Выступление Noize MC на фестивале Snickers Urbanия. Фото: Aya Kimakovskaya

  

Раньше у меня не было мотивации выражать протест в песнях. Я сочинял их для того, чтобы поделиться с людьми своим мнением. Протест для меня — не самоцель, не протест ради протеста. Просто, в какой-то момент в песнях я начал говорить о социальных процессах, а не только о своих личных переживаниях. Это естественно — я стал взрослее и теперь сталкиваюсь с проблемами другого уровня.

Сейчас при любом удобном случае различные политические партии пытаются молодежную культуру заставить играть на своей стороне. Ко мне постоянно поступают предложения «посотрудничать» — явные и неявные. Недавно появился такой проект в сети — «Нойз Фм», который явно инициирован опозиционными партиями. Они дублируют любой инфоповод, возникающий в связи с нашей деятельностью. Через несколько дней после публикации трека «10 суток» появилась песня «Нойз Фм» — «Они охуели» с похожей нарезкой про ментовский произвол. Это явно политизированный проект, но я и моя группа — не рупор какой-то политической движухи. Не хочу быть связан ни с какими политическими партиями — ни с левыми, ни с правыми. Я не политик и не собираюсь ей заниматься. Я всего лишь пишу песни о том, что меня волнует — о себе и о ситуации в обществе.

Последняя политическая акция, в которой мы отказались участвовать —  митинг в защиту химкинского леса. Он, как оказалось, проводился при участии движения «Солидарность». Там Немцов и Каспаров состоят. Подавалось все изначально, как сугубо экологическая акция, а в итоге выяснилось, что там будут баннеры и флаги «Солидарности».

Почему я должен определяться с позицией? Какого хрена? Я беспартийным был и остаюсь. Не собираюсь плясать ни под чью дудку. У меня перед глазами множество отрицательных примеров. Один из них — движение футуристов, почти синхронно развивавшееся в Италии и у нас. И там, и там правящим режимом это движение было использовано, как рупор системы. В итоге для моих дедушки и бабушки Маяковский — это не отличный поэт серебряного века, а тупая коммунистическая агитка и ничего больше. Они не хотят разбираться и видеть, что его стихи революционны в плане творчества, а не в плане политики. Это ужасно, потому что как только в футуристах перестали нуждаться режимы Сталина и Муссолини, от них тут же поспешно избавились. Это яркий пример того, как талантливые люди, пойдя на поводу у политиков, растратили свой потенциал и закончили печально. 

В плане политики я сейчас как обезьяна с гранатой. Прекрасно это осознаю. Мне всего 25 лет, я не чувствую в себе достаточного образования и сил, которые позволили бы мне звать людей на баррикады и строить новым мир. Большинство рок-мессий были вообще социально безыдейными. Я вот преклоняюсь перед талантом Курта Кобейна, но что он такого в итоге задвинул? Ничего. Что касается гранжа, то этот стиль прекрасно показывает, как надо выражать отрицательные эмоции в музыке, на мой взгляд. А если вспомнить панк, такой политизированный — тут масса грустных примеров. Вообще, там два типа людей существует — первых ангажируют какие-то движухи, а вторые — до шестидесяти лет орут «Устрой Дестрой» — «Я враг системы, все козлы». Вот есть группа Rage Against The Machine, но всем давно известно об их сотрудничестве с коммунистами. Не знаю, как к этому относиться — отличная музыка, великолепная группа. Но вот это якшание с партиями, оно вызывает у меня отторжение.

В российском рэпе сейчас очень много остросоциальных высказываний. Но эта тенденция довольно давно существует — просто сейчас она вылезла на поверхность. Ну, что я могу сказать — хорошо, что это не бездумная жвачка, там есть сильная идея. Ведь что случилось с русским роком в девяностые — была повальная мода на бессмысленные песни. Все тексты писались по принципу — чем хуже, тем лучше. Начиная с «Мумий Тролля» и заканчивая группой «Тотал». Огромный поток бессмысленной информации, причем нарочито бессмысленной, лилось тебе в уши. В итоге в роке стало неактуально делать какие-то высказывания и петь о том, что происходит. Не удивительно, что теперь хип-хоп, где всегда был акцент на текст, выполняет те функции, которыми его наделили на исконной родине. С другой стороны, печально, если он станет орудием пропаганды и какая-то не самая лучшая партия сможет занять лидирующие позиции благодаря этой музыке.

Считаю ли я несправедливостью то, что произошло со мной в Волгограде? Да, конечно, считаю. Однозначно. Я, конечно, совершил правонарушение и должен был понести за него наказание, но не десять суток. Из всех моих соседей по камере, только двое были наказаны на 10 суток — это вообще редкость. Когда люди в камере узнавали, за что я получил такое наказание, они удивлялись еще больше. Мнения юридически подкованных людей, в том числе моего адвоката, сходятся в том, что это совершенно неадекватная мера. Тут кем-то руководила личная обида, человек, отдавший приказ о моем аресте, был явно мотивирован. Мне не раз грозили другой статьей — публичное оскорбление представителей власти, — а это от двух до пяти лет. Даже собирались уголовное дело завести. Но дело в том, что этот закон работает, когда ты лично оскорбляешь какого-то сотрудника при исполнении, а не в песне.

После случая в Волгограде отменился один концерт — в Чебоксарах, на фестивале «Кофемолка», который устраивала городская администрация. В администрацию поступила информация сверху о том, что нас на фестивале быть не должно, хотя мы там должны были быть хэдлайнерами, и это было давно заявлено. Повсюду в городе были расклеены афиши с нашими лицами, нас очень ждали. Насколько мне известно, там люди прорвали ограждение, вылезли на сцену и стали чуть ли не в микрофоны посылать организаторов на три буквы.  

Глупо обвинять какого-то конкретного чиновника в том, что происходит, потому что в России самый популярный принцип — «моя хата с краю». Люди ругают то, что происходит, но ничего не делают. Многие очень инертны и не высказывают своего мнения. Гражданское общество у нас пока в плачевном состоянии. Реформы тут не помогут. Вот, например, переименование Милиции в Полицию. К чему оно приведет? Ни к чему. Раньше Билайн писался латинскими буквами, а потом стал русскими. Вот дохуя чего изменилось? Тарифы стали другие и все. Сменив вывеску и изменив пару положений в уставе этой организации, проблем с ней связанных не изменить. Менять менталитет надо — это многослойный долгий процесс, никак не связанный с названием или конкретными постановлениями.

Интервью: Сергей Пойдо