Президентский полк — это специальное подразделение Федеральной службы охраны президента, которое занимается охраной Кремля, его обитателей и принимает участие во всех торжественных церемониях. Служащие полка стоят в почётном карауле у Могилы Неизвестного Солдата и мавзолея Ленина, и на их фоне так часто любят фотографироваться туристы. The Village поговорил со служащим президентского полка, который на условиях анонимности — но с множественными оговорками и умолчаниями из-за секретности — рассказал, что будет, если кто-то нападёт на Кремль, зачем в полку психолог и чем кормят в самой престижной воинской части страны.

О том, как попасть в Кремлёвский полк

Меня призвали в армию, и после прохождения медкомиссии позвонили из военкомата и сказали, что по параметрам я подхожу в президентский полк. Параметры эти — славянская внешность, имя, рост и образование: либо 11 классов, либо среднее специальное. Я сказал, что хочу попробовать: хотел пойти в армию, пока служат год, чтобы побыстрее от всего этого избавиться. Пришлось проходить кучу обследований и собирать гору документов — месяца четыре на всё ушло. Президентский полк — часть ФСО, то есть по сути все солдаты из него служат в ФСО. В интернете я прочитал про роту специального караула и захотел туда попасть: это самое элитное подразделение президентского полка. Я рвался туда с самого начала, с курса молодого бойца, где идёт распределение по батальонам и ротам.

Кремлёвский полк — это гарнизон Московского Кремля, наша функция — его охрана. Конечно, сейчас она упрощена, но её оставили как дань традиции. Всего в президентском полку пять батальонов. Два батальона охраны — это обычная часть, гарнизон Кремля. Третий батальон, в который входят роты специального караула, — как раз те, кто стоят у Вечного огня и Мавзолея, участвуют в парадах. Ещё есть авторота — она дислоцируется в Подмосковье, и у неё есть свои танки и другая военная техника. Если Кремль подвергается нападению, то они сразу выдвинутся к нему на защиту. Конно-почётный эскорт участвует в парадах и еженедельном разводе караула в Кремле. Ещё рота оперативного резерва — это местный спецназ, который вызывается при непосредственной угрозе безопасности обитателей Кремля.

Меня не хотели брать в роту специального караула. Психолог, которая отбирала туда, сказала, что я не справлюсь, но я настаивал, показывал своё рвение, и меня взяли.

О подготовке в лесу

Служат тут около пятисот человек. Наша задача — почётный караул, внутренний караул и мероприятия. Когда я читал про Президентский полк, я по-другому всё себе представлял. А после военкомата приехали мы в лес, в военный лагерь, где был курс молодого бойца, а уже потом нас привезли в Арсенал Московского Кремля. Там обустроены казармы и кабинеты комендатуры. Как устроен Кремль внутри, мы почти не знаем, потому что служим на строго ограниченной территории.

Первые полгода — это обучение, вторые — непосредственное несение службы. В военном лагере были нещадные ежедневные тренировки. В 06:30 подъём, зарядка, завтрак, наведение утреннего порядка, а уже в девять утра начиналась строевая подготовка, которая длилась до двух часов. 10 минут на умывание, потом обед и физическая подготовка до шести вечера. В полседьмого — подшивание воротничков, потом свободное время, ужин, вечерняя прогулка и отбой. И так было полгода. Суббота и воскресенье — выходные: подъём в восемь, завтрак, потом та же физическая подготовка до полпервого. Было лето, и после обеда мы играли в футбол, волейбол, баскетбол, либо на турнике зависали — обычное свободное время.

На стрельбы мы ездили повзводно каждую неделю в течение полугода. Кроме того, офицеры и контрактники нам преподавали знание и умение штатного оружия, а также выполнение показательных приёмов с карабином, когда его швыряют, крутят.

Выходить с территории лагеря было нельзя, разрешались лишь посещения на КПП. На присягу ко мне приезжали родители, и ещё приехали через полгода на день открытых дверей.

Меня родители вроде хорошо воспитали: чихну — попрошу прощения, рядом чихнут — пожелаю здоровья

Президентский полк. Изображение № 1.

