Курсы криптовалют ставят новые рекорды прямо сейчас. Биткоин, который стоил в январе 900 долларов, уже преодолел историческую планку в 2 860. Ближайший конкурент, Ethereum (эфир), продается сегодня по цене в 250 долларов за монету — это на 3 000 % дороже, чем в начале года. Помимо торговли, заработать можно и на вознаграждении, которое система дарит человеку за обработку его компьютером случайных платежей в криптовалюте. Этот способ называется «майнинг». Чем мощнее специальный компьютер — майнинг-ферма, — тем чаще майнер получает награду. Чтобы собрать маленькую ферму в домашних условиях, не нужно обладать никакими знаниями — достаточно посмотреть ролики на ютубе и купить нужную электронику в компьютерном магазине. Вложения в нее окупятся за четыре месяца.

Один из крупнейших русских промышленных майнеров анонимно рассказал The Village о дефиците видеокарт в России, балконах, забитых фермами, и о том, почему для новичков поезд с эфиром уже ушел.

Иллюстрации

Андрей Смирный

О промышленном майнинге

О своих успехах в майнинге любят рассказывать на ютубе только школьники и дилетанты. Профессионалы не раскрывают деталей, у нас очень узкий круг общения. Сейчас майнинг переживает бум — тысячи людей думают, что они нашли легкий способ нажать кнопку «бабло», пить пиво и считать цифры. На самом деле это сложная, выматывающая и кропотливая работа. Разница между домашним майнингом на балконе и моим нынешним масштабом — это разница между бабушкой, которая вяжет шерстяные носки, и трикотажной фабрикой, где пачки вылетают с конвейера каждую секунду.

Я окончил Институт нефти и газа в Москве, давно. Потом работал старшим менеджером в инжиниринговой компании. До 2016 года вообще ничего не знал про торги и криптовалюты. Но однажды я спалил сотрудников, которые майнили биткоины в нашей локальной сети, прямо на рабочих компьютерах, — машины страшно зависали и тормозили, куда-то утекала вся производительность. Конечно, это безумно выгодно, когда за расход электроэнергии на майнинг платит чужая контора, а не ты сам. Ребятам пришлось объяснить мне, что конкретно они делали. Тогда-то я и втянулся.

Свою первую ферму я собирал по видеоинструкциям Валеры (ValeraTV) на ютубе. Валера — уфимец, апологет народного майнинга, который в своем видеоблоге показывает, как собрать установку в домашних условиях. Лучше всего с майнингом справляются видеокарты обыкновенных персональных компьютеров — те детали системного блока, которые прокачивают геймеры для лучшей графики в играх. Простейший майнинговый «риг» (компьютер для майнинга. — Прим. ред.) — это пять видеокарт Radeon RX480, материнская плата и блок питания, рассчитанный на потребление минимум тысячи ватт (1 кВт/ч. — Прим. ред.) электроэнергии. Все это упаковано в деревянный куб без стенок. Я собрал такой за 100 тысяч рублей. В интернете можно найти много онлайн-калькуляторов доходности майнинга, не нужно даже уметь считать в столбик. В среднем прибыль с одного рига из пяти видеокарт — 30–40 тысяч рублей в месяц. Я воспринял это как развлечение. Проблемы возникли, когда в квартире, рассчитанной на потребление 8–10 киловатт электричества, пробки выбивал фен, включенный моей женой: всю остальную энергию забирала майнинговая установка.

Всерьез я посмотрел на майнинг, только когда перешел с биткоина на другую криптовалюту — эфир (Ethereum) — и прикинул, как можно масштабировать ферму, какой доход она может приносить. Тогда родился мой инвестиционный проект: партнеры вкладываются в закупку оборудования, а я собираю и настраиваю фермы огромного размера для круглосуточной работы.


Промышленный майнинг — это закрытый бизнес. Я единственный человек, который бывает в ангаре

Первыми партнерами осенью 2016 года стали друзья, потом информация пошла по сарафанному радио. Я уволился из компании, арендовал промышленный ангар площадью в одну сотку, настроил вентиляцию, 22 тысячи кубометров свежего воздуха в час — фермы сильно нагреваются. На первые инвестиции я собрал такую же установку, что и дома, но с качественным теплоотводом. Потом еще одну ферму, с более дорогими видеокартами, потом еще и еще. Я не могу раскрыть доходы. Сейчас вся инвесторская ферма потребляет уже более 200 кВт/ч. Для сравнения: моя домашняя установка на 30 видеокарт съедает всего 5 кВт/ч (ее доходность — около 200 тысяч рублей в месяц. — Прим. ред.). Этой зимой арендодатель спросил, чем мы занимаемся. Я объяснил. Через месяц он тоже вошел в долю. Мои инвесторы — очень разные люди. Они никогда не отдают свои последние деньги. Есть пара человек со сверхдоходом, но пока нет олигархов.

