Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 1.
Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 2.

Интервью

кристина сафонова

Считается, что православие отвергает применение насилия. Между тем в Москве уже четвёртый год существует православно-патриотический клуб единоборств «Сила духа» имени Святого Александра Невского. В клубе висят иконы, кресты и распечатанные молитвы, пахнет ладаном. Периодически сюда приходит священник из храма Рождества Пресвятой Богородицы, который читает молитву и помогает в решении духовных вопросов. В «Силе духа» обучают боксу, кикбоксингу и самбо (только детей), а основная заявленная цель пространства — привить человеку любовь к православию и родине. The Village познакомился с людьми, которые решили связать свою жизнь с православием и боксом, и расспросил их об отношении к насилию, духовном пути и молитве перед тренировкой.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 3.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 4.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 5.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 6.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 7.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 8.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 9.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 10.

Денис Джалый, 29 лет

сооснователь клуба «Сила духа»

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 11.

 

До появления клуба «Сила духа» я работал менеджером по продажам. Сейчас деятельность в клубе — моя основная. Всё началось с того, что мы с моей тогда ещё будущей женой, родственниками и друзьями решили вместе заниматься спортом: бегали на родник в Крылатском, проводили тренировки по единоборствам на свежем воздухе. Когда погода уже не позволяла заниматься на улице, стали искать помещение и профессионального тренера, расклеивали объявления, чтобы привлечь единомышленников. Столкнувшись с рядом жизненных тягостей, я обратился к Богу, начал ходить в храм Александра Невского. Мой опыт победы над внутренними слабостями силой господней вдохновил меня на создание православно-патриотического клуба единоборств. Отец Илий, духовник патриарха Кирилла, благословил меня на эту деятельность. Благодаря молитве батюшки Илия о клубе узнавали люди, которым это было интересно. Они помогали клубу — кто материально, а кто связями. Поэтому говорить, что клуб основал только я, — неправильно. Клуб — это результат усилий многих православных патриотов, которые любят спорт.

Православие — не религия слабых ущербных людей. Это религия сильных. В Евангелии сказано: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», но также сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». За себя лично мы можем и обязаны стерпеть — в этом проявление силы. Но если обижают нашего ближнего, причиняют ему зло, наш христианский долг — за него заступиться независимо от того, кто этот ближний: брат во Христе или человек другой конфессии. Ближний — тот, кто оказался в беде.

В основе создания нашего клуба лежит социальная идея. Проект направлен не на извлечение прибыли, а на прививание здорового образа жизни — как в физическом, так и в духовном понимании. В клубе действует система членских взносов, на которые мы и существуем. Но если человек хочет заниматься, а внести нужную сумму по каким-то причинам у него возможности нет, его не прогонят. Мы стараемся создать условия для того, чтобы православные ребята и те, кто хочет приобщиться к православию, могли у нас заниматься.

За духовным воспитанием человек должен ходить не к нам, а в церковь. Наша цель — с божьей помощью постараться воспитать сильных духом и телом людей, как наши великие предки: Александр Невский, Александр Пересвет, Фёдор Ушаков, Александр Суворов — это настоящее воинство Христово. Здесь нам помогает духовный наставник — отец Виктор из храма Рождества Пресвятой Богородицы, с которым мы обсуждаем все духовные моменты и у которого просим совета, как поступить в той или иной ситуации.

 

Наша цель — с божьей помощью постараться воспитать сильных духом и телом людей, как наши великие предки: Александр Невский, Александр Пересвет, Фёдор Ушаков, Александр Суворов — это настоящее воинство Христово

 

В нашем клубе занимаются разные люди. Это и воцерковленные (то есть соблюдающие обрядовую сторону религии. — Прим. ред.), и те, кто только пришёл к Богу, и даже неправославные. Перед началом занятий члены клуба заполняют анкету, в которой есть графа «Вероисповедание». Она служит своего рода сигналом. Далеко не все понимают, куда пришли, зачем здесь читаются молитвы, висят иконы и горят лампады. Мы внимательно следим, чтобы люди, которые у нас занимаются, не были откровенными негодяями, чтобы не было агрессии, жестокости. В то же время мы тут не танцами занимаемся, бывает и больно. Мы всегда просим прощения у человека, которому нанесли травму. Просить прощение за это перед Богом — дело личное, и скорее этот момент связан с тем, насколько человек воцерковлен. 

