Частное общежитие в Печатниках, владелец которого, выходец с Украины, бесплатно принимает у себя беженцев из Луганской и Донецкой областей. Сейчас в общежитии 58 человек, среди них много женщин с детьми. 
Мы попросили муниципального депутата Печатников Максима Мотина прокомментировать перспективы скопления украинских беженцев в его районе и спросили их самих, на что они надеются в Москве.

Адрес общежития

улица Курьяновская, д. 32
(метро «Печатники»)

 

   

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 1.

Максим Мотин Муниципальный депутат 

Владелец этого общежития в Печатниках проиграл суд, в результате чего его незаконную пристройку должны были снести — тогда он за одну ночь привёз 30 первых беженцев. Управа района всё равно добилась, чтоб беженцев переселили в основное здание, а пристройку снесли. Тем не менее люди живут там в плохих условиях и без особых перспектив. И через сарафанное радио их количество растёт. При этом на границе созданы специальные ПВРы (пункты временного размещения) для беженцев. Оттуда идёт распределение по регионам в зависимости от возможностей каждого города. Москвы в этом списке, насколько я знаю, нет. Ехать в Москву для этих людей — огромная ошибка. Здесь они не смогут оперативно получить документы, фактически станут нелегалами без возможности найти работу, снять квартиру и так далее. Москва — один из самых дорогих городов мира, даже москвичу найти работу не так просто, не говоря уже про человека без документов. Я взаимодействую с рядом организаций, которые приезжали в Печатники и объясняли беженцам, что им лучше уехать в те города, где для них созданы условия: проживание, питание, помощь психолога, ускоренное оформление документов, потенциальные рабочие места. Часть людей уехали, а этому общежитию должны были запретить принимать постояльцев, но, как видим, многие всё ещё здесь, на что-то надеются.

 

   

 

Таня, Алексей, Владислав

(отвечает Алексей)

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 2.

— Почему вы уехали с Украины?

— Я из ополчения, наш батальон уничтожили. Из 500 человек остались только 15 живых. Мы пришли к нашему командованию после боя, доложили обстановку, что от нас ничего не осталось. Наше командование сказало: берите автоматы, идите дальше воюйте. Мы решили, что лучше взять семью и уехать. Потому что с автоматами против танков и миномётов много не навоюешь. Я успел взять ноутбук, двое носков и двое трусов. На попутках добрался до границы. Позвонил оттуда жене и брату, сказал, чтобы немедленно выбирались: ещё сутки — и было бы уже поздно. Те люди, что сейчас бегут с Украины, бегут нелегальным путём. На легальной границе тебя на органы просто разберут. 

Моя мать осталась в доме в Донецке, я с бабушкой жил в квартире в Луганске. Бабушка старая, ей приходилось помогать. Она осталась там. И мать уходить не захотела, бросать всё, что нажито, — ей проще умереть. 

Границу я пересекал в Изварине, а мои жена и брат ушли через Новошахтинский коридор. И они там попали под артобстрел, но в итоге всё обошлось, и теперь мы живём здесь.

— Что вам нужно? Какую помощь вы хотели бы попросить?

— Очень нужны деньги на проезд. УФМС находится на другом конце города, чтобы туда доехать, нужно много денег. Я пересёк границу с бубликом в кармане. У вас в Москве цены бешеные просто, что за проезд, что за еду. Моей зарплаты, которую я получал на Украине, а я хорошую зарплату получал, мне бы здесь хватило на одного меня на еду на неделю.

— Планируете остаться в России или вернуться на Украину?

— Все втроём будем оставаться и пытаться получить гражданство.

Откуда
приехали

Луганск

   

3

дня в Москве

 

 

Анна и сын Эльвин пяти лет

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 3.

— Почему вы уехали с Украины?

— Переживала за своего ребёнка. Он это всё видел, постоянно плакал. И я решила уехать. Напротив нашего дома разбомбили девятиэтажный дом, он обрушился. Мы на девятом этаже жили, нам всё видно было. И как другие дома горят, и как стреляют, как люди убегают. Границу мы пересекали на поезде. Но многих людей с поезда снимали, границу пересечь не давали. Я мать-одиночка, мне надо было брать специальные документы на ребёнка из ЗАГСа, у меня их не было. Но нам попался хороший пограничник, он нас пожалел и пропустил.