 

О службе в Кремле

В Кремле день немного другой, смещённый на полчаса: подъём — в шесть, отбой — в десять. Но, в принципе, всё то же самое. Старый призыв уволился, и мы забрали всю службу: Могила Неизвестного Солдата, внутренний караул, церемониальные мероприятия. До семи утра зарядка, потом наведение внутреннего порядка, в 08:30 завтрак. Потом занятия: строевая, физическая подготовка, затем обед, и после него опять какие-нибудь занятия. Это план выходного дня без нарядов, если ты нигде не задействован. Обычно в службу заступает половина роты. Если же ты в наряде, зарядка — двадцать минут в ускоренном режиме, десять минут на завтрак, и умываешься быстро, пока ещё рота на зарядке. В восемь утра вся служба уже меняется. Было всё очень сложно, потому что людей мало. Порой приходилось и чаще установленного заступать, но это не страшно. Самое максимальное — два дня на службе и один выходной. 

Суточный наряд по роте — когда ты стоишь у тумбочки у входа в казарму и следишь за порядком. Смена длится два часа — и эти два часа солдат стоит в наряде, а потом идёт отдыхать, пока на пост заступают его коллеги по наряду. Потом опять приходит твоя очередь — и так шесть раз за сутки. Если заходит комбат, отдаёшь команду «смирно», развлекаешься чтением устава, разговариваешь с проходящими мимо, шевелишься, даёшь команды по распорядку дня для остатка роты. В карауле, например, у Вечного огня, Мавзолея, на торжествах солдат шевелиться не имеет права: стоит по стойке смирно.

Служат здесь ребята со всей России, начиная с Петербурга и заканчивая краснодарскими деревнями, Кемеровым, Татарстаном. Меня родители вроде хорошо воспитали: чихну — попрошу прощения, рядом чихнут — пожелаю здоровья. А культура в полку у всех разная, и это сначала непривычно и сильно напрягает. Возникали конфликтные ситуации, но в основном они решались на словах. Да и из полка не очень хотелось вылетать: всяко лучше, чем где-нибудь в Южной Осетии под Цхинвалом служить.

Дедовщины нет, больше «уставщина». Дело как идёт? Есть два призыва: осенний и весенний. Весенний призыв — это второй батальон, четыре роты, а осенний — это первый батальон, четыре роты. Мы пересекались: здание Арсенала Московского Кремля не такое большое. Но казармы не общие, как в вооружённых силах. Одна рота — один призыв.

Если не заступаешь на службу, у тебя свободный выходной день: проснулся, пошёл на зарядку, прибрался и сидишь разговариваешь в казарме. Также в четверг, в воскресенье и по праздникам у нас был просмотр русских военных фильмов в клубе, который находился в нашем же здании. Тоже расслабон.

 

Президентский полк. Изображение № 2.

Каждый вечер по распорядку смотрели новости по телевизору, чтобы быть в курсе событий. Ещё каждый день приходила газета «Красная звезда», которая полностью посвящена Вооружённым силам. В выходные проводилось информирование, на котором выбиралась тема из этой газеты и зачитывалась любым желающим солдатом. Потом происходило общее обсуждение того, что происходит в мире. Спорили, кричали друг на друга. Естественно, так, со смехом. Высказывали своё личное мнение и сидели дальше. Но у большинства всё равно была официальная точка зрения.

А так каждый день одно и то же: нездоровая фигня. Поэтому есть батальонные психологи — это как раз та женщина, которая не хотела меня брать. Если у тебя нервяки и тебя гложет, что прошло полгода, а ещё полгода родителей не увидишь, то ты можешь спокойно прийти к психологу на релаксацию, и она тебя успокоит. Я сам не ходил, но вроде другим она помогала. Насколько я понимаю, там под расслабляющую музыку на мягком диванчике лежишь и с ней разговариваешь.

 

О сигаретах «Тамбовский волк»

Нам давали увольнения с десяти утра до шести вечера. Если несёшь службу без замечаний, не косячишь, то можешь ходить в увольнение раз в неделю на выходные. Это обсуждается с командиром взвода: кого он отпускает, а кого — нет. Увольнение — это выйти покушать в «Макдоналдсе», пельменную поискать, пойти кальян покурить — отдохнуть, в общем, от всей суеты. Спиртное категорически запрещалось: при возвращении проверяли. Зарплату в президентском полку платят: 1 300 рублей в месяц. Это меньше, чем в обычных частях, говорят, из-за дорогого обмундирования.

