О том, как стать участницей

По идее, на этот конкурс, так как он всероссийский, должны попадать победительницы региональных конкурсов красоты. Хотя сейчас на официальном сайте написано, что достаточно просто оформить заявку и прислать фотографии. Я попала на конкурс через своё модельное агентство. Модельный бизнес для меня — хобби, у меня есть постоянная работа, никак не связанная с этой индустрией. Но предложение показалось заманчивым, мне захотелось попробовать. Кастинг был совсем небольшой: я и ещё две девушки-модели. Как оказалось, на конкурсе недобор и нужна ещё пара участниц. Выбрали меня: сказали, что понравилась «живость образа», плюс не хотели профессиональную модель, ведь на конкурсе нужно рассказывать о себе — неинтересно, если все участницы будут моделями. Продефилировала в своём вечернем платье и в купальнике перед оргкомитетом и через неделю поехала вместе с пятьюдесятью девушками в загородный отель.

Красота некоторых участниц была щедро усовершенствована различными способами

Остальные девушки попали на конкурс по-разному. Кто-то давно был знаком с организаторами. Кто-то действительно сначала победил в своём региональном конкурсе. Я тоже когда-то участвовала в конкурсе красоты в своём родном городе и даже вышла в финал. И здесь я формально представляла свой регион, хотя давно живу в Москве, как и большинство участниц.

 

 

 

О стандартах красоты

Хотя было заявлено, что на конкурсе ценится естественность, очевидно, что природная красота некоторых участниц была щедро усовершенствована различными способами. Наращённые волосы-ногти-зубы, искусственный загар — самое безобидное из этих усовершенствований. Без хирургов явно не обошлось. Татуировки очень нежелательны, но на них тоже закрывали глаза. Впрочем, их-то легко замаскировать тональным кремом... Рост и возраст тоже имеют значение. В этом году отбирали девушек до двадцати семи лет, в то время как на многих других конкурсах ограничение в двадцать пять лет. Большинство девчонок были от семнадцати до двадцати двух. Эти ничем особенным не отличались, обычные школьницы и студентки. А вот те, кто постарше и при этом живёт и работает в Москве, выгодно выделялись ухоженностью, умели себя преподнести. Рост тоже был у всех разный, не было чёткой нижней границы, как в модельном бизнесе — например, были девочки ростом ниже ста семидесяти сантиметров.

 

 

Организация

Поселили нас в большом загородном отеле, по пять человек в комнате. Был и спортзал, и бассейн, но всё довольно бедненько. В номерах даже мыши водились — вот это было действительно ужасно. Я поначалу очень испугалась такой антисанитарии и хотела даже отказаться и уехать, но не хотелось подводить организаторов. Никто не жаловался: нам дали понять, что хозяин отеля предоставил жильё как спонсорскую помощь. Кормили однообразно — котлеты, пюре, так что я иногда сама заказывала в ресторане блюда за свой счёт: хотелось чего-то диетического и полезного, ведь в этом тоже состоит подготовка к конкурсу. И мне, и некоторым другим участницам, на мой взгляд, не помешало бы сбросить пару-тройку лишних килограммов. Репетировали каждый день — утром, днём и вечером. Отрабатывали походку, расстановку на сцене, разные выходы. Кто-то до этого ходил по подиуму, кому-то пришлось учиться с самого начала, чтобы хотя бы ноги не заплетались.

За кем-то из девушек вполне открыто приезжали поклонники на дорогих машинах и увозили в город на свидания

 

О жертвах

Жили мы так около месяца — довольно тяжело, ведь нужно было отпрашиваться с работы, брать отпуск за свой счёт, полностью забросить все свои дела, родных, друзей. Строго запрещено было покидать территорию отеля. Правда, вскоре выяснилось, что кто-то находится в более привилегированном положении. Например, за кем-то из девушек вполне открыто приезжали поклонники на дорогих машинах и увозили в город на свидания, или они вовсе не жили с нами, а приезжали только на репетиции.

 

Участница конкурса красоты. Изображение № 1.

 

О социальной несправедливости

Вообще, разница между девушками бросалась в глаза. Кто-то приехал на «мерседесе», а кто-то месяц проходил в одном свитере. Некоторые девушки постоянно занимаются конкурсами — региональными, общероссийскими, международными. Для них это смысл жизни. У таких девушек есть всё: и национальные костюмы, и номера — танцевальные, вокальные. Правда, казалось, некоторых взяли на конкурс именно из-за их ярких номеров, настолько они не соответствовали общему уровню участниц в том, что касается внешности. Всем было очевидно, кто здесь «элита», а кто «для массовки». Себя я к элите никак не причисляла, скорее мне было приятно чувствовать себя середнячком.

