Хозяйка клиники для животных рассказала «The Village Владивосток» о видеонаблюдении в больнице, исчезновении старой школы ветеринаров и о том, что люди не хотят нести ответственность за своих питомцев.

Текст

Евгения Варакина

Иллюстрации

Елена Бобина

Моей клинике семь лет, я работаю в ней врачом с самого открытия. Сейчас я директор. До этого окончила Приморскую государственную сельскохозяйственную академию в Уссурийске. Активно практиковала во время учебы в других клиниках. Также имею навыки кинолога и хендлера (того, кто готовит собак к участию в выставке и выводит их на ринг — Прим. ред.). В целом, работаю с животными уже около пятнадцати лет. Сейчас я больше занимаюсь административной работой в клинике, врачебных смен беру немного — для поддержания практики.

Кошки, собаки, лисы, зайцы и морские свинки

Наша клиника небольшая и находится в спальном районе Владивостока, в коллективе — три врача. В среднем, к нам в день приносят до двадцати животных. Конечно, чаще всего нашими пациентами становятся кошки и собаки.

Во Владивостоке люди держат и эксклюзивных питомцев, например, игуан. Но с такими животными, как правило, работают специализированные врачи, которые наблюдают их практически с рождения. Из необычных животных к нам приносили на лечение лису. Есть у нас постоянный пациент — дикий заяц по имени Сына. Хозяева нашли его в лесу еще грудным зайчонком размером с ладошку, и сейчас Сыне уже десять лет. Недавно мы вылечили ему флюс.

Бывают у нас попугаи, шиншиллы, хорьки. Недавно кастрировали морскую свинку. Для обычных людей, которые привыкли, что свинки безобидны, нужно знать, что в период полового гона зверьки могут впасть в агрессию и отказываться от пищи вплоть до гибели. Так что кастрация и стерилизация для мелких животных тоже актуальна. Конечно, если эти животные не предназначены для разведения, а живут просто в качестве домашних любимцев.

Животные травятся натуральной пищей

Самые частые заболевания животных, поступающих к нам — пищевые отравления. Животные травятся натуральной пищей, ведь хозяева считают, что питомцам она полезна — колбаса, творожки, курица, котлеты. Часто это приводит к расстройствам пищеварения, потому что организм животных не приспособлен к человеческой еде.

У кошек часто наблюдаем мочекаменную болезнь и заболевания почек. А вот собаки все же больше страдают пищевыми отравлениями либо аллергическими реакциями, кожным зудом, отитом. Встречаются у домашних любимцев и гораздо более серьезные заболевания — диабеты, циррозы, онкология. Но это реже.

Будьте внимательны к своим животным

Самые частые заболевания животных, поступающих к нам — пищевые отравления

Для того, чтобы не запускать болезни домашних любимцев, я советую хозяевам внимательно следить за малейшими изменениями в поведении животных. Если что-то поменялось — это повод прийти на осмотр к ветеринару. Заметили угнетенное состояние питомца, отказ от воды или еды, взъерошенную шерсть, кожный или ушной зуд — идите к врачу. Не говоря уже о серьезных симптомах, как рвота или расстройство желудка.

Заболевшее животное может забиваться в углы, агрессивно реагировать на прикосновения. Нелишним будет потратить полчаса на прием у доктора, чтобы купировать болезнь. Ведь лечение запущенного заболевания может быть длительным и дорогостоящим.

У каждого ветеринара есть свое кладбище

Для того, чтобы избежать спорных случаев, особенно если животное умирает, я установила в клинике видеонаблюдение. Камеры стоят в приемной и операционной. Это позволяет, в том числе, обезопасить врача от последующих претензий.

Конечно, у каждого ветеринара есть свое кладбище, но в нашей клинике, к счастью, серьезных конфликтных ситуаций не было. Однажды во время тяжелой операции не удалось спасти собаку с перекрученной селезенкой. Доктор реанимировала ее после остановки сердца и дыхания, но собака скончалась на столе. Были разбирательства, хозяин приходил с адвокатом. Но, основываясь на видеозаписи, врач расписала весь ход операции и объяснила, что вмешательство было рискованным изначально.

Случается остановка дыхания у животного во время обычной операции по стерилизации или кастрации. Это может произойти из-за индивидуальной непереносимости наркоза — встречается примерно один случай на сотню. В этой ситуации для врача главное — ум и хладнокровие, чтобы грамотно провести реанимацию. Если начинается паника — провал. Во время операции врач должен максимально чутко следить за состоянием животного, не отвлекаясь ни на секунду.

