О том, как стать таксидермистом

Я стал таксидермистом случайно, в 2006 году. Я учился на стоматолога, мой друг увидел объявление рядом с нашим колледжем, что мастерская разыскивает помощников, и решил туда пойти. Я пошёл с ним за компанию. Друг через пару месяцев не выдержал и ушёл: профессия всё-таки специфическая. А я работаю до сих пор. Это занятие не для лентяев: зарплаты тут сдельные, да и работа требует любви.

Некоторые занимаются таксидермией не для заработка, а для себя — обрабатывают собственные трофеи или делают чучела для друзей. Для меня же это постоянная работа. Нужно быть очень аккуратным. Я всегда любил делать что-то своими руками, поэтому мне удалось поладить с таксидермией.

Учиться нашему делу можно всю жизнь. Моим первым заказом был лось. Мне его дали и сказали: «Делай!» Первый раз вышло, конечно, не очень. За эти годы я сделал чучела очень многих животных, даже тех, о которых раньше не слышал.

 

 

О том, как делают чучела

Обычно нам привозят только части животного, из которого нужно сделать чучело. Например, голову оленя, лапы или шкуру на выделку. Бывает, что привозят и целых — медведей, белок, гепардов, волков. Перед тем как туши отправить к нам, их засаливают. В мастерской мы их потрошим и делаем чучела. В первую очередь меня всегда спрашивают — а чем набиваете? Соломой? Нет, мы делаем специальные манекены, практически статуи из пенополиуретана. За счёт этого фигуры получаются лёгкими и прочными. Далее происходит сборка: на статую сверху нашивается шерсть и детали: пальцы, глаза, уши. После этого уже доделываются губы, глаза, веки. Красится всё обычной акриловой краской.

 

 

О заказах

Когда я только пришёл в профессию, приносили в основном лосей, оленей и дичь средней полосы. В последние годы охотники стали всё чаще выбираться за границу, поэтому мы начали делать много чучел африканских животных. На моём счету были жирафы, гепарды и даже голова слона. Часто из-за границы привозят таких зверей, о которых я даже не слышал. Например, у нас был заказ на бурую гиену с огромными ушами и на бушпига (разновидность дикого кабана). За последние три года я сделал только одного оленя.

Некоторые компании делают чучела исключительно по определённым образцам. Например, медведь стоит с открытой пастью на задних лапах или выдра сидит на ветке. У нас такого нет, мы предпочитаем индивидуальный подход. Иногда заказчик приходит с идеей, иногда мы сами предлагаем что-нибудь необычное.

В последние годы охотники стали всё чаще выбираться за границу, поэтому мы начали делать
много чучел африканских животных

Таксидермист. Изображение № 1.

Самое мелкое животное, что я делал, — белочка, а самое крупное, — слон. Качественно сделать белку дольше и сложнее, чем любого огромного хищника. В прошлом месяце у меня был заказ на двух медведей и двух хорьков, которые должны были «играть на ветке». В естественных условиях хорьки на ветках не играют, но это было желание заказчика. Медведей я сделал за четыре дня, а на хорьков у меня ушло три недели: я брался, начинал делать, мне не нравилось, и я откладывал. Важно, чтобы мне самому нравился результат, чтобы чучело выглядело естественно. Свои огрехи всегда бросаются в глаза, даже если заказчик их не замечает.

 

 

О странных клиентах 

Обычно к нам обращаются охотники: им нужны чучела либо для себя, либо в подарок. Есть у нас один постоянный клиент, который делает картины-инсталляции из чучел. Например, недавно он делал сценку: лиса лежит в бане, её веником лупит заяц. При этом у лисы снята шкура ниже поясницы, и оттуда выглядывает человеческая задница. Или был однажды дикий случай: мужчина заказал сделать чучело из морской свинки, при этом она должна была стоять на куриных лапах, а из головы у неё должны были торчать рога косули. Такие клиенты тоже бывают, но подобные заказы слегка пугают. Одно дело — создать красивое чучело, необычное, а совсем другое — издеваться над телом несчастного животного.

Ещё недавно заказывали бобров: они должны были стоять как люди, в костюмах вышибал. Сказали, в подарок кому-то. Мне однажды пришлось делать чучело собаки для театральной постановки. Была очень сложная работа: им нужно было, чтобы всё тело двигалось и чтобы оттуда выливалась кровь, потому что по сценарию собаку сбивали машиной. Мне совершенно не понравилось. Когда надо работать с домашними животными, возникают некоторые психологические сложности. Диких зверей ты не видишь рядом с собой каждый день, поэтому с ними работать как-то проще. Я решил, что если мне ещё как-нибудь принесут тело собаки или кошки, я откажусь. Пускай делает кто-то другой.

