Дороже всего в мире труд гувернантки и англоязычной няни оценивается в Дубае, а на втором месте — Москва. По просьбе The Village Варвара Лозенко сфотографировала гувернанток, приехавших работать в Москву из Великобритании и Новой Зеландии, и записала их рассказы о том, что им здесь нравится, с кем им приходится работать и чему нужно учить детей.

 

 

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 1.

Маргарет, или Мэгги

(попросила фамилию не указывать из соображений конфиденциальности, поскольку семья, в которой она сейчас работает, имеет статус high profile),

29 лет, из Окленда, Новая Зеландия,
по образованию учитель начальных классов

 

В Москве Маргарет живёт около полутора лет. Сначала приехала на интервью и на испытательный срок по туристической визе, на две недели. Потом, после заключения годового контракта с семьёй-работодателем, получила рабочую визу. 

Контракт с первой семьёй закончился пару месяцев назад: там был один ребёнок, мальчик трёх лет. При устройстве была чётко сформулирована задача: нужно было подготовить его к поступлению в англоязычную начальную школу. Когда Маргарет начала с ним работать, он уже знал несколько слов по-английски. Это была работа на весь день, full-time: начиналась в 10 утра и заканчивалась в 8 вечера, когда мама мальчика возвращалась с работы. Мэгги была одновременно гувернанткой и нянечкой. В её обязанности входило: прийти утром, когда мальчик просыпается, одеть его, позавтракать вместе с ним, пойти на прогулку, покормить его обедом, почитать ему, уложить спать (дневной сон), покормить полдником, почитать книги, поиграть и дождаться маму с работы. На этом рабочий день Маргарет заканчивался. Пару раз (но довольно редко) Маргарет нужно было приготовить что-нибудь: сварить суп, кашу или макароны. Но вообще домашние обязанности, такие как готовка, уборка, стирка белья, не входят в обязанности гувернантки. Большинство семей это понимает, но на всякий случай обязанности гувернанток и нянечек строго прописаны в контракте. Семья-работодатель не имеет права загружать гувернантку дополнительной работой. У большинства семей подобного уровня есть и другой персонал: повара, горничные, водители. Маргарет научила мальчика кататься на роликах и плавать. 

 

 

«Почему вдруг так модно стало брать в семью гувернантку? Люди хотят другого воспитания для своих детей, не такого, которое было у них самих. Им хочется, чтобы ребёнок знал этикет, умел держать себя с достоинством, был вежлив, имел хорошие манеры, умел вести себя за столом. Мы не должны ни в коем случае баловать детей. Они и так обычно избалованы. Наша задача — научить ребёнка быть самостоятельным». 

До России Маргарет работала в Англии, во Франции, в Турции. В Турции был самый сложный опыт: это была должность гувернантки с проживанием (live-in) в семье высокопоставленного чиновника. Там у Мэгги совершенно не оставалось времени на себя: никакой личной жизни. Рабочий день начинался в 7 утра и длился до самой ночи, в семье было трое детей. 

Мы не должны
ни в коем случае баловать детей. Они
и так обычно избалованы

 

Сейчас у Мэгги должность part-time, она работает дважды в неделю, но её это вполне устраивает: остаётся время на личную жизнь. По контракту семья-работодатель снимает квартиру для гувернантки и оплачивает все расходы по её аренде. У Мэгги однокомнатная квартира на «Таганской»: маленькая, но уютная, она живёт вместе со своим женихом, Кристианом, он из Канады. Им здесь очень нравится: денег на жизнь в Москве уходит немного, почти всё, что зарабатывают, они откладывают на покупку дома. 

 

 

 

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 2.

Рианнон О’Саллива

25, из Бристоля, Англия, специалист
по русской истории и литературе, закончила
специальные курсы для преподавателей английского
языка как иностранного (TEFL, teaching English
as a foreign language)

 

После окончания университета и получения сертификата преподавателя Рианнон поехала в Таиланд на восемь месяцев, устроилась там в школу на должность преподавателя. В каждом классе было по 50 учеников: во время занятий нужно было использовать микрофон. Все ученики в тайской школе выглядят одинаково — в одной и той же одежде, с одинаковыми причёсками. Если у какой-то девочки волосы длиннее положенного, то специальный дежурный подходит к ней с ножницами и обрезает. По именам никто никого не называет: только по номерам. Имён в школе нет. У Рианнон там была очень высокая нагрузка: по 24 часа в неделю. К концу учебного года она так вымоталась, что не стала продлевать контракт и уехала обратно в Англию.

