В начале августа The Village провел опрос: «Чего вам не хватает в Москве?». Ответы принимались в свободной форме, можно было рассказать о том, что в городе до сих пор нет велосипедных дорожек или о том, что в столице нужен новый мэр.

В октябре мэра Москвы отстранили от должности, а The Village расшифровал результаты исследования, чтобы узнать, чего именно хотят люди от нового мэра.

В опросе участвовало более 1 200 респондентов, которые оставили 5 000 предложений.

   


   
Часть первая:
Городское планирование
Транспорт
Инфраструктура
Политика / Общество

   
Часть вторая (на новой странице):
Еда
Люди
Места
Марки / Бренды

Эксперты: Андрей Лошак, Елена Малова, Игорь Компаниец, Михаил Блинкин, Михаил Лабин, Протей Темен, Сергей Фадеев, Юлия Выдолоб, Юлия Ус


            

   
Зеленые насаждения, парки, скверы. Участвующие в опросе всерьез обеспокоены экологической обстановкой в городе. В центре Москвы не хватает ухоженных парков и скверов, садов во дворах, газонов. Ксюша, 24: «Большой, чистый, опрятный парк недалеко от центра города, с прогулочными дорожками, едой, эстрадой, прудом с лебедями и огромными чистыми полянами для лежания и валяния. Прототип — Hyde Park».

  

Децентрализация города. Расширение города решает сразу несколько проблем: сохраняется исторический центр города, периферия получает локальные места для отдыха и работы, таким образом разгружаются транспортные магистрали. Появляются отдельные районы и кварталы по социальным группам — творческие кластеры, бизнес-районы.

  

Скульптуры, скамейки и фонтаны. Участники опроса заметили, что в столице за последнее время не появилось оборудованных рекреационных зон, достойных внимания скульптур, новые фонтаны не появлялись с советских времен, а современные скамейки неудобны, словно разработаны только для размещения рекламы на их спинках. Анастасия, 17: «Вот, к примеру, в Южном Бутово существует улица Кадырова — она замечательно оформлена, люди потянулись туда, им хочется проводить там свободное время, а не сидеть дома. Ясно, что туда было выгружено немало средств, но это того стоило».

  

    
Пандусы. По мнению респондентов, Москва не приспособлена для передвижения людей с ограниченными возможностями. Виктор, 28: «В городе инвалиды далеко не везде могут свободно передвигаться, спускаться в метро и переезжать дорогу».

  

   
  
Остальное. Часть участников опроса сказали, что Москве не хватает смотровых площадок и мест для обзора города. Другие отметили, что в городе есть огромное количество неиспользуемых площадей — крыш домов. Алла, 16: «Я считаю, что можно было бы добавить один большой аэростат, где-нибудь в центре, для обзора всего города Москвы, чтобы туристы и жители этого замечательного города в хороший, солнечный день могли наслаждаться и вдохновляться красотой столицы». Александр, 21: «...высоких домов, на крышу которых можно беспрепятственно подняться».

          

   
Сергей Фадеев, архитектор, урбанист, один из создателей манифеста «Москва 2020».

   
Люди хотят жить в городе, который им соразмерен. Это главная проблема столицы — с советских времен здесь сохранился имперский масштаб с высотками и проспектами, но о человеке вообще не думали. За годы в центре образовалась скученность, высокая плотность — сейчас людям нужны невысокие дома, больше зелени, скамейки, фонтаны и так далее.

Это комплексная проблема, которая тесно связана с темой экологии. В Москве много парков и есть река. Но, опять же, в советскую промышленную эпоху через парки строили магистрали, а вдоль рек расположилась вся промышленность. Для того чтобы возродить парки, нужно связать все парковые точки, создать зеленые маршруты, которые будут оборудованы всем необходимым: велосипедными дорожками, к примеру. Из парков нужно делать парковую сеть, тогда город станет зеленым. Рекой уже начинают заниматься — из примеров можно назвать пока нереализованный проект реконструкции промышленной территории ЗИЛа. В перспективе там появятся пешеходные набережные с аллеями.

