Переезжая в Москву, многие думают, что уже никогда не смогут вернуться в родной город: там не будет высокой зарплаты, ритма мегаполиса, да и как смотреть в глаза родственникам: вернулся — значит проиграл. Но иногда люди настолько устают, что всё-таки покупают билет в один конец и улетают в родные Ростов-на-Дону, Самару, Новосибирск и Астрахань. The Village собрал истории людей, которые, пожив в Москве, почему-то решили вернуться домой.

 

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 1.

Кирилл Маевский

Казань

Я переехал в Москву в 2008 году, через три месяца после своего восемнадцатилетия. Ехал, чтобы заниматься музыкой (ошибочно думал, что в Москве музыкальная индустрия развита лучше, чем в провинции), и попутно поступал во ВГИК на сценариста. В итоге поступил на менеджера в сфере кино, но пошёл работать в книжный отдел магазина «Хитзона» в «Европейском». Дольше всего работал курьером. Работы было мало, что позволяло мне целыми днями читать книги. Ходил на репетиции кучи разных групп, куда меня звали по объявлениям, оставленным на музыкальных форумах. Всем обещал прийти ещё раз, но сразу же после встречи ставил их в инвизибл в аське.

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 2.

Каждый год я выбирал во ВГИКе новый факультет и готовился к поступлению, но до подачи документов дело так и не дошло. В свободное время скучал: однажды поджёг футболку и немного обгорел. На заработанные деньги открыл издательство «Ил-music». 

Я никогда не строил грандиозных планов. Уставал работать — уезжал в Казань, уставал не работать — брал билет до Москвы. Вернулся в родной город в 2011 году, когда мне окончательно надоело работать. А как жить в Москве в съёмной квартире и не работать, я не представлял. В целом я не вижу большой разницы, где жить, в Казани или в Москве. Какая разница, всё равно всем пизда. 

 

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 3.

Таня Симакова

Самара 

Я приехала в Москву в октябре-ноябре 2011 года, но прожила там не больше трёх месяцев. Переезжала из-за личных причин и желания сменить работу: мне предложили срочный и хорошо оплачиваемый проект, связанный со здравоохранением. Офис на Арме, пиар-агентство с прекрасными людьми, с которыми я до сих пор поддерживаю связь. 

В Москву я планировала переехать насовсем: у меня были очень шумные и многолюдные проводы в Самаре, так что возвращаться сюда потом было очень странно. Но тем не менее это случилось. Приехала домой на новогодние каникулы, но когда они кончились, я поняла, что возвращаться не могу и совсем не хочу. Свой проект я успешно закончила, но не стала искать новый. Во-первых, меня страшно выматывало московское метро и быстрый ритм жизни. В Самаре я всегда жила в центре и по всем делам ходила пешком, в Москве с центром не срослось. Наверное, моей главной ошибкой было жить в Чертаново. Хотя там чисто и очень мило, но это совсем не моё. Работа у меня была очень интенсивной, почти без выходных, и я поняла, что культурный досуг и прогулки по городу, за которые я любила Москву, доступны мне только если я не работаю там, а приезжаю отдохнуть. Из-за усталости я, например, пропустила концерт Бо Джорджа. Кто бы мне об этом сказал, когда я переезжала, не поверила бы ни за что. Ну и всё в таком духе. Сейчас у меня есть возможность приезжать в Москву тогда, когда мне захочется и на столько, сколько нужно. Я не зарекаюсь от нового переезда: если у меня будет хорошее предложение о работе, то всё возможно. Просто на этот раз буду более разумно подходить к выбору места жительства и планированию собственного графика.

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 4.

Многие мои друзья зарабатывают
в Москве деньги и возвращаются обратно, как только накопят
на хорошую квартиру в Самаре.
Всё зависит о того, чего хочется
в жизни.

Многие мои друзья зарабатывают в Москве деньги и возвращаются, как только накопят на хорошую квартиру в Самаре. Всё зависит о того, чего хочется в жизни. Если денег и головокружительной карьеры, то имеет смысл жить в Москве. Если внутренней гармонии, спокойствия, быть в кругу друзей и заниматься чем-то в своё удовольствие, то, наверное, это не лучшее место. Для меня возвращение в Москву — до сих пор открытый вопрос. В конце концов, любой город — это просто дома и дороги, и в любом городе можно устроить себе такую жизнь, какую хочется.

 

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 5.

Александр Даринский

Воронеж

В 2008 году, в конце обучения, меня пригласили работать по специальности в один из московских институтов. Я переехал со своей девушкой, учился и работал одновременно, защитил кандидатскую в это же время. Тогда я не сильно задумывался о постоянном проживании в столице. Но так получилось, что с девушкой мы расстались, и я решил поменять жизнь целиком и полностью: уже давно зрели планы создания своего бизнеса. К тому же у меня всегда было ощущение, что я живу в огромном заводе: постоянные пробки, погода намного хуже, чем в Воронеже, нет классной дачи в 20 километрах от города с речкой в 100 метрах от дома и баней. Я человек адаптивный, могу привыкнуть к чему угодно. Думаю, если бы мне поступило интересное финансовое предложение, я мог бы вернуться в Москву. 

