В 1978 году считалось, что Нева обладает способностью самоочищаться. Тогда все стоки предприятий, канализацию, дождевую и талую воду выводили прямиком в главную реку города. Оттуда же брали воду для бытовых нужд. К сегодняшнему дню ситуация изменилась радикально, и только 6 % неочищенной воды попадает обратно в город. The Village побывал на Юго-Западных очистных сооружениях и узнал, куда уходит канализация, откуда в грязной воде вставные челюсти и фамильное серебро и зачем Водоканалу африканские улитки.

 

Канализационные сооружения

Три миллиона кубов сточных вод в сутки остаётся после прошедшего дождя или снега, мытья посуды, похода в туалет, принятия ванны и производственных процессов. Очищается эта жидкость на 14 канализационных сооружениях, разбросанных по всему городу.

По плану Водоканала, к 2015 году прямых, то есть неочищенных, стоков в Неву останется только 2 %. Это значит и то, что питьевая вода станет чище, и что на городских пляжах можно будет купаться без риска для здоровья.

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 1.

 

Вдобавок к 13 канализационным станциям в 2005 году построили Юго-Западные очистные сооружения — самые передовые и технологичные в городе. Например, здесь впервые в Петербурге стали очищать стоки от азота и фосфора. Эти элементы, попадая в Финский залив, вызывали бурное цветение сине-зелёных водорослей, которые лишают кислорода всех других обитателей залива и нарушают биологический баланс. А дальше — специфический запах и скопление грязи вдоль берега на пригородных пляжах. Новые методы внедрили после подписания Россией Хельсинкской конвенции по защите морской среды Балтийского моря. Строили ЮЗОС вместе с финнами, чтобы наши загрязнения не влияли на их экологическую обстановку.

 

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 2.завода по сжиганию осадка работают в Петербурге

Важная особенность очистных сооружений Петербурга — это стопроцентное сжигание осадка. Всю грязь, которая остаётся после очистки, отправляют на один из трёх заводов по сжиганию. А оставшееся после переработки сырье пускают во вторичное производство.

 

Механическая очистка

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 3.

В грязный бассейн обрушиваются огромные водопады, сшибающие с ног своим запахом. Это приёмная камера, куда стекаются все бытовые и промышленные стоки, дождевая и талая вода. Канализационная ниагара протекает через решётки, на которых остаются крупные предметы.

Работники уже открыли по соседству целый музей «Наши приплываши», где выставляют смешные, нелепые, а иногда и грустные находки из канализации: сапоги, детские игрушки, мобильные телефоны, купюры достоинством в 5 000 рублей. Особая гордость коллекции — китайский паспорт, вставная челюсть и антикварная ложка.

 

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 18.Музей «Наши приплываши»: резиновые сапоги, мобильные телефоны, китайский паспорт и фамильное серебро

Дальше черёд более мелких загрязнений, особенно песка. Их убирают с помощью специальных песколовок и насосов. Тут же в воду добавляют сернокислое железо, способствующее оседанию фосфора, а потом все осадки собирают и отправляют на завод по сжиганию.

Когда грязь уже незаметна невооружённым глазом, воду переливают в первичные отстойники. Если смотреть на них с крыши основного здания, где резкого запаха не чувствуется, то выглядят они как футуристические пруды, над которыми поднимается пар и кружат чайки. В этих огромных посудинах оседают лишние элементы, которые тяжелее воды, и поднимаются те, что легче.

 

Биологическая очистка 

На этой стадии за работу принимаются микроорганизмы: после «отдыха» в первичных отстойниках уже осветлённая вода перетекает в так называемые аэротенки, где с помощью активного ила и воздуха происходит биологическая очистка. Невооружённым глазом этот процесс не разглядеть, но если посмотреть через микроскоп, то можно увидеть, как простейшие микроорганизмы поедают вкусное для них содержимое стоков. Через большие трубы в аппараты подают воздух, чтобы микробы могли дышать.

Спустя пять часов вода попадает во вторичные отстойники: оставшийся ил оседает на дно, а оттуда его убирают насосами. На завершающем этапе вода проходит ультрафиолетовое обеззараживание. После солярия её мониторят раки, так же, как и на станциях водозабора. Если членистоногие отреагируют положительно, вода попадает в Финский залив.

 

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 19.Во время биоочистки микроорганизмы поедают содержимое стоков

 

Сжигание остатка

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 20.

Раньше осадок в полном объёме закапывали на мусорном полигоне, а первый завод по сжиганию построили только в 1997 году. Сегодня их уже три: на Центральной и Северной станциях аэрации и на Юго-Западных очистных сооружениях. Каждый из них работает ещё и как мини-ТЭЦ, вырабатывая тепло и энергию для самообеспечения.

Осадок сжигают в специальных печах при температуре 800 градусов: с одной стороны из первичных отстойников загружают осадок и избыточный ил, а снизу пускают поток воздуха, смешанный с песком. Получившаяся зола занимает в 10 раз меньше места, чем первоначальный осадок.

 

При температуреДело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 26.градусов осадок сжигают в специальных печах

 

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 27.Ольга Рублевская

Сотрудник Водоканала

 

Полигоны практически переполнены, они загрязняют почву и подземные воды, плюс это занятые площади. Сейчас мы выкачиваем осадок, многие годы пролежавший в земле, пропускаем через решётки, освобождая от палок, камней, крупных элементов, обрабатываем реагентом, дезодорантом, веществом, связывающим тяжёлый металл, и закачиваем его в геотубу. Это такой текстильный мешок, который пропускает воду в одном направлении, то есть с его помощью осадок можно легко обезводить. Через 56 дней это уже обеззараженная масса без запаха, которую можно использовать для производства техногрунта. Последняя нерешённая во всём мире проблема — это наличие в осадке тяжёлых металлов. Если найти способ, как убрать их из золы, то она станет прекрасным фосфорным удобрением.

 

Мониторинг улитками

Дело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 28.

В Водоканале утверждают, что вредных выбросов при сжигании нет и не может быть, но для безопасности в прошлом году здесь поселили африканских улиток ахатин: моллюски лучше других реагируют на вредные вещества в воздухе. Живут они в специальном террариуме, каждая на своём мяче: они достаточно медлительны и пространства для жизни на этой маленькой площади им вполне хватает. Перед ними в избытке лежат их любимые салат и огурцы, сверху капает вода, воссоздавая тропические условия, а температура приближена к 30 градусам. Поэтому ахатины в абсолютном спокойствии проводят жизнь под вентилятором, который пускает на них воздух, смешанный с примесью дыма, выходящего из трубы завода. Надо сказать, что концентрация дыма в улиточном доме в 200 раз больше, чем в воздухе вокруг завода. К панцирю моллюсков прикрепляют датчик, который в автоматическом режиме определяет сердцебиение и активность животного. Проблем с сердцем у них пока не возникало.

 

Концентрация дыма в резервуаре с улитками вДело труба: Как очищают канализацию и стоки в Петербурге. Изображение № 37.раз больше, чем в воздухе вокруг завода