Промышленный майнинг — это закрытый бизнес. Я единственный человек, который бывает в ангаре. Оборудование на десятки миллионов рублей просматривается видеокамерами со всех углов. Я не могу даже уборщицу нанять, потому что если она прольет воду или просто захочет протереть фермы мокрой тряпкой, это будет катастрофа. Час простоя оборудования дорого обходится моим инвесторам. Все договора с ними заключаются на словах — закон просто не описывает услуги, которые я предоставляю.

Об устройстве криптовалют и «деньгах из ничего»

Самая частая претензия, которую слышат майнеры: «Вы же делаете деньги из воздуха!» Чтобы понять, почему это неправда, нужно разобрать простейшую экономическую модель. Представим, что я собираюсь отправить другу небольшую сумму, безналично. Деньги якобы переходят с моей дебетовой карточки на его карточку. Реально же капитал никуда не перемещается. Деньги остаются на том же самом месте, поменялись только циферки на счетах — обозначение того, сколько банк мне должен. Люди перекладывают ответственность на банки, доверяют им, но в банковской системе регулярно обнаруживают дыры, потому что ей управляют люди. Кроме того, банк берет комиссию даже за транзакции между отдельными физическими лицами, пусть она и невелика. Если же ты распоряжаешься капиталом корпорации, комиссия банков становится просто огромной.

Криптовалюты избавляют сразу от двух этих проблем — посредничества и большой комиссии. Биткоин — это самая первая и самая популярная криптовалюта, его удобно использовать в качестве примера. Отправитель биткоина (BTC) соединяется с получателем напрямую, peer-to-peer, деньги не передаются через третьи руки. Но запись о транзакции подтверждается майнером — вернее, его компьютером, или майнинговой фермой. Таких ферм — сотни тысяч по всей планете. То есть система децентрализована. Единственная функция, которую выполняют фермы, — записывают новые транзакции в блоки, а блоки добавляют в гигантскую общую базу. База называется «блокчейн», и в ней сохранены следы абсолютно всех цепочек транзакций, которые когда-либо происходили в биткоинах. У всех майнеров данные блокчейна должны быть идентичны — обмануть систему нельзя, транзакция не пройдет, если откуда-то в системе вдруг возникнет запись о «лишних» биткоинах, которых нет в записях других майнеров. При этом комиссия за перевод составляет в среднем 0.001 BTC. То есть за 2 доллара ты можешь перевести с континента на континент и миллион долларов, и тысячу.

О невыгодном биткоине и китайской монополии

Откуда же тогда берутся новые биткоины в валютной системе, где нет центрального банка? Новая монета возникает на счету у майнера автоматически, когда его ферма внесла в блокчейн очередной блок. Новые биткоины — это как бы награда за вычислительные мощности, которые майнер предоставил системе. Без мощностей майнеров система не сможет подтверждать и проводить платежи. Этот механизм записан в сам программный код, на котором работает криптовалюта, и этот код также строго идентичен у всех. Когда-то выпуск новых биткоинов прекратится — это называется «ограниченная эмиссия». Всем известно, что сейчас выпущено 14 из 21 миллиона биткоинов. Параллельно уменьшается и вознаграждение для майнера за новый завершенный блок — то есть сложность майнинга возрастает.

Есть очень много криптовалют, использующих блокчейн в своей работе, и везде принципы схожи. Я использовал биткоин только для аналогии. На самом деле в России биткоин уже давно никто не майнит — это стало экономически невыгодно. Сейчас его держит Китай, то есть больше половины всех биткоин-транзакций в мире проходят через три-четыре китайских майнинговых пула — несколько майнеров объединяются в группу, чтобы вместе быстрее формировать и записывать блоки в блокчейн.


В России биткоин уже давно никто не майнит — это стало экономически невыгодно

Да, спрос на биток огромный, капитализация — 47 миллиардов долларов. Но и сложность майнинга выросла в десятки тысяч раз, вознаграждение стало мизерным, и ждать его очень долго. У китайцев условия совсем другие. Их заводы серийно выпускают устройство под названием ASIC — это металлическая коробка размером с тостер, в ней куча чипов и вентилятор. Заточена она исключительно под майнинг биткоина, и кроме его криптографической операции ничего не умеет. ASIC’ами в Китае загружают целые здания и кварталы в городах, которые отданы под майнинговые фермы, похожие на гигантские серверные цеха. Последний писк — вагоны для майнинга. Чипы погружают в герметичные ванны с диэлектрической жидкостью, ваннами набивают классические контейнеры. ASIC’и свободно поставляют в Россию, но даже если вы купите 20 таких на AliExpress — все равно не сможете конкурировать с китайскими масштабами.

