Конференция TED проходит ежегодно с 1990 и собирает инженеров, архитекторов, дизайнеров, писателей и других профессионалов своего дела. Для того, чтобы выступить перед аудиторией и оказаться на сайте нужно заплатить щедрый членский взнос, так что отбор спикеров происходит на самом начальном этапе. Тема каждой лекции так или иначе затрагивает будущее. The Village собрал шесть лекций с сайта TED.com, посвященных будущему градостроительства и архитектуры.

       

Изобретение Жайме Лернера — автобусная остановка с турникетами.

В середине 70-х урбанист и инженер Жайме Лернер вступил на пост мэра бразильского города Куритиба и кардинально преобразил город с трущобами и километровыми пробками. В своей лекции он рассказывает, о том, как улучшить город.

Помните: креативность начинается, когда вы убираете один ноль из бюджета. Когда вы убираете два ноля — это ещё лучше.Наш подход к городам слишком пессимистичен. Я работаю с городами вот уже более 40 лет, и в каждом мэр пытается жаловаться мне, что у него не хватает финансов, а город слишком велик. На основании моего опыта, могу сказать, что каждый город в мире может быть улучшен менее чем за три года.Если вы посмотрите на панцирь черепахи, то он похож на карту города, если мы распилим панцирь, представьте, как будет черепаха огорчена? Так мы часто обращаемся с нашими городами! Живем тут, работаем тут, а отдыхаем в другом месте.В Куритибе посадочные остановки сконструированы в виде труб. Такая остановка делает автобусную систему аналогом метрополитена. По сути, это превращение автобуса в аналог метро. С такими остановками вы можете оплачивать поездки до того, как сядете в автобус.Я не пытаюсь доказать, что одна транспортная система лучше другой. Я хочу сказать, что мы должны объединять преимущества разных систем. Но делать это с одним условием: если у вас есть метро, если есть наземный транспорт  — они не должны мешать друг другу, они не должны конкурировать в одном городском пространстве.


Жайме Лернер, архитектор, инженер.
Проработал три срока на посту мэра Куритибы и один срок губернатором Параны в Бразилии.

   
Лекция Jaime Lerner sings of the city на Ted.com
c субтитрами на русском языке.

   
Статья «10 вы-
дающихся мэров»
на The Village

Концертный зал Disney работы Фрэнка Гэри

Том Мэйн рассказывает о функциональной архитектуре, которая ко всему прочему является продолжением ландшафта.

Архитектура, как формирование вещей, создание формы, начинается с планирования. Если, как архитектор, ты не учитываешь базовые принципы, абсолют, эволюционные процессы, — то ты просто занимаешься украшением тортиков. Я ничего не имею против талантливых украшателей, но мне это неинтересно.Мы производим пространства для человеческой деятельности. И мне интересно не просто моделировать эти места, но усиливать с помощью архитектуры эту человеческую деятельность. И это напрямую связано с созданием городских пространств.Я крайне заинтересован в понимании того, как устроена природа создаваемой реальности, потому что сегодня такой вещи, как природа сама по себе больше нет. Природа ушла, это понятие из XIX века. Сегодня природа — всего лишь культурное явление. Мы конструируем природу и порождаем идеи.В середине Лос-Анджелеса, прямо напротив Сити Холла находится еще одно необычное здание Caltrans (справа). Ощущение движение здания было создано засчет большого количества световых элементов на стенах здания. Caltrans также является частью навигационной системы города — не только как яркий объект, но и носитель навигационных указателей.В конкурсе на создание банка в Вене победил проект Архитектурной группы Кооп Химмельблау. Наше предложение было в том, чтобы перекинуть здание через реку. Проект объединял общественные, культурные, ландшафтные и рекреационные городские сооружения.Конструкция федерального здания в Сан-Франциско вылилась в нечто большее, в решение проблемы производительности. Это будет первое здание в США, в котором — пока еще не полностью, конечно — отсутствует автоматическая система кондиционирования. Это экономия почти полумиллиона долларов в год.