 

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 6.

Марьяна Берязева

 Новосибирск

Я приехала в Москву в 2002 году после того, как успешно бросила факультет международных отношений в новосибирском вузе. Поработала, пожила разнузданной взрослой жизнью и в какой-то момент решила, что мне зачем-то нужно продолжить обучение — только уже на литературной почве. Так я в 2002 году оказалась на пороге Института журналистики и литературного творчества, где по традиции проучилась 2,5 года, после чего опять бросила учёбу.

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 7.

Училась я по выходным дням, в остальное время довольно безуспешно искала работу. В какой-то момент попала в удивительное место — в Дом радио на Новокузнецкой, на радиостанцию «Голос России», выпускающим редактором во вьетнамскую редакцию. Для понимания — вещание ведётся на вьетнамском. И нет, я не знаю вьетнамского языка. Век цифрового вещания ещё не пришёл в Дом радио, мы работали на бобинах, поэтому я умею резать плёнку и немного монтировать. Денег платили мало, но это меня не беспокоило. Я попала в коллектив взрослых, удивительных, великолепно образованных людей, знающих множество языков. И эти люди приняли меня, молодую провинциальную дуру, и опекали.

В Москве я сменила миллион квартир, но в основном жила в комнате на краю Южного Бутово с кучей друзей. В какой-то момент мне надоело перетаскивать свои вещи из одной жопы в другую, с работой особо не клеилось — я ушла с радио и поработала в нескольких проектах. Любви я так и не встретила, в итоге психанула и решила сваливать домой. 

 

Зачем так жить, когда я не могу погулять по лесу каждые выходные?

К тому же я внезапно обнаружила, что сильно скучаю по привычной сибирякам дачной жизни — с грибами, ягодами, прогулками по лесу. В Москве это как-то менее доступно. В 2005 году я вернулась обратно, дома моя журналистская карьера быстро пошла в гору. 

Сейчас Москва объективно лучше, чем в середине 2000-х: более приспособлена для жизни, более комфортна, да даже более чиста. Другое дело, как ты сам ощущаешь себя внутри этого пространства. Я ощущала одиночество и какую-то безысходность. Мне казалось, что всё это не имеет смысла. Зачем так жить, когда я не могу погулять по лесу каждые выходные? Кстати, хотела бы передать привет горячо любимой редакции отдела вещания на Вьетнам. Даже вот нашла им фразу я вас люблю — tôi yêu em. 

 

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 8.

Артём Резников

Тольятти

В 2009 году после защиты диплома мы с женой приехали в Москву, чтобы найти интересную работу. Я считал, что в моём городе мало масштабных проектов, а в Москве можно получить хороший опыт. О том, где будет наш постоянный дом, я тогда не думал. Сначала был дизайнером, затем дорос до управленца. Руководил созданием интернет-проектов для Сбербанка, «Майкрософта», «Связного», «Ситроникс», «Рутьюб», «Таймаута», «НТВ+» и других в рамках работы в ADV/web-engineering co. и Genue. Спустя некоторое время стал зарабатывать достаточно для того, чтобы не переживать об аренде квартиры и других повседневных тратах. В какой-то момент я стал задумываться: что будет дальше? Как и где будет жить моя семья? Кем я буду через 10 лет? Мы с женой поняли, что хотим строить семью и растить детей в Тольятти. Нам не нравилась шумная Москва: очень много людей, большие расстояния, высокие цены на недвижимость и качественные продукты. Главное, мы не ощущали этот город своим, хотя в нём много красивых мест, которые мы любим. К тому же мне надоело заниматься виртуальной реальностью и делать сайты. Захотелось чего-то физического, а переезд открывал хорошие перспективы для моего проекта Bodyboss.

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 9.

Вернувшись в Тольятти, мы запустили собственное производство оборудования для функциональных тренировок, а недавно начали шить городские рюкзаки Sputnik. Мы делаем вещи, которые можно потрогать руками. И очень здорово видеть, как из рисунка на бумаге появляется продукт, который нравится людям. В Москве много времени уходит на суету, в которой сложно выделить целое. Мне нужны комфортные условия для создания семьи и воспитания детей. Для меня важна интересная и перспективная деятельность — всё это нам удалось найти в Тольятти. Но мы обязательно будем приезжать в Москву в гости.

 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 10.