Не спрашивайте меня, рентабельно ли это. Просто посмотрите на курсы. Все, кто начал майнить, как и я, осенью прошлого года, уже окупили свое оборудование несколько раз. Десятки криптовалют, основанных на блокчейне, вроде Ethereum (эфира), ZCash, Lightcoin и многих других — все взлетели в цене, хотя электроэнергия и себестоимость майнинга остались на том же уровне. Кроме биткоина — просто забудьте о нем: он торгуется на бирже и покупается, но не майнится.

Словарь майнера

Биткоин (Bitcoin) — самая первая (2009 год запуска) и самая популярная на данный момент криптовалюта в мире. Автор-разработчик неизвестен, скрывается под именем Сатоcи Накамото.

Блокчейн — общая база всех транзакций, прошедших через криптовалюту за все время. Информация записана в блокчейне в виде цепочки блоков. Блокчейн идентичен у всех держателей криптовалюты, то есть существует во множестве копий по всему миру.

Фермы — вычислительные устройства, подключенные к криптовалютной системе и настроенные исключительно на майнинг. Фермы могут занимать как книжный шкаф, так и целые здания. Для работы фермы требуется только электричество, охлаждение и подключение к интернету.

Эфир (Ethereum) — вторая по популярности криптовалюта в мире, разработанная русским канадцем Виталиком Бутериным в период с 2013 по 2015 год. Эфир отличается более надежным программным кодом, чем у биткоина. Эфир позволяет использовать технологию блокчейна не только в финансовых операциях, но и в разных видах юридических сделок.

Блок — цифровой вид записи информации о нескольких транзакциях в криптовалюте.

Например:

от Н. к Б., 500 монет

от И. к С., 100 монет

от Р. к К., 1 монета

от В. к Г., 500 000 000 монет

Упаковка из нескольких таких записей и есть один блок. Он имеет строго определенный размер, а транзакции в него записываются в случайном порядке, вне зависимости от суммы перевода.

Майнинг — способ заработка, где источником дохода становится вознаграждение майнера за новый блок, добавленный его компьютером в блокчейн. Майнинг — единственный способ эмиссии (выпуска) новых монет в большинстве криптовалют. Размер вознаграждения устанавливается разработчиком программного кода криптовалюты.

Криптографический алгоритм — особый вид шифрования, при котором нужно затратить определенное количество энергии и машинного времени для того, чтобы внести изменения в данные.

Майнеры — участники криптовалютной системы, компьютеры которых обрабатывают случайные транзакции — то есть совершают работу по решению криптографического алгоритма, чтобы добавить запись о новой транзакции в блокчейн.

Хэшрейт — параметр мощности видеокарты для майнинга или совокупная мощность целой фермы. Измеряется в мегахэшах в секунду (Mh/s) — то есть сколько записей о транзакциях устройство вносит в блокчейн в секунду.

Криптовалюта — электронная денежная система, безопасность переводов в которой обеспечивает криптографический алгоритм. Криптовалюты не контролируются каким-либо единым банком, то есть они децентрализованы.

Риги — стандартная малая сборка майнинговой фермы, которая может работать и в домашних условиях. Обычно риг включает в себя от 3 до 8 мощных видеокарт для игровых компьютеров, блок питания, материнскую плату и кулер.

Про дефицит видеокарт, быт майнеров и хитрость украинцев

Сейчас, в июне 2017 года, найти стандартные видеокарты за 12–15 тысяч рублей и блоки питания на киловатт вы просто не сможете — все выгодные комплектующие для ферм майнеры раскупили в оптовых масштабах. Более того, хороших карт нет даже у поставщиков из Китая, которых все профессионалы знают в лицо. Спрос на видюшки для майнеров превышает спрос от геймеров десятикратно. Китайские заводы настолько загружены заказами на внутреннем рынке, что официально придержали экспорт.

Последний месяц я сплю по три-четыре часа в день. Когда тебе нужно объединить и скоординировать работу 1,5 тысячи видеокарт, программы приходится писать самому. Хотя программное обеспечение для домашнего майнинга можно скачать бесплатно. Я потратил много времени, чтобы наладить удаленный контроль за оборудованием — с телефона или планшета, через «team viewer’ы», но все равно езжу в ангар каждый день. Там жарко и очень шумно, проводить в помещении больше четырех часов невозможно. Части фермы то и дело отваливаются, их нужно заменять новыми, постоянно увеличивать общую мощность. Своим инвесторам я гарантирую стабильную доходность только на следующие два-три года.