В Россию попала так: сначала прошла интервью по скайпу, потом испытательный срок. На испытательный срок, как ни странно, летала в Гонконг: её будущая семья-работодатель была там на рождественских каникулах. Она понравилась родителям, они заключили контракт. Условия были не самые простые: рабочий день начинался в 7 утра, а уже в 06:30 за ней заезжал водитель. Нужно было разбудить ребёнка, приготовить ему завтрак, отвести его в школу, потом встретить из школы, сделать уроки. И так две недели подряд. Потом семья уезжала из Москвы за границу, а Рианнон — обратно в Англию. Каждые две недели она перемещалась между Англией и Россией.

 

 

Сейчас Рианнон работает в семье, где три девочки: 15, 10 и 9 лет. Там она одна из трёх гувернанток: есть ещё француженка и испанка. Дети говорят на всех трёх языках практически одинаково хорошо. Гувернантки чередуются: один день — полностью английский, следующий — французский, потом — испанский. Поскольку дети в этой семье уже довольно взрослые, воспитательница-няня им почти не нужна: они всё умеют делать сами. Английский дети уже знают очень хорошо, поэтому формальных занятий с тетрадями и учебниками она с ними не проводит: они просто разговаривают, если делают ошибки, Рианнон их поправляет, проверяет, как они сделали уроки. Девочки с ней советуются и по женским вопросам: как правильно краситься, какую причёску сделать, что надеть. Ну и за манерами их Рианнон следит: может иногда и замечание сделать. Воспитанницы едят вместе с гувернанткой: она учит их этикету и манере держать себя за столом, разговаривать на те темы, которые уместны за едой. Сейчас Рианнон работает с 16:00 до 22:00. Поскольку времени эта работа отнимает не очень много, Рианнон ещё и по выходным успевает давать частные уроки английского.

По именам никто никого не называет: только по номерам. Имён в школе нет

 

По мнению Рианнон, главное отличие европейской семьи от русской заключается в том, что в России не учат самостоятельности. Родители всё время опекают детей, пичкают их едой, всё стараются сделать за них. «Вот чем, например, английская няня отличается от русской? Английская просто положит в кровать, прочитает сказку, выключит свет — и good night! А русская будет убаюкивать, укачивать, сюсюкаться с ребёнком, пока он не заснёт».

Рианнон считает, что Россия — страна, очень ориентированная на семью, семейноцентричная, если можно так сказать. И ей это очень нравится. Люди женятся и рожают детей раньше и больше ими занимаются, чем в Англии.

Ещё ей кажется, что в России мужчины очень романтичные, заботливые и щедрые. Всегда придерживают двери, пропускают вперёд, всегда готовы заплатить в ресторане за двоих. «В Англии, если тебя пригласили на свидание и вы идёте в ресторан, то скорее всего платить вы будете поровну». 

 

 

 

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 3.

Малкольм Гарлик

31, из Саффолка, Англия, профессиональный
футболист, имеет квалификацию социального
работника и опыт работы воспитателем детей
с поведенческими проблемами. В прошлом работал
в British Telecom, потом всё бросил, пошёл на курсы,
получил сертификат преподавателя английского
как иностранного, начал ездить преподавателем
в летние школы, затем стал гувернёром.

 

Малкольм с женой подолгу жили в Эквадоре, Испании, Таиланде, путешествовали почти по всему миру, потом решили приехать в Россию. Через английское агентство устроились гувернёрами / преподавателями английского в Москве: проработав пару лет, решили остаться ещё и открыть собственное агентство по найму гувернанток и нянь из англоговорящих стран. 

«В России жить сложно, если ты человек, который с рождения привык улыбаться. Здесь увидеть ответную улыбку — огромная редкость, поэтому, когда тебе долго никто не улыбается в ответ, можно почувствовать фрустрацию». 

«Но вообще-то люди в России гораздо добрее и отзывчивее, чем в Англии. Мы с женой как-то возвращались после рождественских праздников: по лондонскому метро тащились с чемоданами — хоть бы кто предложил помочь, а в Москве сразу: „Давайте мы вам поднесём, давайте поможем“. Люди здесь добрые и отзывчивые, но чтобы убедиться в этом, нужно сюда приехать. В Англии совсем другие представления о России: заранее знать о том, что здесь всё так хорошо, мы, конечно же, не могли.

 

 

Гувернёром (governor) можно быть лишь до определённого возраста: если работаешь с детьми старше 14–15, то ты уже наставник (tutor) или учитель (teacher). А с детьми младшего возраста ты няня (nanny) или нянь (manny). 

Самому возрастному клиенту Малкольма — около 55 лет. Его едва ли можно назвать воспитанником, скорее это ученик: один бизнесмен захотел воспользоваться его услугами, чтобы в неформальной форме (за просмотром футбольного матча или игрой в теннис) практиковаться в английском. Иногда Малкольм сопровождает его и на деловые встречи, чтобы из-за неточности перевода или какого-то языкового барьера иного рода не сорвался контракт. 