Был однажды дикий случай: мужчина заказал сделать чучело из морской свинки, при этом она должна была стоять на куриных лапах, а из головы у неё должны были торчать рога косули

 

Об опасностях

Страха у меня никогда не было. Единственное, к чему надо привыкнуть, — запах. Особенно плохо пахнут экзотические звери, откуда-нибудь из Африки или Аргентины. С ними вообще надо быть максимально внимательным, ведь во время работы можно заразиться. Слышал историю про одного таксидермиста, который порезался во время работы, и у него в мозгу поселились черви. Они ели потихоньку мозг, человек сходил с ума от боли. В результате не выдержал и застрелился. Из африканских стран, кстати, не разрешают вывозить туши, если они полгода не провели там на карантине. Там животные лежат всё это время в солевых растворах.

Вообще, лучше не браться за животных без документов. Никто не может гарантировать, что зверь здоровый, к тому же могут возникнуть неприятности. Мой начальник как-то забрал откуда-то из питомника рысёнка, который умер своей смертью, и сделал из него чучело. Он показывал его на выставке, и выяснилось, что это особая разновидность рыси, вымирающий вид. Таких кошек на всей планете штук пять осталось. Ему через суд пришлось доказывать, что он не убивал животное.

 

 

О профессиональной среде

Сейчас развелась куча таксидермистов. Откуда они появляются — непонятно. Зайдёшь в интернет, найдёшь какую-нибудь студию, смотришь их работы — аж страшно становится от того, как плохо делают. И деньги дикие дерут! В Москве, на самом деле, есть всего три-четыре нормальные мастерские. Конкуренция между нами присутствует, но разумная. Одна студия нам вообще передаёт сложные заказы: мало кто работает в городе с испорченными шкурами, а мы берёмся за такое.

Среди таксидермистов проводятся конкурсы. Я всё никак не доеду, но коллеги участвуют. Мой начальник сейчас находится на таком чемпионате Европы по таксидермии. Правда, победителей они выбирают спорно: жюри в первую очередь смотрит на аккуратность, а не на естественность чучела. Бывает, ты показываешь клиенту фотографию чучела и снимок из журнала вроде National Geographic и спрашиваешь, где живое существо. Если человек задумался, чучело хорошее. А вот на конкурсах на это не особенно обращают внимание. Там могут победить образцы в неестественных позах. У моего знакомого сняли кучу баллов на таком чемпионате за то, что у него подставка для чучела была плохо прикручена. Хотя само чучело (это был орёл) было очень хорошо сделано.

Я не дружу с другими таксидермистами. У меня с ними мало общего. Они обычно сами любят охоту. В Москве существуют специализированные учебные заведения для таксидермистов, но толку от них мало. Наши знакомые открывали курс при таком колледже. После года учёбы к нам в мастерскую пришла девушка с просьбой продолжить у нас образование. Выяснилось, что она вообще ничего не знает, с нуля её учим. А девушка настоящий фанат таксидермии. Женщины, кстати, в нашем деле не такая уж редкость. Занимаются они в основном птицами: это тонкая, аккуратная работа. С млекопитающими, особенно большими, девушкам трудно: попробуй подними медведя!

Женщины, кстати, в нашем деле
не такая уж редкость.
Занимаются они в основном птицами: это тонкая, аккуратная работа

 

Об отношении к охоте и о предрассудках

Сам я не люблю чучела. Может, звучит это странно, но я не надеваю ни кожу, ни мех. Мне здесь этого хватает. Чтобы я на себя нацепил какой-то меховой воротник? Да никогда в жизни! Максимум, что мне напоминает о работе в нерабочее время, — это пара зубов на брелке. Я храню у себя только фотографии своих работ, чтобы смотреть, как я развиваюсь.

Одно время я из-за запаха не ел рыбу. Я тогда сделал несколько чучел выдр, это было невыносимо! От них сильно пахло рыбой. Меня тошнило потом от этого запаха.

 

Таксидермист. Изображение № 2.

Все мои друзья знают, чем я занимаюсь, и им не кажется это чем-то странным. Но от случайных знакомых нередко слышу шутки на тему моей работы. Почему-то бытует мнение, что все таксидермисты какие-то маньяки. На самом деле, таксидермист не отрицательный герой. Я считаю себя добрым человеком, без наклонностей. Я не люблю убивать животных, хотя приходилось. Однажды наш постоянный клиент принёс двух живых ондатр и попросил сделать чучела. Я его спросил — что же ты их не убил? Он сказал, что стало жаль. Мне тоже было жаль, но что поделать — пришлось убить.

 

О зарплатах

Каждый мастер получает процент от сделки. Стоимость чучела зависит от многого: от размера животного, от степени сложности работы, от состояния меха и туши. Чучело птицы можно сделать за шесть-семь тысяч рублей. Млекопитающие стоят от десяти тысяч до нескольких миллионов. Чучело слона обошлось владельцу в полтора миллиона рублей. Мастера зарабатывают соответственно. В среднем зарплата составляет 70−80 тысяч в месяц. Бывает, когда мало заказов, выходит и 30, а может и 100 тысяч с небольшим. Здесь главное — любить свою работу, зарабатывать себе имя, авторитет. Тогда и заказы будут крупными.

Почему-то бытует мнение, что все таксидермисты
какие-то маньяки

Иллюстрации: Маша Шишова