Об обязанностях

Главная черта работы официанта — её временность. Очень редко встречаются люди, готовые работать официантом всю жизнь; я, в общем-то, тоже не собираюсь. Как только допишу диплом через пару месяцев, найду что-то другое. С другой стороны, мне совсем не жаль времени, которое я провёл в ресторане: это было полезно — например, я теперь неплохо разбираюсь в вине и худо-бедно научился готовить. И в целом приятно.

У нас очень мало кто работал больше двух лет — люди постоянно приходят и уходят, и так везде в Москве. Я знаю всего несколько мест, где официанты задерживаются надолго: кафе «Филиал», «Пропаганда» и «Люди как люди». Обычно официант — это студент или бросивший учёбу молодой человек, но чаще девушка. Ещё официантами подрабатывают молодые дизайнеры, журналисты и так далее — те, кому трудно найти хорошую работу, не имея большого опыта. Обычно они два-три дня в неделю работают, а в остальное время пытаются найти работу по специальности и подрабатывают то здесь, то там.

Мои обязанности заключаются в том, чтобы принимать заказы у пяти столиков и приносить туда еду. Это, конечно, не значит, что если меня подзовёт кто-то из зала, то я не подойду: жёсткое прикрепление официантов к столикам осталось году в 2005-м. Ну и надо знать меню: что из чего сделано, технологию приготовления, что острое, что постное. И особенно винную карту, потому что по поводу выбора вина люди, особенно иностранцы, обращаются именно к официанту. Каждому новому официанту сомелье читает что-то вроде лекции про наши вина.

Ну и плюс надо следить за своим внешним видом, особенно за ногтями, потому что руки официанта постоянно на виду. И ещё чтобы не было красных глаз. Вот и все мои профессиональные обязанности. Ну ещё надо знать английский на приличном уровне, но я думаю, что это требование не везде есть.

 

О графике

Когда устраиваешься на работу, первый месяц ты — стажёр, можешь только уносить грязную посуду и менять пепельницы, потом сдаёшь нечто вроде экзамена и становишься нормальным официантом. Работаю я три дня в неделю: прихожу за час до открытия, в девять утра, за опоздание — штраф, а ухожу после закрытия, в десять с чем-то. В общем, условия работы сильно зависят от конкретного ресторана или кафе: например, у Новикова условия существования персонала ужасные. А в «Пушкине», по слухам, вообще мрак какой-то в смысле снобского отношения посетителей и менеджеров.

 Как всё устроено: Работа официанта. Изображение № 1.

 

О посетителях

Ресторан, где я работаю, все читатели, скорее всего, знают. Не скажу, как он называется, потому что вряд ли менеджерам понравится этот рассказ. Это место не из самых дорогих: пообедать у нас можно рублей за четыреста, а поесть в часы, когда нет дневного меню, — за семьсот.

Посетители соответствующие: средний класс, какое-то количество молодых людей, менеджеры в обеденное время, семьи и пьющая интеллигенция по выходным. Как правило, в зале сидит по крайней мере один иностранец. С иностранцами иметь дело приятнее всего: они всегда говорят спасибо и никогда не скандалят. Чаевые оставляют строго 10 % от счёта. Оставлять именно 10 %, наверное, в каком-то путеводителе по Москве написано, который они все прочли. Собственно, если бы все посетители были экспатами, жизнь официанта была бы лёгкой и приятной, хотя, может, денег было бы меньше.

 

О тёлочках

Интересная закономерность — чем гость моложе, тем он, как правило, вежливее. Парочка 20-летних студентов, хотя они едва ли оставят приличные чаевые, почти всегда гораздо приятнее в обслуживании, чем 50-летний бизнесмен. Но самый мрак — это тёлочки. У нас это специальный термин, обозначающий девушку двадцати — двадцати пяти лет, пришедшую с солидным мужчиной за сорок. Все так и говорят: «О, тёлочка пришла». Слава богу, у нас нет кальянов и японской кухни, так что таких приходит немного, только если случайно прочитают «Афишу» и притащат своего мужчину в «модное место».