Чья-то жизнь становится лучше — приятно осознавать,
что в этом есть и моя заслуга

 

Сейчас Малкольм уже шестой месяц работает с пятилетним мальчиком. Четыре дня в неделю у него рабочие. В его обязанности входит водить ребёнка в специальную школу раннего развития, в шахматную школу и англоязычную футбольную школу. Иногда они ходят по музеям, на выставки, в зоопарк. Всё время общение происходит только по-английски. Польза от этого очевидна не только ребёнку, но и родителям: в его присутствии родители тоже говорят по-английски, подтягивают свой уровень.

«Прогресс в языке — это одно, но гувернёрство — это гораздо гораздо больше: на твоих глазах человек растёт, меняется, у него появляются новые навыки и знания. Чья-то жизнь становится лучше — приятно осознавать, что в этом есть и моя заслуга».

Малкольм считает, что при выборе гувернантки или гувернёра люди руководствуются не тем, какое у кандидата образование или опыт. Часто имеет значение дополнительная информация. Например, играет ли кандидат в футбол или теннис, умеет ли кататься на сёрфе, любит ли готовить. Малкольму кажется, что часто его выбирают в ту или иную семью именно потому, что он профессиональный футболист. 

 

 

 

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 4.

Мелани Демпси

31, из Крайстчерча, Новая Зеландия.
По образованию японист, преподаватель японского.
Имеет сертификат преподавателя английского
языка как иностранного. 

 

В Москве живёт и работает полтора года. До этого шесть лет жила в Японии, потом в Лондоне: работала гувернанткой в русской семье. 

Впервые попала в Россию гувернанткой в очень богатой семье. Должность была live-in governess, то есть практически 24-часовой рабочий день, с проживанием в семье. О той работе у Мелани сохранились очень добрые воспоминания: однажды утром к ней в спальню вбежала её подопечная и закричала: Melanie, I’m five! Это был её день рождения: девочка считала Мелани не столько воспитательницей или учительницей, сколько лучшей подружкой. 

Мелани говорит, что никогда не забудет ту первую зиму в России: её семья устраивала грандиозные праздники в загородном доме: приглашались рок-звёзды, целые оркестры музыкантов, устраивались фейерверки, приезжало около сотни гостей — все знаменитости. 

 

 

Первый контракт Мелани закончился, сейчас у неё другая семья, уже около семи месяцев. В семье двое детей: девочка семи лет и трёхлетний мальчик. В обязанности Мелани входит забрать девочку из школы, помочь ей сделать уроки, позаниматься с ней английским. Пару раз за всё это время ей пришлось по просьбе родителей что-то приготовить, но не сложнее макарон. Домашняя работа в обязанности Мелани не входит. Рабочий день у неё начинается в двенадцать: до школы, где учится её воспитанница, она ходит пешком, по дороге успевает где-нибудь позавтракать или выпить кофе. 

Мелани говорит, что
в Москве чувствует себя в большей безопасности, чем в Лондоне. Больше всего ей нравится метрополитен

 

Основная задача гувернантки, как видит её Мелани и родители её подопечных, заключается в том, чтобы прививать детям хорошие манеры: правильно вести себя за столом, следить за осанкой, вежливо разговаривать и учиться всё делать самостоятельно. 

Любимые книги её воспитанников — George and the Dragon («Георгий и дракон») и Princess Smarty Pants («Принцесса Умные Штанишки»). И мальчик, и девочка уже выучили текст наизусть, но всё равно просят Мелани почитать им их вслух перед сном. 

Мелани говорит, что в Москве чувствует себя в большей безопасности, чем в Лондоне. Больше всего ей нравится метрополитен. Она любит ходить в I Love Cake на Патриарших, бар Hudson’s, ресторан Torro Grill и «Чайхона № 1». 

Самой большой проблемой жизни в Москве Мелани считает нехватку свежих органически выращенных овощей и фруктов.

 

 

 

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 5.

Кэрри-Энн Прайк

33, из Саффолка, Англия, по образованию воспитатель детского сада, с дипломом по дошкольному воспитанию
и развитию. Работала как в сфере дошкольного образования
и воспитания, так и с подростками и в сфере подбора
кадров для работы в детских учреждениях. 

 

В России сейчас большой спрос на частных преподавателей английского языка, гувернанток и нянь из англоязычных стран. Поэтому в какой-то момент Кэрри-Энн с мужем решила открыть кадровое агентство по подбору такого персонала в русские семьи. Она уверена, что её миссия — в том, чтобы поддержать русских детей в их праве на высококлассное образование и воспитание, поэтому через её агентство могут трудоустроиться только лучшие из лучших гувернантки, няни и учителя. «Сейчас в мире существует множество агентств, задачей которых является только извлечение коммерческой выгоды: они зарабатывают на своих клиентах и на их детях, но совершенно не беспокоятся о том, каких именно гувернанток и нянь эти дети получат. Чаще всего это люди без необходимого опыта и даже без образования. Мы с мужем пытаемся эту систему изменить».

