Образование аптекарей

Специальное образование есть не у всех сотрудников аптеки. Оно требуется только провизорам и фармацевтам. В аптеках можно встретить консультантов — их посылают, как правило, косметические бренды, чтобы те рассказывали покупателям о косметике.

А вот работа за кассой (или «первым столом», как его называют сами аптекари) требует специального образования. «Первостольниками» становятся фармацевты или провизоры. Фармацевтов учат в медицинских колледжах, а провизоров — в вузах. В Москве на провизоров учат только в двух местах: в РУДН и в Сеченовке. Есть несколько сильных фармацевтических вузов в других городах России, чаще всего их выпускники приезжают работать в Москву. Разница в высшем и среднем специальном образовании, конечно, есть, но нельзя сказать, что она заметна в работе. В университете тебя пять лет учат и тому, что тебе обязательно пригодится для работы, и таким вещам, которые не нужны совсем. Но не стоит считать, что высшее образование в нашем деле не нужно: всё-таки после вуза знания более глубокие.

Работа аптекаря — очень тяжёлая. Помимо того, что тебе нельзя забывать названия лекарств, все противопоказания и показания к применению, ты весь день проводишь на ногах, бегая от одного шкафа к другому. Профессиональная болезнь фармацевтов — варикоз. Бывает, что за день аптекарь проходит километры. Директором аптеки тоже работать нелегко: он отвечает за поставки, подбор персонала, решает все коммунальные проблемы и при этом сам встаёт за прилавок, когда надо кого-то заменить.

 

 

Про зарплаты и оборот

Фармацевты получают примерно от 40 до 50 тысяч рублей. Директора аптек — от 50 до 100 тысяч. Однако, чтобы получать 100 тысяч рублей на такой должности, нужно быть директором очень крутой и популярной аптеки, а таких немного. У всех сетей аптек есть несколько «доевых» точек, которые своей выручкой кормят всю компанию. У них колоссальные продажи. Например, была одна аптека в люксовом торговом центре, где ежемесячная выручка достигала 19–20 миллионов рублей. Там стандартные посетители — это женщины, которые покупают крема по 25–30 тысяч рублей и могут легко за один раз потратить, например, сотню. Главное в финансовом успехе любой аптеки — это её местоположение. Люди обычно заходят за лекарствами по пути домой или на работу, поэтому важно, чтобы место было проходным. Тут, как правило, не работает понятие «любимый бренд». 

У всех сетей аптек есть несколько «доевых» точек, которые своей выручкой кормят всю компанию. У них колоссальные продажи

Работа аптекаря. Изображение № 1.

Все считают, что аптеки зарабатывают дикие деньги, на деле это совсем не так. Взять для сравнения продуктовый магазин: ты можешь делать какую угодно наценку, брать на должность кассиров людей без образования или мигрантов. Работа в магазине потоковая, а каждый чек в среднем 500–1000 рублей. С аптекой же всё совсем не так: на работу тебе нужны только квалифицированные специалисты, так как они обязаны помогать человеку выбирать лекарства, наценку ты большую делать не можешь, много денег в аптеке тоже не оставляют. Потратить 2000 рублей на продукты в магазине для москвича не проблема, а в аптеке — уже целое событие.

 

 

Цены на лекарства

На большую часть препаратов государство устанавливает максимальную маржу в 10 % — больше ты не можешь набросить официально. Поэтому аптеки пытаются выезжать на другом — чаще всего на косметике. Потому что цены на неё ты можешь устанавливать такие, какие хочешь. Нелегальную деятельность вести невозможно: у любой аптеки огромное количество проверок.

Иногда сетевые аптеки договариваются с фармацевтическими компаниями в продвижении нового лекарства. Как правило, в таких случаях тем провизорам, которые продадут больше всего определённого препарата, обещают премии. Поэтому в их интересах разрекламировать посетителю товар. Однако фармацевт — не продавец, он ни в коем случае не должен уговаривать человека покупать что-то. Его задача — предложить или посоветовать.

Я часто слышу, как люди негодуют: зачем покупать зарубежные препараты, если есть более дешёвые отечественные? Дело в том, что в зарубежные фармацевтические компании используют очень качественные вещества, тестируют все новые лекарства по несколько лет и так далее. В России обычно повторяют уже готовые формулы и закупают все вещества по дешёвке в Китае. Поэтому если у вас есть выбор между аспирином за 12 рублей и за 120, не жалейте денег. Бывает, что старушкам не хватает денег на лекарство, провизор в таких ситуациях помочь ничем не может. Тогда кто-то из очереди вызывается помочь и оплачивает покупку. Такие истории — не редкость.