Но главное — постепенно выводить из исторического центра города места работы, для того чтобы жителям не нужно было каждый день ездить на такие большие расстояния. Создавать локальные пространства, в которых можно жить.

Москву не нужно разрушать, чтобы сделать городом для жизни, можно реконструировать, находить новые решения. Читатели написали про использование городских крыш — казалось бы, фантастическая идея, но она волне осуществима. Можно благоустроить плоские крыши в спальных районах: поставить прозрачные крепкие ограждения для безопасности, посадить деревья — и будет место встречи соседей и игры детей на свежем воздухе.

Вернуться к оглавлению

       

            


            

   
Велоинфраструктура. По мнению респондентов, в Москве не хватает велодорожек, веломастерских, велосветофоров, городского муниципального проката велосипедов, таких как Velib или Velo в Европе. Раздражение читателей вызывает нынешний запрет провоза велосипедов в общественном транспорте.

  

Общественный транспорт. Московское метро, по мнению опрошенных, нужно перевести на круглосуточный режим в выходные дни, провести ветку, ведущую в аэропорт, а вместо касс поставить автоматы по продаже билетов. Для улучшения наземного транспорта читатели предлагают скоростные низкопольные трамваи с выделенными ветками и новые автобусы. 

  

Дороги и частный автотранспорт. Большинство читателей заметили, что в Москве не хватает культуры вождения: часто автомобили паркуют прямо на полосах общественного транспорта. В городе нужно построить многоэтажные парковки, ограничить въезд в центр и отремонтировать дороги. Карина, 21: «В первую очередь не хватает дорог. Дело ведь не в перенаселении и не в большом количестве автотранспорта, а в том, что не строят новые дороги. Отсюда дикие пробки и практически полный паралич транспортной системы. Выездов из города мало, а те, что есть, представляют собой „горлышко от бутылки“, когда восемь полос вдруг резко сокращают до двух».

  

    
Муниципальное такси. Читатели говорили о необходимости создания муниципального такси со счетчиками и кнопками вызова такси на городских столбах. Памятуя о страшных пробках, многие высказались за создание авиатакси.

  

   
  
Остальное. Читателям не хватает пешеходных улиц с развитой торговой инфраструктурой и широких тротуаров. Небольшое количество респондентов высказалось за развитие речного транспорта.

          

   
Михаил Блинкин, научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства.

   
Во всех городах мира всегда были и есть энтузиасты, которые используют велосипед в качестве главного городского транспорта. Обычно это начитанные люди, которым знаком опыт городов мира: велодорожки есть и в Голландии, и в университетских кампусах США. Это чрезвычайно симпатичный способ передвижения, во многих городах есть обособленные велодороги, масса инженеров задействованы в создании мировой велоинфраструктуры.

Но, к сожалению, в нынешних столичных реалиях создание сети велодорог абсолютно невозможно. Во-первых, в городе не соблюдаются никакие экологические стандарты — ехать в одном потоке (или даже у края дороги по размеченной области) рядом с машинами просто опасно для здоровья. Вторая проблема кроется в нынешнем поведении водителей: многие паркуются на автобусных полосах или просто на тротуаре. Вот представьте, появятся разметки для велосипедов, и они сразу заполнятся автомобилями. Решать такую проблему нужно в комплексе, но наша транспортная система пока на слишком низком уровне. Скажем так, мы в первом классе, а велоинфраструктура — это 8-й класс.

Есть другая транспортная проблема, которую решить проще, а пользы будет не меньше, — это создание муниципального такси. В любом городе мира муниципальное такси олицетворяет надежность и скорость. К примеру, мне из гостиницы нужно доехать в аэропорт — городское такси везет меня через центр города по полосам общественного транспорта, разметка на них гласит: «Bus & Taxi», и получается быстрее. Второе — муниципальное такси чрезвычайно надежно: оно приезжает через десять минут после вызова. Третье — чек, который дает тебе водитель такси, имеет такую же валидность, как билет на поезд. И четвертое — в городе должны быть места, закрытые для частных автомобилей: театры, консерватории — подъехать туда можно только на такси.

Необходимость создания муниципального такси осознают многие московские чиновники, так что оно рано или поздно появится.