Сейчас клиники стали оборудовать лучше и лучше. Появляются современные аппараты для УЗИ, в операционных ставят технику, которая контролирует давление и дыхание во время операции. Но 60 процентов клиник всё же работает без такого оборудования, потому что оно крайне дорогостоящее. Из более чем тридцати клиник во Владивостоке так оборудованы, в лучшем случае, пять. А специализированных ветеринаров-анестезиологов и вовсе по пальцам пересчитать.

Я считаю, что врачи перестали думать. Старая школа теряется

Многие ветеринары сегодня привыкли ориентироваться на полную картину анализов, УЗИ, рентгеновские снимки. И на основании только этого готовы поставить диагноз. Мои коллеги, вероятнее всего, обидятся на эти слова, но я считаю, что врачи просто перестают думать. По всему спектру анализов несложно выявить заболевание. Но нужно слушать, предполагать, а потом лишь подтверждать предполагаемый диагноз анализами и снимками. Медицина подразумевает, в первую очередь, чуткость.

Врачей для своей клиники я выбираю, прежде всего, по отсутствию
страха работы

В академии у меня были преподаватели, которые ручным обследованием определяли возраст плода беременной коровы с точностью до дня. Сейчас врачи не умеют этого. Им подавай оборудование, микроскопы, которые за тебя сделают все исследования. А ведь, к примеру, можно самостоятельно прощупать почку животного, почувствовать ее патологию, а потом уже подтвердить этот диагноз на УЗИ. Старая школа, на мой взгляд, теряется.

Врачей для своей клиники я выбираю, прежде всего, по отсутствию страха работы. Помимо профессионализма важна коммуникабельность — умение донести информацию до хозяина животного. И, конечно, уверенность в своих знаниях. Если ты не уверен, как ты можешь нести ответственность за животное, которое не скажет, что у него болит?

«Хоть опыты ставьте, хоть усыпляйте — мне всё равно»

Больная тема всех ветеринарных клиник — подброшенные животные. Люди наивно думают, что, принеся в клинику уличного котенка или щенка, они спасают его. Считают, что врачи хорошие и должны лечить всех. Но о том, что лечение и корм стоят денег, никто не вспоминает.

Если у клиники есть отдельный вирусный стационар, он, как правило, занят животными, которые уже идут на поправку. И принести туда нового постояльца с улицы — значит поставить под угрозу остальных обитателей. У нас отдельного стационара-карантина нет, только общий. Так что подкидыши становятся реальной проблемой.

Однажды под дверью мы обнаружили щенка, совсем маленького, без зубов. Мы выкормили его и оставили жить в клинике, назвали Боцман. Через полтора месяца удалось пристроить малыша в хорошую семью. К сожалению, через какое-то время он стал жертвой догхантеров: съел что-то с земли на прогулке. Мы не успели его спасти.

Прошлой зимой солидный мужчина бросил в снег коробку с карликовой джунгарской хомячихой-матерью и пятью кутятами. Мол, ему они не нужны. Деваться было некуда: сняли с продажи клетку, оставили весь зверинец в клинике. Хомяков-малышей раздали, мать назвали Хомой. Она прожила у нас восемь месяцев, стала любимицей врачей и клиентов. Недавно Хома скончалась от старости. Но мы так привыкли к ней, что подумываем завести в клинику другое мелкое животное.

Гостиницы для животных и передержка

Гостиниц для животных во Владивостоке немало, мы тоже предлагаем такую услугу — берем кошек и мелких собак. Коты могут жить у нас неделями, а собаки не более десяти дней. Маленькие собачки привыкают к рукам хозяина, и большая разлука для них — сильный стресс. Больших собак на передержку не берем, потому что сажать в клетку крупное животное на долгий срок, выпуская только на прогулку, — негуманно.

У нас есть постоянные клиенты, которые оставляют питомцев каждый раз, уезжая в отпуск или на выходные. Но для длительного отсутствия я советую всё же отдавать животных в специализированные гостиницы, где больше условий для ухода за ними.

Я не люблю, когда зверь долго живет в клетке. Даже после стерилизации и кастрации мы не оставляем животное на несколько дней, как это делают в других клиниках. Как правило, операции назначаем на утро, и к вечеру, когда пациент начинает отходить от наркоза, и мы видим, что всё в порядке — выписываем домой. В привычной атмосфере и с любящими хозяевами они восстанавливаются быстрее.

В привычной атмосфере и с любящими хозяевами они восстанавливаются быстрее

Мы не усыпляем здоровых животных, это людская лень и безразличие

В нашей клинике, как и во всех других, есть услуга эвтаназии (усыпления животных). Но у меня строгий принцип — здоровых животных мы не усыпляем. Если хозяева приводят кота, которого некуда деть, или собаку, с агрессией которой не справляются и просят усыпить, — мы им откажем. Это людская лень и безразличие, и животное не должно погибать из-за этого.