Егор Заикин

Новосибирск

Это была смешная история. Я заводил себе кошелёк «Яндекс.Денег» и изучал, что с его помощью можно оплатить. Нашёл в списках компанию, которая занималась переводами. Зашёл на их сайт, посмотрел раздел вакансий: они искали менеджера по локализации. А я как раз работал в этой индустрии: занимался локализацией софта. Поэтому немного подумал и отправил резюме. На следующий день меня позвали на собеседование. Я слетал в Москву, пообщался. Через пару недель пришёл ответ, что они готовы взять меня на работу, только не менеджером, а начальником отдела локализации. Правда, отдела ещё нет, его надо создавать с нуля. Я принял их предложение, купил билет в один конец, собрал сумку и улетел. Несколько дней жил у друзей, потом снял квартиру пополам со знакомым. Я рассчитывал несколько лет пожить в Москве, заработать денег, а дальше как попрёт. 

 

В Новосибирске люди проще, социальные связи короче, конкуренция меньше.
Для реализации любых проектов здесь нужно затратить меньше усилий, чем в Москве.

В общем, я пришёл на работу в бурно развивающийся стартап. Тогда там работало чуть больше 10 человек, а сейчас это одна из крупнейших компаний Восточной Европы в отрасли. Я изучил рынок, выстроил процессы, нанял людей, нашёл клиентов. Работы было очень много. Через полтора года я выгорел полностью: потерял интерес, стал работать спустя рукава, допускать лажу в проектах. Отпуск не помог. Поговорили с начальством, решили, что мне надо сменить сферу деятельности. Ушёл из офиса и стал дома заниматься аналитикой и социальными медиа для этой же компании.

В Москву со мной переехала моя девушка. Она всю жизнь мечтала поступить во ВГИК и снимать кино, а тут подвернулся шанс. Не поступила. Тогда мы сели и хорошо подумали: во ВГИК не надо, в московский офис ходить не надо, зачем вообще нужна эта Москва? И взяли билеты в один конец до Новосибирска. Я иногда думаю: а что бы было, если бы мы остались? Наверное, я был бы сейчас менеджером среднего звена с неплохой зарплатой, машиной и, может быть, даже квартирой. Ходил бы пять дней в неделю в офис, рисовал бы там графики и с вожделением ждал пятницы. По субботам ел бы шашлык с друзьями в лесу. Вряд ли я в Москве добился бы чего-то большего. В Новосибирске люди проще, социальные связи короче, конкуренция меньше. Поэтому для реализации любых проектов здесь нужно затратить меньше усилий, чем в Москве.

Здесь, в Новосибирске, мы сделали «Тотальный диктант» — огромный проект, который сейчас распространился на 360 городов. Сделали на энтузиазме, без денег и без блата. В Москве такой проект реализовать было бы невозможно. Я не представляю, сколько бетона пришлось бы для этого прошибить головой. В итоге я работаю в Новосибирске, а в Москву приезжаю давать пресс-конференции. И мне эта ситуация очень нравится. 

 

 Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 11.

Елена Городничая

Ростов-на-Дону

В 2009 году я впервые приехала в Москву — поступать в театральное училище. К сожалению, поступить не получилось, но зато я влюбилась в город. Я вернулась в Ростов, заработала небольшой капитал, а спустя два года переехала в Москву. Мне нужен был переломный момент, переходный этап, который помог бы идти дальше. Мне было 22 года, за плечами — журналистское образование и опыт работы в торговле: в Ростове я работала продавцом-консультантом компании Bosch. Я мечтала работать по специальности, стать настоящим журналистом, но, видимо, не так и не там искала вакансии. Оказалось, проще прийти в московский офис компании Bosch, оформить перевод в другой город и заниматься по сути тем же самым. Хотя в Москве, конечно, всё на другом уровне: нужно больше знаний, навыков, но тем интереснее, сложнее. Первое время я работала на двух работах (подрабатывала администратором в салоне красоты), сильно уставала, но была счастлива. Понимала, что строю своё будущее, становлюсь личностью. 

Кто возвращается из Москвы на малую родину. Изображение № 12.

Москва — город больших возможностей и амбиций, но её энергетика убивала мою личность. Чувствовала, что со временем теряю свою самость. Я решила уехать вовсе не потому, что что-то не вышло: отнюдь, всё, за чем я ехала, получила. За эти неполные два года жизни в столице событий было столько, что казалось, что я живу тут около 10 лет, не меньше. Помню, как плакала на выходе из метро, потому что уже скучала по Москве. Я ведь её по-настоящему полюбила.

Когда я вернулась в Ростов — жизнь поменялась. Я много путешествовала, могла делать столько разных вещей за день, на всё хватало времени, появилось ещё больше друзей, чем было до отъезда. Я научилась останавливать время и наслаждаться моментом, а не гнаться за жизнью, чтобы всё успеть. А ведь именно в этой погоне я не могла до конца расслабиться в Москве.

 

Фотографии: Леонид Никифоренко