готова была пойти навстречу и ответить на вопросы, но оскорбления своих чувств я терпеть не буду.

В итоге я получила извинения от начальника охранной службы. Сперва всё это хотели выставить как некое недопонимание, якобы я не поняла метафор в процессе разговора, но в итоге передо мной извинились, чего я и хотела. Еще мне пообещали, что я закончу этот вуз и «потерпеть осталось недолго» (кого и кому терпеть — непонятно).