Есть у меня пример. Нам принесли кошку на эвтаназию, хозяева считали ее очень агрессивной и старой. А оказалось, что у животного воспаление параанальных желез, и от боли она носилась по квартире и кидалась на людей. Через три дня лечения кошка вернулась в адекватное состояние, хозяин вернулся и поблагодарил нас за то, что мы спасли его питомца.

Что касается больных животных, мы никогда не говорим, что лечение больше не имеет смысла, и остается лишь усыпление. Мы всегда даем человеку выбор. Это его животное, он несет за него ответственность сам. К тому же любой хозяин до последнего надеется, что питомец выздоровеет.

Если мы видим, что животное безнадежно больно, мы проговариваем тот факт, что вылечить его не сможем, что врачи — не боги. Мы можем лишь проводить определенные манипуляции, чтобы поддерживать организм. Но объясняем, что животное страдает, испытывает боли, и предлагаем выбор. В 80 процентов случаев хозяева выбирают продолжать борьбу.

Я и сама стояла перед таким выбором, когда мне пришлось усыпить нескольких моих собак. Это старость и неизлечимые болезни. Но при разговоре с клиентом на эту тему врачу приходится быть очень мягким, тактичным, ни в коем случае не давить.

Утилизация — 300 рублей за килограмм

Во Владивостоке раньше была проблема с телами умерших животных. На протяжении нескольких лет единственная фирма, которая утилизирует биоотходы, была банкротом. Свою работу она восстановила около трех лет назад.

В тот период оставалось надеяться только на порядочность ветклиник. За нашу практику мы не выкинули ни одного трупа. Находили способы утилизировать.

В последние годы у нас договор с единственной на Дальнем Востоке компанией, имеющей лицензию на утилизацию животных. Это цивилизованно. Раз в неделю приезжает специализированная машина, забирая биоотходы и тела животных строго по весу. В нашей клинике утилизация животного стоит 300 рублей за килограмм.

Более мелких фирм, занимающихся ритуальными обрядами, во Владивостоке много. Есть даже те, которые предлагают хозяевам за несколько тысяч рублей забрать урну с прахом животного. Но я отношусь к этому со скепсисом — далеко не факт, что в урне будет прах вашей собаки.

Люди не понимают, что животное может быть вирусоносителем

Очень часто люди сами хоронят своих животных, хотя сейчас это незаконно. За это предполагаются штрафы. Люди не понимают, что животное может быть вирусоносителем, и хотя в почве живут не все вирусы — это всё равно распространение инфекции. Мы стараемся убедить посетителей в утилизации по правилам, чтобы всё было официально и честно.

О догхантерах и культуре содержания животных в России

Сейчас волна отравлений, к счастью, ушла. Года полтора назад было очень много случаев. К счастью, район, в котором находится наша клиника, пострадал от жестокости меньше других. Хотя недавно неподалеку был случай отравления собаки.

Я ни в коем случае не оправдываю тех, кто травит животных, — это бесчеловечно. Хозяевам могу дать совет, который касается не только борьбы с догхантерами, но и отношения с обществом: непременно выгуливайте собаку в поводке и наморднике.

Занимайтесь своей собакой, на прогулке внимательно следите за ней, а не болтайте с соседями, пока пес подбирает неведомую еду с земли или заигрывает с прохожими. Только вы знаете, что ваше животное не агрессивно. Другие люди этого не знают. Собака может напугать ребенка. Прыгнуть на человека, испачкать или порвать ему одежду. Кому это нужно? Это животное, и его нужно выгуливать по правилам. Есть соответствующие законы.

К сожалению, у нас во Владивостоке, да и наверное в России, в целом, не развита культура содержания животных. Люди не понимают ответственности за питомца, которого они заводят. Отсюда столько брошенных животных.

Мало кто занимается своими собаками, хотя сейчас очень много кинологов и специалистов. Можно записаться на курсы дрессировки или начать читать книги по зоопсихологии. Но людям это не нужно. Они увидели красивого щенка или котика, захотели его, а что делать дальше — не знают. Мне всегда удивительно, что люди не изучают историю породы собаки, которую планируют завести. К примеру, хаски и маламуты. Это ездовые собаки с шерстью, позволяющей спать на снегу в мороз. А их держат в тесных душных квартирах.

Люди не умеют нести ответственность за здоровье животных. Приходя в клинику, часто удивляются, что прием стоит 350 рублей — считают, что это дорого. Я смотрю много иностранных передач о животных и поражаюсь высокой культуре хозяев за рубежом. У нас же людям проще усыпить животное или выбросить его на улицу, когда возникают малейшие проблемы. И это очень печально.