Огромный промышленный двор за железкой около Московского вокзала появился на клубной карте города три года назад. Между складов, сомнительных столовых, дешёвых офисов и бассейна «Лиговский» вдруг вырос двухэтажный бар «Пьяная груша». Здесь можно было плясать на барной стойке, расписывать белые стены, проводить вечеринки с музыкой 80-х, а ещё наливали коньячный спирт, от которого с утра сильно болела голова. Первые посетители с трудом могли поверить, что путь к новому месту силы пролегает по неосвещённой дороге вдоль сугробов и трёхметровых сосуль, но потом смирились. «Груша», правда, закрылась, двор немного осветили, а Лиговский, 50 развивался дальше. В конце 2012 года The Village составил гид по всем ночным заведениям тёмного двора.

 

Тёмный двор

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 1.

Пятница, полдвенадцатого ночи. Около входа на Лиговский, 50 стоят две девушки с плакатами L-People Club. Разговаривать они не настроены, про L-People Club отвечают уклончиво: «Ну понимаешь, там только девочки. Сидим, обсуждаем, встречаемся». У девушек витиеватые формулировки, короткие стрижки, практически нет макияжа и воинственный вид. То ли депутата Милонова боится L-Club, толи просто чужаков не любят, но адрес и пароли не сдают. 

Во дворе Лиговского главное — не растеряться. Справа шаверма, работающая 24 часа, слева кирпичные двухэтажные корпуса бывших складов. Кажется, что заброшенные, но нет. На первом же повороте сворачиваем налево и идём до упора. Это корпус 3, в стенах которого не так давно открылось аж три бара. Навстречу кучками маршируют футбольные фанаты, явно покидающие концерт в клубе Dusche. На весь двор орёт барышня в дорогом пальто: «Что ты говоришь? Какой поворот? Да тут все корпуса кирпичные, откуда я знаю какой нужен!» Надо бы знать, иначе есть шанс вместо дружеского дня рождения попасть в стрип-бар. 

 

Buffet

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 5.

Надо сказать, что тёмные кирпичные своды складских корпусов накладывают на все заведения Лиговского одинаковый отпечаток: в интерьере владельцы стараются по максимум использовать кладку, подсвечивая барную стойку тусклым светом металлических светильников. Бар Buffet — не исключение. Татуированные бармены говорят, что место открылось давно, потом был ребрендинг: кикер, модный коллаж на стене и туалеты с неоновой подсветкой. При этом на плазменных панелях беспрерывно транслируются бикини-показы Fashion TV, брутальные сотрудники отшучиваются: «Это потому, что мы любим Fashion».

Тем временем посетители рубятся в кикер, три стола заняты: за мини-столиками из «Икеи» ждут своей очереди остальные игроки. Публика разная: менеджеры в кардиганах и рубашках, дамы с шампанским, не снимая шубы, подростки с зелёными волосами и проколотым всем отмечают день рождения в углу. И всё под довольно странный громкий саундтрек из хитов последних двух лет. Евродэнс сменяет хип-хоп, иногда вдалеке проносятся милые инди-хиты. Диджей, надо признать, тоже как будто забрёл случайно, причём из года 2009-го: клетчатая рубашка в облипку, бабочка и подтяжки.

Завсегдатаи говорят, что разгуляй здесь начинается около 2, к 4 все уже стройными рядами идут или ползут в клуб Jesus, в этом же дворе. В туалете и правда неоновые потолки, как в передаче «Такси», и слишком уж модная сантехника для бара с шотами по 100 рублей. Подростки в углу меж тем в который раз чокаются за именинницу пивом из пластикового стакана. «Эй, подруга, ты давай-ка тоже выпей!» — успеваю перехватить стакан из рук моего нового друга, пока содержимое не окатило меня как из душа. На прощание подмечаю спецпредложение — 7 «Боярских» за 500 рублей, но сил проверять, как гренадин смешивают с водкой, уже нет.

 

Friends Only Bar

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 15.

В соседней двери от «Буфета» находится Friends Only Bar. Видимо, чтобы оправдать его название, на входе охранник-шкаф строго спрашивает: «Вы к кому?» Мямлю фамилии людей, которые когда-то говорили про место, нас всё-таки пускают. В маленьком тёмном помещении с двух сторон от входа два стола и кожаные диваны. Здесь отмечают дни рождения сразу две компании — столы ломятся от розеточек с оливками, тарелок с колбасой и сыром. И если убрать полуклубный формат, то было бы вполне себе одомашенное застолье. Нас настоятельно просят раздеться, при этом пальто вешают в советский шкаф при входе. 

Публика здесь гораздо старше, чем в соседнем заведении. По небольшому танцполу вышагивают девушки в узких шортах, колготках и на высоких каблуках. Диджеи играют задорно, но, опять, же пахнет вездесущим евродэнсом. В баре тем временем наливают шоты по 100 рублей с ментоловым сиропом.