 

 

О борьбе

Никаких особых конфликтов с конкурсантками или с организаторами не было. Это всё-таки мероприятие с именем и репутацией, все на виду. Ни толчёного стекла в туфлях, ни вырванных волос. Хотя иногда и хотелось вцепиться кому-то в волосы, но это потому, что они были наращённые и смотрелись ужасно. Нас не «приводили в порядок», как это показывают в некоторых телешоу про моделей, не красили волосы, не меняли имидж. Я даже на финал делала укладку и макияж сама. Во-первых, мастеров было очень мало и на пятьдесят девушек не хватало. А во-вторых, мне показалось, что я лучше сделаю. Всё-таки я лучше знаю своё лицо, его недостатки и достоинства, да и в привычном образе мне как-то комфортнее, чем с суперярким «трансвеститским» макияжем, который наводили наши профессионалы.

Всё решали на самом деле оргкомитет и спонсоры, а вовсе не члены жюри

 

О жюри

С жюри — особенная история. Да, оно было. Да, там сидели «звёзды экрана». Но, по сути, они ничего не решали. Я это знаю, потому что у меня и одной телеведущей из жюри оказались общие знакомые среди зрителей на финале. Они-то мне и рассказали по секрету. Всё решали на самом деле оргкомитет и спонсоры, а вовсе не члены жюри. Это чистой воды бизнес — он не может зависеть от того, как проголосует официальное жюри. Оно там — для порядка, красоты и престижа.

 

Участница конкурса красоты. Изображение № 2.

 

Об этапах конкурса

На одном из этапов, конкурсе талантов, проходившем в красивом ресторане с белыми колоннами, отобрали четыре выступления для финала, на мой вкус, не самые лучшие. Некоторые, за неимением вокально-танцевальных талантов, представляли самостоятельно сшитые вечерние платья, я в том числе. Кроме конкурса талантов, был ещё конкурс благотворительности. Это был аукцион — мы выходили по одной на сцену и продавали сувениры — символы своих городов. Назывались суммы и в пятьсот тысяч, и даже в один миллион рублей — кажется, за пару валенок. Было забавно, ведь половина сидящих в зале были спонсорами конкурса, а вторая половина — женихами конкурсанток. Действительно ли эти деньги пошли на благотворительность, я не знаю. Изначально мы должны были поехать в детский дом и подарить эти деньги, но потом поездка отменилась, и никто ничего не объяснил, хотя я спрашивала и очень хотела поехать. Мне кажется, благотворительность — очень важная часть подобных мероприятий, появляется возможность привлечь спонсоров не только для того, чтобы посмотреть на красоток на сцене, но и для помощи тем, кто в этом действительно нуждается. До этого я уже несколько раз бывала в детских домах и знаю, как это важно.

 

О финале

Месяц в заточении прошёл, наконец-то наступил финал. Он был очень пышным, в огромном концертном зале, со звёздами эстрады — настоящее шоу. Моя мама и брат приехали в Москву болеть за меня. Телевидение, разумеется, было. Практически каждой девочке досталась какая-то номинация типа «Мисс юг» или «Мисс очарование». Мне тоже досталась скромная корона. Ну и подарки — корзина разных чаёв и книги по искусству. Никаких других призов, как на многих других конкурсах — автомобилей, поездок в Париж, контрактов с модельными агентствами, — ничего этого не было.

Конечно, для каждой девочки участвовать в конкурсе красоты — мечта и честь. Особенно если победить. Выиграть хотелось, но я понимала, как всё устроено. Нужно либо очень понравиться спонсорам, либо уже иметь своего спонсора, который серьёзно вложится в твою победу. Ходили слухи даже о конкретной сумме в девять миллионов рублей за первое место. Второе и третье места тоже просто так никто отдавать не собирался. Тщеславие, видимо, любимый грех организаторов подобных конкурсов.

Про нашу победительницу говорят, что со своим спонсором она разругалась и осталась в итоге ни с чем.
Разве что с короной из кристаллов Swarovski

Под конец все постоянно гадали, кто получит главную корону. Разумеется, обсуждали только тех, кто, условно, на «мерседесах». Так и вышло, хотя мы и не угадали победительницу, а та, которой прочили главную корону, заняла второе место. Она действительно была очень симпатичная и приятная в общении девочка. А вот главная мисс — ничего особенного. Раньше, когда ещё только всё начиналось в этой индустрии, за судьбой победительниц таких масштабных конкурсов следили, всем было любопытно, где теперь работает королева красоты, какую сделала карьеру, за кого вышла замуж. Про многих можно прочитать в интернете. Теперь же всё по-другому. Мисс Россия, конечно, всегда на виду, но другие победительницы публике особо не интересны, разве что у них есть какой-то шанс засветиться на телевидении или сделать модельную карьеру за границей и уже тогда прославиться. Но опять же тут без денег пап или папиков не обойтись. Про нашу победительницу говорят, что со своим спонсором она разругалась и осталась в итоге ни с чем. Разве что с короной из кристаллов Swarovski.

 

Текст: Альбина Волкова

Иллюстрации: Маша Шишова