Том Мэйн, архитектор. Основатель студии Morphosis и сооснователь Южнокалифор-нийского института архитектуры.

   
Лекция Thom Mayne on architecture as connection

   
Здание Caltrans в Лос-Анджелесе

Кибера — трущобы около города Найроби.

Роберт Нойвирт рассказывает о том, как облагородить городские трущобы и почему это необходимо.

Города будущего — Кибера, крупнейшее сквоттерное поселение Найроби. Это трущобы в Бомбее, Индии (в наши дни это место называется Мумбай), Хосинья, крупнейшая и наиболее урбанизированная фавела Рио-де-Жанейро и Султанбейли — крупнейшая сквоттерная община Стамбула. Так будет выглядеть новый урбанистический мир.Главная проблема сквоттерных сообществ — нецивилизованность, грязь, отсутствие правил: свалки около домов, примитивные землянки, антисанитария. Но при этом есть огромная разница между трущобами в Бомбее или Кибере — и цивилизованными поселениями Султанбейли в Турции. Как превратить одно в другое?В Турции есть два замечательных закона, которые защищают сквоттеров. Во-первых «gecekondu» — на турецком языке это означает «построен за одну ночь», если вы строите дом в Турции за одну ночь, то вы не можете быть выселены без надлежащей правовой процедуры. Во-вторых — если в вашем сообществе 2 000 человек, вы можете обратиться в правительство, чтобы зарегистрироваться, как городской район с самоуправлением. И тогда у вас сразу появляются свои права, избранное управление, налоги и муниципальные сервисы.Проблема заключается не в городской нищете или комплексных сложностях, а в том, что мы должны признать, что такие сообщества — являются районами. Это законная форма городского развития, этими резидентами нужно заниматься, потому что именно они строят города будущего.


Роберт Нойвирт, журналист.
Автор книги
Shadow Cities,
о нелегальных общинах
и трущобах мира.

   
Лекция Robert Neuwirth on our «shadow cities» на Ted.com

Заброшенный торговый центр.

Эллен Данхем-Джонс рассказывает о том, как превратить пригород в место для отдыха и работы. Проблемы необжитых пригородов в США, похожи на проблемы московских спальных районов.

За последние 50 лет мы столкнулись с большим количеством непредвиденных последствий, возникших в результате строительства пригородов. Сегодня я покажу вам проекты, посвященные модернизации пригородов на следующие 50 лет. Урбанизация пригородов позволит сократить количество выбросов парниковых газов. Каждый день автомобиль, который движется из пригорода в центр, выбрасывает вдвое больше газов, чем машина городского жителя. Это происходит просто потому, что расстояние, которое проходит пригородная машина вдвое больше, чем у городской, а значит и вредных выбросов больше в два раза.При небольшом объеме финансирования перестройка и перепрофилирование здания являются одной из самых популярных стратегий. Так, все что угодно можно сделать, например, из заброшенного молла — библиотеку. Так торговый центр в Сент-Луисе превратился в арт-пространство, где сейчас находятся художественные студии, театральные труппы и танцевальные кружки. Другие центры были вновь заселены домами престарелых, институтами, офисными помещениями, школами и церквями. А продуктовый магазин Food Lion превратился в библиотеку. Эти пространства, конечно, не дают столько же налоговых поступлений, как раньше, но такого рода переоборудование служит во благо обществу.Одним из моих любимых примеров является Белмар в Канаде. Это был очень большой торговый центр в сто акров, который превратился в 22 городских квартала с двумя общественными парками.Я показала вам первые шаги модернизации пригородов. Что дальше? Я думаю, у нас есть три задачи на будущее: озеленение пригородов, улучшение архитектурного облика, модернизация заброшенных зданий.Исторически мы привыкли думать, что центры городов должны изменяться, а пригороды должны оставаться в замороженном состоянии. Но именно сейчас настало время им развиваться.


Эллен
Данхем-Джонс, архитектор.