Friends Only Bar летом открыли двое друзей, как небольшое место для своих. В маленькой подсобке, которая по задумке когда-то должна была стать кальянной, совладелец Иван рассказывает про правила входа. «Ну а вот если бы я не знала кого-то, кто здесь уже были, то мы бы не зашли?» Иван уверяет, что конечно бы зашла и что такая система нужна лишь для того, чтобы отсеять гопников из соседних заведений. Становится понятно, что особенность баров двора на Лиговском в том, что все работают для кого-то конкретного, но обрисовать его могут с трудом. «Просто у нас можно отметить день рождения человек на 20–25, собрать друзей, а ещё „Боярский“ ничего», — продолжает совладелец. „Боярский“ и правда оказывается перченым и водка не мешается с гренадином. Женщины на каблуках всё активней танцуют, и мы медленно перебираемся в «1703», третий бар корпуса, где, по словам владельца Friends Only Bar, творится «полный мрак».

 

1703

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 22.

Всё та же кирпичная кладка, неизменная барная стойка, кикер, кожаные диваны, как будто собранные из съёмных квартир с евроремонтом, и огромные цифры «1-7-0-3» во всю стену. Вот вкратце бар «1703». Правда, в глаза бросаются две вещи: ковролин на полу, содранный будто с пола закрывшегося казино, синенький такой с вензелями. Прибавьте к этому офисный панельный потолок, который делает пространство уж слишком светлым для поддатых танцующих, — и вот полная картина.

Народу немного — человек 30. Парень в классическом костюме поедает девушку в углу, партия в кикер около туалета выходит жаркой, судя по матам. Тем временем начинает играть Red Hot Chilly Peppers «Избранное», половина спавших по диванам подрываются, 4 минуты танцпол прыгает и машет руками. В меню бара тем временем обнаруживается весьма загадочный компонент — «свег бургер». Спрашивать, что в нём, при громкой музыке бесполезно — проще заказать. Результат, конечно, не соответствует всем заветным фантазиям: на пластиковой тарелочке два кусочка булочки из тостера для сэндвичей, внутри ветчина и сыр. После такого бургера заказать фирменные шоты от заведения «1703» считаю делом чести — наливают маленькую «Пинью коладу» в шот, на удивление хорошо смешанное нечто. Следующий фирменный коктейль выходит не столько разухабистым, хип-хоп орёт всё громче, подтягиваются уже знакомые менеджеры из «Буфета». На прощание проверяем уборную с типичной белой офисной дверью. В уголке над раковиной висит милое тряпочное полотенце, домашний бар, не иначе. 

 

Хулиганы

На углу с третьим корпусом обнаруживается загадочная железная лестница на второй этаж соседнего здания. На ней красуется чёрный баннер мотоклуб The Hooligans, пару парней в тёмном курят в темноте. 

— А вы правда хулиганы?
— Правда!
— А че у вас там?
— А ниче!
— А можно посмотреть?
— Тебе да, а парню твоему нет!
— Типа мотики чините?
— Типа не мотики, а мотоциклы. А ты откуда такая любознательная?

Лестница крутая, фотографа и правда не приглашают, но брутальные мужики не против компании. Внутри ребята в чёрных майках пьют водку на бруньках и закусывают охотничьей колбаской. На так называемой мансарде мотоклуба все в креслах как из бабушкиной гостиной, пара столов и барная стойка с регалиями и книгами по путешествиям. «Мы тут только свои тусовки делаем, а внизу мастерская — там в сезон и не сезон чиним мотоциклы, иногда мопеды», — поясняют собравшиеся. Двор на Лиговском для такого клуба подходит идеально, место много, арендная ставка низкая.

 

Dusche

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 31.

Соседний 6-й корпус на Лиговском начали осваивать 2 года назад. Первым был клуб Dusche, который открыли участники группы «Ленинград». Из заведения доносятся русские хиты. Знак тревожный, но на входе стоит много народу. В «Душе» довольно разная музыкальная программа: могут быть как модные вичхаус или свег-вечеринки, так и концерты весьма маргинальных групп, в целом площадка работает как может. В нашу ночь здесь вечеринка бара Shit Palace, который каждый год можно увидеть на «Казантипе». Вход стоит 300 рублей — баснословные деньги, однако удаётся сторговаться на 100. 

Весь танцпол заполнен ребятами с района, дамами в тельняшках или просто блузках с большими вырезами. На сцене никто не выступает, зато танцуют человек 10 — барышни выполняют, как им кажется, эротичные движения, молодые люди то ли замешивают тесто, то ли воспроизводят знаменитый танец «Стиральная машина». Ведущий, возомнивший себя аниматором, нарядился в костюм панды, и зачем-то расстегнул молнию комбинезона по самое не балуй. Балом правят песни Ляписа Трубецкого. «Суперосень, хали-гали», — затягивает толпа, меня уносят в только что сформированный ряд для канкана. Через минуту в нём уже 15 доблестных мужиков, половина из которых борются с желанием походить без футболки.

На балконе висит огромная растяжка с красно-чёрными буквами «Девственницам шампанское бесплатно», не заметит её только слепой.
— А можно мне шампанское по акции?
— Какой?
— Ну вот у вас девственницам шампанское бесплатно!
— А вы девственница?
— Да.
— А как вы это проверим?
— Боюсь, что никак, я же девственница! У меня довольно строгая семья. 