Впервые приехала Кэрри-Энн в Россию в 2010 году, работала гувернанткой в течение двух лет, потом открыла своё агентство по подбору персонала, «Герцог и герцогиня» (Duke and Duchess International). 

«Английский всё ещё является языком международного общения, и вряд ли это в ближайшее время изменится. Чем раньше ребёнок начнёт на нём говорить, тем больше шанс, что по акценту его почти невозможно будет отличить от носителя языка. Среди наших клиентов есть двухлетние дети, и прогресс у них превосходный.

Большинство наших русских клиентов — бизнесмены, очень занятые люди: из-за этого с ними не так-то просто общаться и работать на той скорости, которую они задают. Они могут быть очень требовательными, с высоким уровнем ожиданий в отношении своих детей. Им кажется, что каждый, кто работает с их детьми, должен выкладываться по максимуму, не жалея ни сил, ни времени.

Все наши сотрудники, все кто числится в агентстве, — это сверхмотивированные высококлассные специалисты. Конечно же, кроме прочего, у них должен быть и какой-то авантюризм — готовность к приключениям: вот так взять и погрузиться с головой в неизведанную страну, незнакомую культуру. У них должна быть гибкость и готовность быстро приспосабливаться к новым ситуациям.

 

 

У меня самой не было ни няни, ни гувернантки. Нас было четверо в семье: я одна из старших. Поэтому я рано стала самостоятельной. Родители развелись: мы остались с мамой, а отец снова женился. Это, кстати, очень удачный брак: у меня прекрасные отношения с мачехой и приёмным сыном отца».

Кэрри-Энн видит разницу между английской гувернанткой в Англии и англичанкой-гувернанткой в Москве в том, что для работы за границей нужны люди с очень устойчивой психикой, не склонные к депрессиям (тоска по дому и чувство одиночества бывают почти у всех, но нужно уметь с этим справляться). Поэтому для своего агентства она отбирает только тех кандидатов, которые раньше подолгу жили и работали за границей.

Ещё мне очень нравится то, что
здесь всё время что-то празднуют: то день города, то день учителя — и это только официальные праздники

 

Кэрри-Энн и сама долго жила далеко от дома, поэтому решиться на поездку в Россию ей было несложно. Первый год в Москве был испытанием: всё оказалось сложнее, чем она себе представляла, — и из-за языкового барьера, в супермаркетах не было нормальной еды, а первая зима оказалась настоящей пыткой. Но потом всё как-то само собой наладилось.

«Вещи, которые мне особенно полюбились в Москве? Метро (я даже заметила, что каждый раз, оказываясь в лондонской подземке, ворчу про себя „Ну в Москве-то метро лучше“). Контрастная смена времён года: холодная зима, жаркое лето. Ещё мне очень нравится то, что здесь всё время что-то празднуют: то день города, то день учителя — и это только официальные праздники. А неофициальных-то сколько: только и успевай, что выбирать между вечеринками. Опять-же, люди оказались гораздо приветливее, чем принято думать о русских в Англии, и они всегда готовы с тобой выпить». 

Я деловая женщина, поэтому, когда сама стану матерью (а это произойдёт совсем скоро), то, к сожалению или к счастью, не смогу посвятить 100 процентов своего времени материнству. Думаю, у моего ребёнка будет почасовая няня (part-time nanny), приходящая в среднем на полдня. И уж, конечно же, он будет учить иностранный язык чуть ли не с рождения. За последние пару лет я повидала столько трёх-четырёхлетних детей, спокойно говорящих на двух языках, что я хочу, чтобы мой был таким же. А что это будет за язык? Скорее всего русский!

Гувернантка в агентстве Кэрри-Энн получает 700–1 200 фунтов в неделю, не считая платы за жильё, которое арендует для неё семья-работодатель. Кэрри-Энн не считает, что это дорого: ведь семья получает сразу двух специалистов в одном — и няню-воспитателя, и преподавателя иностранного языка. Это неплохая инвестиция в будущее ребёнка. Большинство гувернанток работает по 40 часов в неделю: они всё время должны быть готовы приехать по первому звонку. «Кроме того, им часто приходится путешествовать вместе с семьёй ребёнка — в этот период они работают по 24 часа 7 дней в неделю — а это нелегко! И давайте не забывать о том, что Москва — очень дорогой город». 

 

 

текст и Фотографии: Варвара Лозенко

     

Как живут и работают англоязычные гувернантки в Москве. Изображение № 6.