Вернуться к оглавлению

  

    


  

   
Переработка мусора. Половина респондентов высказалась за необходимость создания системы переработки мусора. В городе не хватает уличных урн, урн в метро, цивилизованных пунктов приема макулатуры и стеклотары. Отдельным пунктом стоят системы уборки за собаками, которые должны находиться в каждом парке.

  

Навигация по городу. Многие опрошенные заметили, что городская навигация находится в ужасающем состоянии, и предложили создать навигацию для туристов: развесить вывески на иностранном языке и обязать работников городских служб знать иностранный языкЕкатерина, 29: «Иностранцы, не умеющие читать по-русски, ошалело бродят в поисках хоть какого-нибудь указателя. На английском у нас практически ничего не дублируется. Никакой лояльности к гостям столицы».

  

Питомники для бродячих собак и гостиницы для бездомных. По мнению читателей, власти не обращают внимания на то, что в Москве огромное количество бездомных, беспризорных детей и бродячих собак. Чаще всего им никто не может и не хочет помогать.

  

    
Беспроводной интернет по всему городу и электронное правительство. Почти каждый депутат Мосгордумы завел твиттер-аккаунт, но в Москве не обращают внимания на необходимость создания единой программы, так называемого электронного правительства. Такая программа сбора статистики действует, например, в Детройте, она показывает, куда тратятся бюджетные деньги, и помогает бороться с коррупцией.

  


Остальное. Меньше десяти процентов набрали другие важные предложения. Городу не хватает бесплатных туалетов, площадок для выгула собак, питьевых фонтанчиков на улицах, освещения в переулках и спальных районах и запрета на курение в общественных местах.

          

   
Протей Темен, дизайнер, участник проекта The Village «Перестройка: Бренд города Москва».
Сайт дизайнера.

   
Когда я впервые увидел новые стойки информации в метро, то подумал, что началась война. Конструкция этих красно-синих магических обелисков мне до сих пор непонятна. К примеру, насколько хорошо могут работать динамик и микрофон в шумном метро? Или зачем там две кнопки вызова? Для старичков можно было бы сделать тачскрин — вопрос только в интерфейсе.

К вопросу об указателях и табличках на иностранном языке — недавно я смотрел дореволюционный фильм «Москва под снегом» 1908 года, режиссер-иностранец приехал в Москву. На кадрах показывали Никитскую, что ли, где на заднем плане видны вывески на английском языке. В общем, улицу было сложно отличить от лондонской того же времени. Мне кажется, что это ощущение города за сто лет потерялось, и многим старой царской Москвы не хватает.

Вернуться к оглавлению

  

  

  

   
Честное правительство. Читатели заметили, что столице нужны: новый мэр, избранный народом, избавление от коррупции среди чиновников, честное правительство и прозрачность всех городских решений. Виктор, 28: «...Честного правительства, которое заботится не о себе, а о городе и его жителях, о будущих поколениях». Дима, 20: «Столице не хватает захватывающих выборов мэра, как в Нью-Йорке».

  

Усовершенствование миграционного законодательства. Респонденты писали, что не довольны миграционной политикой столицы, и вспомнили, что в других странах создают специальные адаптационные центры, горожан стремятся познакомить с праздниками национальных меньшинств. Ухно, 23: «...ежесезонных массовых культурных мероприятий, направленных на сглаживание острых углов между разными расовыми и этническими группами, проживающими в Москве».

  

Честная милиция. Опрошенные недовольны коррумпированностью столичной милиции, несоблюдением ею действующего законодательства. Евгений, 16: «Неприкольно, когда вечером тебя по дороге домой забирает милиция и, ссылаясь на закон, говорит, что в следущий раз такая прогулка будет стоить 3 000–5 000 рублей».

  

    
Толерантное отношение к сексуальным меньшинствам. Читатели говорили о необходимости разрешения гей-парада и воспитания толерантности у горожан.

  

   
  
Легализация легких наркотиков. Некоторые опрошенные вспомнили опыт Голландии и предложили создать специальные заведения — кофе-шопы, — в которых было бы разрешено курение марихуаны. Аня, 23: «...Разрешить курить легкие наркотики. В специальных заведениях, конечно».