Бармен удаляется проверять наличие шампанского по акции после нашего перекрикивания лирики «В левой руке „Сникерс“, в правой руке — „Марс“...»
— Нет, к сожалению, всё закончилось! — печально произносит работник бара.
— А давайте я вас угощу бухлом, раз вы такая невинная, — похотливо заявляет мой сосед, по-свойски приобнявший минуту назад ещё одну подругу жизни. Предложение приходится тактично отклонить.

 

Nirvana

Через пару пролётов от «Душа» огромная хай-тек-дверь заведения с ёмким названием «Клуб Nirvana». Вход только по звонку. Мягкий женский голос явно удивлённо спрашивает: «Вы к кому?» — «К Марьяне». Наверно, если сказать «К Стелле» или «К Анжелике», будет тот же эффект — двери откроются. В половину помещения красный подиум, на шесте вертится хрупкая стриптизёрша в маленьких чёрных трусиках. В Nirvana только один посетитель в тёмном углу, а также администратор в алом платье в пол и раздражённый сотрудник охраны. «Вы к кому?» — «К Марьяне!» Молодой человек переспрашивает у администратора громким шёпотом: «У нас есть Марьяна?» Она пожимает плечами и идёт выяснять. «Девушка, может, вы не туда пришли, у нас тут стриптиз, никаких вечеринок, а на Лиговском 12 корпусов! Вы адрес перепроверьте!» Марьяна так и не нашлась.

 

Ночной фургончик

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 42.

Собственно, на Nirvana заведения левых корпусов заканчивают и пора снова выходить на главную дорогу. Между Dusche и баром «Дюны» прячется вагончик с ночной уличной едой. Рядом ремонт обуви, разбитая газель и практически нет света. Ночной повар Миша радостно предлагает корн-дог и картошку фри — каждое блюдо по 50 рублей. Внутри его фургончика тепло и пахнет фритюрницей. Пока готовится ярко жёлтый корн-дог — сосиска на палочке в кукурузном тесте — Миша выходит покурить: «Я когда начинал тут работать, просто охреневал: драки, пацанчики как из Blackout (стриптиз-клуб рядом. — Прим. ред.) выйдут, так и давай друг друга мутузить. Плюс товарищи когда в „Джизас“ идут тоже весело. В общем, насмотришься всего, но мне нравится».

Выясняется, что днём фургончик продаёт выпечку для клерков из соседних офисов, а ночами выходных утоляет голод уставших посетителей баров. У владельцев то и дело мысли о ребрендинге и новом меню, но пока здесь подают только корн-доги на палочках, впрочем довольно вкусные. 

 

 «Дюны»

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 47.

Бар «Дюны» с милыми уточками на логотипе находится в здании той самой «Пьяной груши» в 15 метрах от вагончика с едой. Летом здесь оживлённо: на песке в лежаках пьют пиво, играют в пинг-понг и самые смелые могут окунуться в надувной бассейн. Поздней осенью всё иначе: пустынные зонты, мокрый песок и человек 15 в небольшом помещении бара с яркими стенами. Играет тихая музыка, по главной петербургской традиции, компании режутся в кикер. Тишь да благодать — можно заказать кофе, не боясь, что содержимое на тебя выльет первый же встречный. 

 

Blackout и Andybar

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 58.

Второй стриптиз-клуб на территории Лиговского, 50 Blackout совсем не похож на Nirvana. На входе в подвальное помещение из колонок орёт Lady Gaga, толпятся девушки, желающие войти. Барышни проходят, а вот нас не пускают, охрана с одухотворёнными лицами произносит бескопромиссное: «Без объяснения причин».

Приходится идти петь в караоке в Andy Bar. Ещё одно кирпичное место, но «Боярский» стоит уже все 150 рублей. За диванами и немногочисленными столами люди за 30. В три часа ночи здесь человек 20. Двое подвыпивших мужчин решили исполнить: «Издалека до-о-олго, течёт река Волга, течёт река Во-о-о-олга, конца и края нет!» Один не попадает в ноты, второй поёт слишком громко, но это неважно, ибо со второй фразы весь зал уже истошно подвывает и помогает собравшимся окончательно не испортить хит легендарной Людмилы Зыкиной. Следующие песни звучат не слишком членораздельно, ибо басурманский английский сложен для воспроизведения хором. Красный экран с белыми буквами в тёмном углу между тем выглядит устрашающе.

 

Jesus

А у нас во дворе: Гид по заведениям на Лиговском, 50. Изображение № 70.

Как и предсказывали завсегдатаи из «Буфета», около 4 оказываемся в клубе Jesus. После ночи в барах здесь практически идиллия. Кирпичные стены, подсветка, в двух залах крайне свободно, на входе работает фейсконтроль, который бы не пустил добрую половину посетителей бара «1703». В первом зале работают дискоболы и весь пол усыпан огоньками, бармены наливают быстро и жёстко огненный шот «Хиросима». В зале играет нечто электронное, но народу на танцполе немного, однако люди танцуют, уже плюс. Выпиваем по рому с вишневым соком и спешим за шавермой, той самой, что работает 24 часа.

Фотографии: Виктор Каширин