Как все устроено: Избранное. Изображение № 1.

Работа травматолога

Тысячи травм начинаются со слов: „Вася, смотри, как я могу!“ — и на снегоходе в дерево. Когда люди переходят границы разумного, чаще всего это заканчивается у меня в кабинете. Ну и ещё люди склонны к экспериментам. Поэтому я только в первый раз удивился, когда увидел на рентгене в заднем проходе пациента зажигалку. А потом я столько всего там находил. Вот рентген пациентки — тут тазовые кости, а между ними инородное тело. Это фаллоимитатор, вот батарейки отчётливо видны.

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 2.

Старьевщик

Чаще всего находишь вещи в непонятных и грязных квартирах. Как-то я нашел по объявлению прекрасную люстру — невероятной красоты, бронзовую, конца XIX века, когда электричества еще почти не было, то есть люстра, видимо, из очень богатого дома. Я приезжаю, меня встречает женщина, она говорит: „Продают соседи, а они уже неделю в запое, я не могу ручаться за их адекватность“. В общем, они были пьяные, но люстру продали.

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 3.

Работа чиновника

Ты стучишься, открываешь дверь — а там кабинет как восемь обычных гостиных, огромный-огромный, с гардинами. А в самом конце сидит человек и смотрит на тебя исподлобья. И ты начинаешь к нему идти через все это пространство и говорить: „Здравствуйте, здравствуйте“, — и, как кукушка, просто кланяться невольно, чтобы он тебе дал какое-то задание. 

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 4.

Работа официанта

Самый мрак — это тёлочки. У нас это специальный термин, обозначающий девушку двадцати — двадцати пяти лет, пришедшую с солидным мужчиной за сорок. Все так и говорят: „О, тёлочка пришла“. Тёлочки всегда всем недовольны, хамят, громко требуют от спутника оставить поменьше чаевых и никогда не здороваются и не благодарят. Самый пиздец — если у тёлочки есть леопардовый клатч. Это значит, что она суперстерва и за ближайшие два часа вывернет тебя наизнанку.

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 5.

Торговля в поездах метро

Один раз мне пришлось защищаться: я пересеклась в вагоне с инвалидом-колясочником. У них своя мафия, другие смотрящие. И вот я продаю свои сушилки, а двое в моем вагоне просят милостыню. Заметив меня, колясочник начал орать: „На моей территории торгуешь!“ — и дальше матом. Я выбежала на ближайшей станции, они — за мной. Начала звонить Виктору. Он сказал подойти к Красной Шапочке — так называют работниц метрополитена.

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 6.

Продавец в ларьке

Вот ты едешь в метро, и напротив десятки людей. У тебя к ним нет ни вопросов, ни претензий, ты ничего к ним не чувствуешь. Доехал до места учебы, работы — свободен. А здесь целый день подходят люди, каждому из них хочется сказать: „Брат, спасибо, ты мне деньги принес“. И тебе кажется, что эти люди делают тебе добро, чувствуешь себя ханом, которому дары приносят. Даже невежливые, неприятные люди все равно тебе приносят деньги.

Читать на the Village

  

Как все устроено: Избранное. Изображение № 7.

Натурщик

Женщин художники по-прежнему любят фигуристых, чтобы было что рисовать, а мужчин — атлетичных, с ярко выраженными анатомическими деталями. Тут современные стандарты красоты не действуют. На портреты вообще часто уродцев всяких ищут или дураков, поколоритнее. Меня, ясное дело, берут на роли стариков. То я Сократ, то Толстой, то король Лир. Иногда тематические роли предлагают: пьяница, гармонист. 

Читать на the Village