Профессор архитектуры Института Технологий в Джорджии.

   
Лекция Ellen Dunham-Jones: Retrofitting su-burbia на Ted.com

Снимок NASA. Азия, Китай. Яркая точка в центре фотографии — Гонконг.

Пол Ромер рассказывает о том, как постепенно внедрять инновации в жизнь страны, используя города.

Главное — это инновации. Плохие правила могут препятствовать принятию решений, от которых всем будет хорошо. Поэтому должны существовать правила для смены правил.Гонконг — это маленький кусочек Китая, который большую часть 20-го века функционировал согласно набору правил сильно отличающихся от остального континентального Китая. Правил, которые были скопированы с работающих рыночных экономик того времени, и которые обеспечивались англичанами.В 1950-х Гонконг был местом, куда могли уйти миллионы людей с континента, чтобы браться за такую работу как шитьё футболок и изготовление игрушек. Процесс быстрого роста зарплат, улучшения навыков, привёл там к очень быстрому росту. Гонконг был также моделью, которую лидеры, как Дэн Сяопин, могли скопировать, когда они решили приводить весь континентальный Китай к модели рыночной экономики.Дэн Сяопин интуитивно понимал важность выбора, предоставляемого своим людям. Поэтому в Китае вместо поголовного принуждения к немедленному переходу к рыночной модели, они создали специальные экономические зоны вокруг Гонконга. Зоны, в которых китайцы могли приходить и работать.  Города там росли стремительно. Также это были и зоны, в которые могли приходить иностранные фирмы и развивать там свой бизнес.Города дают вам возможность создавать новые места с новыми правилами, которые люди согласятся принять. И они достаточно большие для получения всех преимуществ, которые мы имеем, когда миллионы работают вместе по хорошим правилам.


Пол Ромер, экономист.
Профессор Стэнфорда.

   
Лекция Paul Romer's radical idea: Charter cities на Ted.com

Южный Бронкс — родина Майоры Картер.

Майора Картер рассказывает, как она превращает Южный Бронкс в место, пригодное для жизни, противостоит политикам и стереотипам, сложившимся вокруг гетто.

Одной из главных целей камапнии по расширению автострад было обеспечение беспрепятственного проезда жителей богатых районов округа Вестчестер до Манхеттена. У Южного Бронкса, который находится между ними, не было ни единого шанса. Часто жители получали уведомления о сносе их домов менее чем за месяц до сноса. Отсюда выселили 600 000 человек.С точки зрения планирования, экономическая деградация перерастает в экологическую, которая, в свою очередь, вызывает социальный упадок. Отток капиталов, начавшийся в 60-х, положил начало экологической несправедливости, которая продолжается до сих пор. Сегодня применяются устаревшие нормы зонирования и землепользования, поэтому предприятия с большими объемами выбросов по-прежнему размещают в моем районе.Когда мы это поняли, мы решили провести свое собственное планирование. Я подала заявку на федеральный транспортный грант на 1 250 000 долларов для разработки плана набережной эспланады со специальными велосипедными дорожками. Физические улучшения помогают реализовать государственную политику в отношении безопасности на дорогах, размещения мусороперерабатывающих и прочих предприятий, что при правильном использовании не снизит качество жизни в районе.Мы также создали первый в городе Нью-Йорке демонстрационный проект прохладной и зеленой крыши над нашими офисами. Прохладные крыши – это поверхности с высокой степенью отражения, которые не поглощают солнечное тепло, а отдают его зданию или атмосфере. Зеленые крыши покрыты грунтом и живыми растениями.Я очень заинтересована в том, что называю «тройной практический результат», который может быть достигнут благодаря устойчивому развитию. У развития может быть положительная отдача для всех заинтересованных сторон: разработчиков, правительства и района, в котором реализуются проекты.


Майора Картер, активист.
Создатель движения
за озеленение Южного Бронкса.

   
Лекция Majora Carter's tale of urban renewal на Ted.com c субтит- рами на русском языке.