 

 

 

если у тёлочки есть леопардовый клатч, Это значит, что она
вывернет тебя наизнанку

 

 

 

Тёлочки всегда всем недовольны, хамят, громко требуют от спутника оставить поменьше чаевых и никогда не здороваются и не благодарят. Самый пиздец — если у тёлочки есть леопардовый клатч. Это значит, что она суперстерва и за ближайшие два часа вывернет тебя наизнанку. Не знаю, почему на них так действуют леопардовые клатчи, но этот закон работает безошибочно.

 

О еде и поварах

Перерыва на обед у нас нет, но можно предупредить менеджера и уйти на двадцать минут на кухню, где для официантов готовят отдельную еду: не самые роскошные блюда из меню, конечно, но вполне прилично. Обычно какой-то суп и пасту или рагу. Есть можно сколько угодно. Но наесться как следует никогда не получается, потому что торопишься вернуться в зал. Ну и вообще, не очень удобно есть, когда вокруг постоянно кто-то бегает, приносят грязную посуду, уносят готовые блюда, повара громко говорят друг с другом и официантами, таджички моют посуду и ещё надо успеть покурить.

Каждый официант мечтает стать барменом или управляющим ресторана, но не поваром. Стать шефом без связей и хорошего — и при этом очень дорогого — образования тяжело, а обычные повара приходят на работу в пять утра, чтобы получить продукты, проверить их качество, начать делать заготовки, и работают до закрытия на маленькой кухне, делая десять вещей одновременно. И всё это — за зарплату в сорок-шестьдесят тысяч рублей.

 Как всё устроено: Работа официанта. Изображение № 2.

 

О зарплате и чаевых

Моя официальная зарплата — тринадцать тысяч рублей. У тех, кто работает по графику «два через два», она немного выше, но ни у кого нет больше двадцати. Остальное — чаевые, хотя это совершенно непредсказуемая вещь. В итоге в месяц у меня набирается тысяч сорок-пятьдесят.

Любимое занятие официантов — спорить, сколько чаевых оставит каждый посетитель, но даже опытные люди часто ошибаются. Один раз дедушка, заказавший чашку американо, оставил семьсот рублей сверх счёта. Я подумал, что он перепутал, показываю ему на цифру в счёте, а он мне: «Сынок, я хорошо погулял, теперь твоя очередь». Самые большие чаевые в моей недолгой карьере — две тысячи. Компания человек из десяти пришла что-то праздновать, счёт был тысяч на тринадцать, они положили три бумажки по пять и ушли.

Примерно каждый пятый посетитель вообще не оставляет чаевых или оставляет железную мелочь. Часто ещё расплачиваются картами и тоже ничего не оставляют. В принципе, есть возможность попросить списать с карты чаевые, но ей ни разу никто не пользовался.

 

 

 

За разговоры вообще никого
ни разу не штрафовали

 

 

 

 

Вообще вся эта возня с чаевыми — сплошная нервотрёпка. Например, в Англии плата за обслуживание, процентов семнадцать, кажется, обычно включена в счёт, поэтому чаевые оставлять необязательно. Так удобно и гостю: не надо ничего высчитывать, заплатил по счёту и ушёл, и официанту, так как он всегда знает, сколько заработает в этом месяце. Кстати, если ты недоволен обслуживанием, можно потребовать убрать из счёта эти деньги. 

У нас тоже действует система штрафов для официантов: за опоздание, за хамство гостям, за разговоры в зале, но реально взимаются эти штрафы очень редко, в совсем уж вопиющих случаях. За разговоры вообще никого ни разу не штрафовали. По-моему, гостям приятнее, когда официанты переговариваются между собой и барменами, чем если стоят навытяжку за спиной.