Главный параметр фермы — ее «хэшрейт» (hash rate), то есть сколько раз в секунду установка производит вычисления криптографического алгоритма для проверки новой транзакции. Одна хорошая видеокарта должна выдавать в среднем от 25 до 28 Mh/s (мегахэш в секунду) или 5 долларов в день, если ты майнишь популярную криптовалюту. Для домашних майнеров все творчество заключается именно в том, какие карты подобрать, как балансировать на приемлемой мощности и доходности, как рассчитать окупаемость рига, в какую комнату поставить ферму для лучшего охлаждения. Майнинг как хобби быстро перерастает в род деятельности, потом — в стиль жизни.


Некоторые извращенцы заставляют ригами на 15–20 карт весь балкон в хрущевке или отдельную комнату в многоэтажке — перегружают розетку, нагревают воздух в помещении до 60 градусов

Я не знаю ни одного майнера, который по прошествии четырех месяцев окупаемости не вложил еще больше денег в новые фермы. Некоторые извращенцы заставляют ригами на 15–20 карт весь балкон в хрущевке, гараж или отдельную комнату в многоэтажке — перегружают розетку, нагревают воздух в помещении до 60 градусов. Мне бы не хотелось иметь таких соседей.

Моя промышленная ферма входит в крупный международный пул, где мы в топе-10 по мощности. В России же можно насчитать максимум 200 таких ферм — большинство из них бизнесмены размещают на Дальнем Востоке, где традиционно дешевое электричество. В Москве и области — не больше полусотни. К слову, Китай строит для своих промышленных ферм целые гидроэлектростанции. Россия по объему майнинговых мощностей находится на седьмом-восьмом месте, но наш отрыв до бразильских или европейских мощностей огромен.

Украина пошла еще дальше, там майнинг — настоящая эпидемия среди молодых парней. Многие украинские майнеры не платят за электричество вообще, просто протягивают кабель к трансформатору или уличным проводам. Видеокарты везут контрабандой из Польши либо напрямую из Китая. У нас за расходом и напряжением в сети следят строже, хотя наглые и хитрые майнеры все равно стараются арендовать помещения в области, в поселках, где можно подключиться нелегально.

О ключевых игроках рынка

До апреля все пытались выяснить, какая криптовалюта самая технологичная, то есть в какую захотят вложиться не люди, а крупные компании и корпорации. По скачку курса валюты Ethereum (эфир) в мае стало ясно, что ее создатель — программист Виталик Бутерин — приехал в Силиконовую долину. Сотрудничество с Бутериным уже официально заключили Microsoft, IBM и даже легендарный американский банк JPMorgan Chase. В России главным лоббистом криптовалют считают Германа Грефа. Сбербанк тоже не так давно заявил об интеграции с эфиром. Эту криптовалюту называют биткоином второго поколения. Помимо того, что протоколы шифрования у эфира лучше и надежнее, он позволяет использовать принцип блокчейна практически в любой области бизнеса. Сам скрипт позволяет участникам системы заключать договора и распределять дивиденды без участия третьего, контролирующего лица — это называется «смарт-контракты». На «Хедхантере» программист в области смарт-контрактов — это штучный кадр с огромным потенциалом. Их, может, десять человек на всю Россию, за вакансию предлагают около 150–300 тысяч рублей.

Рынок майнеров так устроен, что чем больше у тебя конкурентов в рамках одной валюты, тем меньше твоя доля мощностей, то есть меньше вознаграждение системы за каждый завершенный блок. Мы успели запрыгнуть в уходящий поезд эфира, все, кто будут после нас — уже под вопросом. Поэтому я бы не стал рассказывать про криптотехнологии, в майнинг которых вы еще можете эффективно вложиться. На ютубе полно роликов людей, которые собрали свою домашнюю ферму, потом взяли кредит и собрали еще несколько, продолжают сейчас вкладывать в фермы свои последние деньги, занимают и перезанимают — зачем? Из-за дефицита видеокарт ценник на них обновляется каждые три дня. Если ты не успел раньше, ты не сможешь сейчас наращивать мощности фермы достаточно быстро, чтобы опережать растущую сложность майнинга. Мне хочется прямо сказать новичкам: ребята, не лезьте, вы уже опоздали, для вас это не рентабельно.