Сигаретами ещё закупались. Армейские сигареты — это отдельная история. Их выдают, но качество у них так себе. Сначала нам давали «Тройку» — она ещё куда ни шло: по сравнению с «Тамбовским волком» «Тройка» — это Camel. «Тамбовский волк» вообще солома ужасная. Когда было нечего курить, приходилось и его. А так обычно покупали сигареты в увольнении в городе или знакомились где-нибудь с девочками, брали их номера, и они привозили нам сигареты. И покушать, естественно.

Кормят в Кремле в среднем чуть-чуть лучше, чем в Вооружённых силах. Порой вкусно, порой так отвратительно, что даже есть это не хотелось и мы жили на булке с маслом. Просто не хотелось есть, надоедало: перловка какая-нибудь, суп, в котором жир плавает. Вот брат служил в Морфлоте, говорил, что у них с этим было вообще всё кайфово.

Увольнение — это выйти покушать в «Макдоналдсе», пельменную поискать, пойти кальян покурить — отдохнуть, в общем, от всей суеты

О посте № 1

В роту специального караула отбирают людей, немного похожих друг на друга, а потом делят на пары по внешнему сходству и росту. Весь год ты будешь ходить со своей парой, тренироваться с ним, с ним будешь заступать на службу.

Мы однажды решили узнать о почётных караулах в других странах, ввели в интернете «смена почётного караула в Великобритании». Увидели двух терминаторов, которые непонятно что делают. Чем их почётный караул отличается от нашего, мы не очень поняли.

Стоять в карауле учат первые полгода в рамках строевой подготовки. В почётном карауле у Вечного огня стоят по часу, и всего четыре смены в день, с восьми утра до восьми вечера. Стоишь три раза в день. Хоть и тяжело, но ко всему привыкаешь. Иногда в жару ребята теряют сознание. Если стало плохо — тебя, конечно, поменяют, но это очень нежелательно. Стоят всего по часу, поэтому туалет — не проблема. Все очень серьёзно относятся к посту № 1, поэтому, если чувствуют расстройство желудка, то сами отказываются заступать, хотя это и грозит нагоняем.

За Могилой Неизвестного Солдата есть помещение резерва, в котором стоят ещё несколько солдат. У них в руке есть свисток, и, если прохожие что-то нарушают, они свистят и показывают, что они должны уйти. В основном все пытаются зайти за ограду и сфотографироваться — и иностранцы, и русские. Порой садятся на ограждение могилы, что запрещено. Солдаты за могилой имеют право двигаться и останавливать нарушителей. Это наша рота, я там тоже стоял как раз.

О Дне Победы и президенте

В параде Победы у нас участвовала вообще вся рота. Мы заступили в восемь и ушли в час дня. Всё это время стояли. Если стоишь больше часа, ноги начинают неметь, колени болят. Потом уже становится всё равно. Когда начинаешь двигаться, колени гнутся безвольно, начинаешь падать. Но все вроде справились, никто не упал.

Мы стояли в виде войсковых цепочек по охране президента вокруг Мавзолея и осуществляли пропускной режим. Проходить никому было нельзя, и не важно, генерал армии или правая рука президента: «Извините, вам сюда нельзя». Была пара чокнутых генерал-полковников, две женщины, они яростно пытались прорваться, но мы их не пускали. Мы стояли по стойке смирно и не двигались весь парад. Если подходили, просто руку протягивали вправо, не трогая, и говорили: «Извините, сюда входа нет». Главное — не отталкивать.

Когда попадаешь в Кремль, появляется странное ощущение: всё засекречено, нельзя много чего разглашать, ведь служишь по сути в ФСО, но потом просто привыкаешь, и становится всё равно. Если офицеры и правда прослушивают наши телефонные разговоры, то я им только сочувствую.

Пройдя службу, я, что очень радует, получил некупленный военник, справку для поступления в вуз и положительную характеристику. Потом в госструктуру устроился без проблем. Пошёл сюда, потому что так спокойнее: тебя не кинут, зарплата достойная и стабильная. Недавно приходили письма, предлагали в полицию пойти. После Президентского полка они сами тебя ищут. 

 

   

Подготовка материала: Иван Тимонов 

Иллюстрации: Настя Григорьева