 

 

Покупатели

Самое парадоксальное, что до сих пор, в 2014 году, люди стесняются покупать презервативы. Обычно их покупка выглядит так: приходит мужчина лет 30 и покупает кучу ерунды вроде леденцов от кашля, крема для ног, аспирина и под конец, как бы между делом, просит презервативы. 

В аптеку очень часто приходят неадекватные люди, устраивают скандалы, погромы. Был случай, что женщина сама нахамила провизору, снесла витрину, а затем написала жалобу на продавца. В таких ситуациях скандалисты не думают, что вообще-то в каждой аптеке не одна камера наблюдения, а у некоторых фармацевтов встроены микрофоны в халаты (многие сети так отслеживают качество обслуживания).

До сих пор,
в 2014 году, люди
стесняются покупать презервативы

Работа аптекаря. Изображение № 2.

У меня есть любимая история про неадекватных покупателей, она произошла несколько лет назад. Нам пришло письмо от мужчины, он писал о том, как прошлой ночью во время секса с женой у него порвался презерватив, который он купил у нас, и ему пришлось ехать в аптеку за экстренной контрацепцией. Пока он собирался, проснулся их маленький сын и попросил его купить ему «чего-нибудь сладенького», поэтому, помимо таблеток, мужчине пришлось купить в аптеке леденец для ребёнка. В письме мужчина требовал возместить ему все расходы — и стоимость презервативов, которые его подвели, и деньги за леденцы, и расходы на бензин — всего около 500 рублей. Мы возместили и отправили ему корзину с подарками от аптеки.

Был ещё случай, как несколько недель подряд в одну аптеку каждое утро приходил мужчина с бумажкой в пять тысяч рублей и пытался купить напалечник за 50 копеек. Ему каждое утро объясняли, что в аптеке не найдётся с утра сдачи с такой суммы, предлагали подарить напалечник и так далее. Но ни в какую — для мужчины это было принципиально. В результате он добился того, что аптекари к открытию точки каждое утро имели 4 999 рублей 50 копеек. Когда несколько раз мужчина смог купить напалечник и получить сдачу, он пропал.

Несколько недель подряд в одну аптеку каждое утро приходил мужчина с бумажкой
в пять тысяч рублей
и пытался купить напалечник за 50 копеек

Большая часть посетителей поражает своей безграмотностью. Люди принимают одни и те же препараты годами, но не знают, к чему это может привести. Бывает, ты пытаешься отговорить человека покупать какое-нибудь лекарство, потому что оно не поможет при его проблеме или только усугубит ситуацию, но тебя никто не слушает.

Наркоманы в аптеках — редкие посетители. Наркотические средства продают далеко не во всех аптеках, потому что с ними много проблем. Все такие лекарства идут по разовым рецептам: при покупке рецепт забирает провизор и подшивает его в специальную книгу. Все эти книги аптека обязана хранить годами. С этим, конечно, далеко не каждая аптека готова морочиться. 

Аптечный бизнес считается сезонным. Весной традиционной популярностью пользуются средства от аллергии, осенью — от простуды.

 

 

Конкуренция между сетями

За последние годы появилось достаточно много аптек-дискаунтеров. Между ними идёт постоянная борьба, в Москве это заметно не так, а вот в регионах — настоящая война. Там сети пишут заказные статьи друг против друга, подсылают своих людей к конкурентам и так далее. В Москве, слава богу, более цивилизованные в этом плане отношения. Дискаунтеры ставят минимальные наценки на лекарства и окупаются благодаря большому потоку. Вообще крупные сетевые аптеки составляют всего 13 % от общего числа аптек по всей России, остальные — крошечные региональные сети и частные предприятия.

Частные аптеки живут хорошо. Они работают с одними и теми же людьми, знают, что нужно покупать, на них не влияет маркетинговая политика и им не нужно постоянно откладывать деньги на развитие. Аптечный бизнес становится сложным, когда набирает обороты.

Сейчас, к сожалению, мало какие аптеки делают собственные пилюльки, порошочки и так далее. В университете нас учили этому два года. Такие лекарства просто делать, они дешёвые и эффективные. Например, при сыпи вместо дорогого раскрученного крема можно использовать только что приготовленную цинковую мазь за три рубля. А лучшее средство от детских колик — это укропная вода, которую сегодня тоже днём с огнём не сыщешь. Но аптек, которые сами готовят лекарства, осталось очень мало, на всю Москву их штук десять. Это очень печально для сообщества.

 

 

Иллюстрации: Маша Шишова