Курс биткоина

О терроризме и «пирамидах»

За доллары, евро и рубли каждый год покупают такое количество оружия, кокаина, героина и услуг проституток, что доля криптовалют на этом черном рынке — микроскопическая. Объемы, в которых терроризм оплачивают долларами, в миллионы раз больше тех, что проходят через биткоин. Все остальное — это сказки для обывателей. Мою бабушку можно убедить, что биткоином финансируют ИГИЛ, а я знаю, что партию в 500 автоматов Калашникова за биткоины тебе никто не продаст. Кроме того, алгоритм биткоина позволяет полиции эффективно бороться с наркотрафиком — чтобы отследить сеть дилеров, нужно просто поймать наркомана, забрать у него мобильник с открытым кошельком и отследить переводы. Так ты найдешь кошельки дилеров, даже не нужно делать никаких запросов в банки или маркировать наличку. Да, дальше органы должны поработать, чтобы идентифицировать и поймать всех этих людей.

Второе, что приходится слышать от обывателя, — если за биткоином стоят не террористы, то уж точно «пирамида и Мавроди». С этим бесполезно спорить, если человек не знает, как работают фондовые и валютные биржи. Цена любой валюты определяется спросом на нее и больше ничем. Резко курс конкретной валюты способны двигать только люди, обладающие большой долей капитала в ней относительно общего числа вложенных средств. Первый раз курс биткоина сделал ликвидным американец, который заплатил криптовалютой за две коробки пиццы. Это была первая в истории сделка, в которой электронная валюта была обменена на реальный товар. Теперь 22 мая — профессиональный праздник всех майнеров (Bitcoin Pizza Day).

Сейчас МММщикам нужно владеть суммарно хотя бы 5–10 миллиардами долларов, чтобы сильно влиять на курс биткоина. Мне кажется, это просто смешно. Только китайские майнеры и американские спекулянты сейчас обладают таким влиянием на биткоин. И они постоянно сливают в доллары свой доход от роста курса — тогда мы видим коррекцию, как сейчас, после отметки в 2 800 долларов за 1 BTC. Еще одна коррекция будет осенью. Действительно большими запасами эфира владеет сам Виталик. Я не знаю, возможно, тот факт, что Forbes пока не считает активы в криптовалюте — единственная причина, по которой Бутерина еще не ставят в один ряд с олигархами.

О майнинге и законе

Государство сопротивляется криптовалютам не из-за безопасности, а потому что это разрушает источники пополнения бюджета. Пока государству нужны налоги, оно будет запускать руку в ваш карман через банки. И национальная безопасность тут ни при чем.

Отношение властей к майнингу изменилось за каких-то три месяца. Еще в начале зимы за майнинг и незаконное предпринимательство собирались давать 8 лет тюрьмы. Сейчас блокчейн — главная тема Петербургского международного экономического форума, а глава Банка России Эльвира Набиуллина обещает создать национальную криптовалюту. Лоббистские группировки борются между собой за эту инициативу. Еще две недели назад я не стал бы разговаривать с прессой, опасаясь за свою свободу.

В нашей юридической системе для майнинга даже нет подходящей терминологии — такой способ эмиссии какой-либо валюты просто не описан в законодательстве, а значит, и доход с него не может быть легальным. Но если ко мне придет полицейский и спросит обо всех этих тысячах мигающих лампочек, я скажу, что машины просто заняты вычислениями. Какими — его не касается.

О личных мотивах

Я занимаюсь майнингом не ради денег. Я получаю кайф от того, что раньше других становлюсь частью будущего. Еще полгода назад технология NFC или Apple Pay была диковинкой. Сейчас расплатиться смартфоном, бесконтактно, можно на любой заправке. В Штатах за биткоин можно купить пончик или квартиру. Я уверен, что и Россия к этому придет. Сейчас у меня виртуальных счетов больше, чем дебетовых, и я не помню, когда последний раз брал в руки наличные.

Я все реже объясняю знакомым, чем занимаюсь. Все нюансы разжевываю только своим новым инвесторам. Моя семья и так пользуется криптовалютами. Жена ушла с работы, иногда помогает мне нажимать кнопки. Старший сын понемногу торгует на криптобирже. На его восприятии труда это сказывается отлично — он видит, сколько усилий нужно потратить, чтобы обрести капитал и построить свое производство.

Моя модель бизнеса универсальна для любой страны. Но кто сказал, что в условной Германии я буду кому-то нужен, что там доли мощностей у майнеров уже не распределены? Кто гарантирует, что я смогу найти поставщиков дефицитного оборудования? Я не готов проходить через это снова. Я с большим трудом настроил дистанционное управление своим производством. У меня сложился в России узкий круг друзей, которые меня понимают. В конце концов, жизнь не определяется хэшрейтом.