— Какую помощь вы хотели бы попросить?

— У ребёнка нет тёплой одежды, ещё ребёнку нужны срочно лекарства для глаз. Когда разрушили соседний дом, видно, из-за пыли у него начались проблемы с глазами. И в России уже его осмотрел врач и сказал, что это стафилококковый конъюнктивит. Мобильного телефона у меня нет. Сказали сбрасывать, когда бежали.

— Планируете остаться в России или вернуться на Украину?

— Да, я планирую здесь остаться. И возвращаться обратно нельзя, там ужасы происходят. Да и куда возвращаться? Там сразу будет суд над теми, кто вернётся, отправят в какие-нибудь концлагеря. Хочу найти здесь работу — продавцом или официанткой.

ОТКУДА
ПРИЕХАЛИ

Луганск

   

3

ДНЯ в Москве

 

 

Наталья и Игорь (двое детей)

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 6.

— Почему вы уехали с Украины?

— Наше село полностью разбомбили. Мы убегали с детьми под артобстрелом. Нам негде было оставаться. Если у других людей есть выбор, кто-то думает, бросать дома или нет, то нам не оставили такого выбора. Мы семья рабочих, всё, что у нас было, уничтожила Национальная армия Украины. Всё хозяйство, все вещи. Куда бежать, вопрос не стоял, понятно, что в Россию. 

— Что вам нужно прежде всего? 

— Нам нужно жильё. У нас семья, двое детей — мальчик семи лет и девочка полутора лет. Тёплых вещей у детей нет. Дети остались без вещей, это нас беспокоит. Если есть возможность, то хотели бы попросить зимние вещи для двух детей.

— Планируете остаться в России или вернуться на Украину?

— Мы уже не вернёмся, останемся здесь. В Пушкино предлагают мужу работу трактористом. Может быть, рассмотрим этот вариант.

ОТКУДА
ПРИЕХАЛИ

Донецкая
область

   

3

недели
в Москве

 

 

Екатерина и сын Саша

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 7.

— Почему вы уехали с Украины?

— Там страшно. Там бомбили. Каждый день. Я только родила ребёнка, лежала в роддоме, и как раз начались первые обстрелы. Я не могла там находиться под стрельбой, у меня от нервов даже молоко пропало. Уехала я только с сыном, меня отправили, а родственники там все остались, отказались уезжать. Пересекали мы границу на автобусе, такими путями, что лучше не рассказывать. Нас постоянно останавливали на блокпостах, подолгу держали, мы попали под обстрел. Я не хочу вспоминать.

— Что вам нужно прежде всего? 

— Смеси для кормления нужны, средства для детской гигиены и памперсы. Не знаю, где их сейчас брать. Бельё, одежда на двухмесячного. У меня мало детской одежды.

— Планируете остаться в России или вернуться на Украину?

— Я здесь останусь, моя сестра мне помогает — оформляет документы. Работать я пока не смогу, ведь ещё маленький ребёнок, из-за этого я переживаю. Но как-нибудь справимся.

ОТКУДА
ПРИЕХАЛИ

Артёмовск

   

2

дня
в Москве

 

 

Никита и Даниил

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 8.

— Как вы ехали в Москву, можете рассказать?

— Автобусом с мамой. Блокпосты мы проезжали. Страшно было. Вокруг стреляют, а нас много раз останавливали и держали в автобусах.

— Вы хотите остаться здесь или вернуться на Украину?

— Здесь остаться. В Москве. Нам здесь больше нравится. Мы здесь ходим гулять. А дома нас не выпускали гулять с весны из-за стрельбы. Жить там не нравилось.

— О чём вы мечтаете? Что вы хотите попросить у взрослых, чтобы они вам подарили?

НИКИТА: Я хотел бы самолёт на пульте управления.

ДАНИИЛ: Кораблик. Какой-нибудь кораблик.

ОТКУДА
ПРИЕХАЛИ

Артёмовск

   

2

НЕДЕЛИ
в Москве

 

Украинские беженцы 
в общежитии в Печатниках. Изображение № 9.

фотографии: Семён Кац

Текст: Мария Максимова