  

   
  
Остальное. Респонденты высказывались за легализацию проституции, свободу слова и независимые СМИ. Были и другие предложения. Василий, 26: «Хочется доступных и понятных грантов на развитие малого бизнеса».

          

   
Андрей Лошак, репортер, автор доку-ментальных фильмов «Теперь здесь офис», «Обыкновенный антифашизм», спецкор телеканала НТВ.

   
Москва — мой родной город. И вот последние лет 15 я наблюдаю, как он стремительно становится чужим. Город превратился в транзитную зону, через которую идут разнообразные потоки: людей, денег, товаров. Толстосумы здесь делают остановку перед тем как свалить на Запад, мигранты — на Восток. А люди, для которых этот город родной, живут будто в сквозных коридорах. Метафизически не хватает ощущения дома. Думаю, москвичи поймут, о чем я. Я сейчас скажу сентиментальные вещи, но трудно не быть сентиментальным, когда говоришь о том, что дорого. 

У города должна быть память, а она — у коренных жителей города. У тех, кто помнит и любит этот домик, эту старую липу, эту скамейку, для кого они — родные. Память жителей связывает прошлое и настоящее, создавая городскую культуру, традиции. Город по своей природе статичен. Постоянство, размеренность создают необходимый для жизни уют. Нельзя скверы перестраивать в торгово-офисные центры, нельзя стариков выселять из центра в Бутово. Без памяти это не город, а стойбище кочевников. Развернули шатры, свернули. Прошлая городская власть принадлежала кочевникам. Они относились к городу, как рыночные спекулянты к своим активам: не важно, куда и как, лишь бы бабки шли в рост. Но город одушевленная субстанция, с ним нельзя, как с акциями. За эти годы был нанесен страшнейший удар по памяти города и по его носителям — москвичам.

И если переходить в плоскость конкретных шагов — я считаю, что у хранителей этой памяти, краеведов, защитников московской старины со сменой власти должны появиться реальные рычаги давления на новую власть. Это должен быть не номинальный общественный совет при мэре, когда Лужков, послушав с постной физиономией мнения экспертов, делал все по-своему. Это должны быть узаконенные формы взаимодействия и воздействия, когда каждый шаг мэрии против памяти города контролируется специальным органом. Сейчас это карманное Москомнаследие, в которое Лужков сам назначал руководителей. Пока его возглавляет лощенный экс-бизнесмен Шевчук, которому историческая память до одного места. Такую должность должен занять высокообразованный и энергичный «хранитель памяти», консерватор в хорошем смысле, который будет сдерживать алчные аппетиты чиновников и девелоперов, разросшиеся при мафиозном правительстве Лужкова до вселенских масштабов. Причем таким хранителем совсем не обязательно должен быть москвич по месту рождения. Достаточно, чтобы этот человек любил и уважал историческое наследие Москвы. Кстати, самые известные хранители памяти этого города — Комеч, Саркисян — родились не в Москве.

Теперь об ответах респондентов. То, что все назвали в качестве главной проблемы городскую власть, говорит о том, что она и вправду никудышная. С другой стороны, хочется спросить: а что ты сделал для того, чтобы этот город стал лучше? Защищал памятники? Благоустраивал парки? Придумал прикольные вечеринки? Открыл уютное кафе? Сделал красивую витрину или разбил уродливую? К городу нужно перестать относиться потребительски, и тогда он начнет меняться не сверху, а снизу.

Теперь трудовые мигранты. Понятно, они раздражают своей чужеродностью, но, боюсь, в любом мегаполисе это неизбежное зло. Необходимо реально контролировать их потоки. В Москве же нелегалы работают даже на стройках МВД, я видел таких. Пока они вне закона, они одновременно и беззащитны, и опасны. В остальном с респондентами согласен: легализованные гей-парады, кофе-шопы и бордели сделают наш город только лучше и, возможно, когда-нибудь в нем станет так же уютно, как в старом Амстердаме.

Вернуться к оглавлению
Перейти ко второй части опроса