Одна из особенностей «Силы духа» — наше отношение к членам клуба. Мы стараемся организовать их досуг: регулярно ездим по святым местам, вместе катаемся на лыжах, проводим турниры, играем в хоккей и регби, поздравляем друг друга с православными праздниками и днями рождения. Всё для того, чтобы приносить пользу этим людям. Ведь есть и такие ребята, которые с божьей помощью и при нашей поддержке борются со своими страстями и слабостями, например с алкоголем и сигаретами. Для них особенно важно иметь возможность проводить своё свободное время в здоровой атмосфере.

Детей мы не только тренируем, но и воспитываем: рассказываем им о добре, православных воинах, исторической славе нашего отечества и Боге, приобщаем к православной вере. Самым активным членам клуба мы дарим футболки с символикой «Силы духа». Дети, чтобы получить такую футболку, должны рассказать о жизни Александра Невского, объяснить, почему благоверного князя канонизировали, почему клуб называется «Сила духа», а не «Сила мускула» или «Удар правой ноги».

 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 12.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 13.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 14.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 15.

Роман Василихин, 30 лет

тренер клуба «Сила духа» с лета 2015 года 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 16.

 

Полтора года назад я переехал в Москву с Украины. Здесь сперва работал менеджером по продажам в компании, которая занимается поставками измерительного оборудования. Поначалу что-то продавал, но потом как-то не пошло. Вспомнил, что я мастер спорта по боксу с педагогическим образованием и небольшим опытом тренерства, и решил попробовать преподавать. В коммерческие клубы на работу не взяли, так как у меня не было послужного списка и своих клиентов, которых я мог бы привести. Тогда я пришёл на собеседование в «Силу духа». Денис (сооснователь клуба Денис Джалый. — Прим. ред.) выслушал меня и отправил к старцу Илию за благословением на проведение тренировок. К моему удивлению, благословение я получил. А ведь до этого я год не мог попасть к отцу Илию по своему личному вопросу. Видимо, так было суждено, чтобы я здесь тренировал.

Параллельно я работаю ещё в одном клубе, коммерческом. И здесь и там выкладываюсь по максимуму, но в работе, конечно, есть свои различия. Например, в коммерческий клуб человек приходит исключительно ради самого бокса — я тренирую, но остальные моменты меня не касаются. А в «Силе духа» мы стремимся заниматься не только физическим воспитанием, но и духовным, при этом ни в коем случае не берём на себя роль церкви. Наша задача — показать человеку, что кроме обычной жизни есть и другие аспекты, более важные. Для этого мы организуем поездки в монастыри, экскурсии. Так как клуб ещё и патриотический, недавно ездили в воинскую часть, где ребята познакомились с солдатским бытом и научились собирать-разбирать автоматы.

Не могу сказать, что православие совсем отрицает применение силы. А как родину защищать? Одно дело, когда тебя обижают, — можно стерпеть. Совсем другое, когда что-то угрожает твоим близким. В таких ситуациях действовать — значит выполнять свой долг.

По правилам мы должны молиться до и после тренировки. Но это спорный момент. С одной стороны, молитва — интимная вещь. А с другой — все видели вывеску на входе и понимают, куда пришли. Периодически в клуб приезжает священник и читает молитву. Со взрослыми я просто крещусь и произношу: «С богом!» А с детьми до тренировки читаем «Отче наш», после — «Достойно есть», это было общим решением. У меня в группе есть иудей, способный парень. Естественно, его никто не заставляет молиться.

К нам ходят не только очень религиозные люди. Кого-то привлекает антураж, кто-то приходит из-за тренеров, а кому-то здесь просто комфортно. Атмосфера в клубе действительно очень дружелюбная, тёплая. Здесь удаётся найти общий язык разным людям: например, тем, кто в погонах, и тем, кто когда-то перешёл черту, но встал на верный путь. В коммерческих клубах посетители после тренировки часто перекидываются парой фраз, а потом расходятся жить каждый своей жизнью. Мы же близко общаемся. Мне кажется, именно это делает клуб особенным.

  

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 17.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 18.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 19.

Дмитрий Вечкилев, 29 лет

тренер по плаванию, является членом клуба около года

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 20.

 

В Москве много клубов единоборств: от языческо-славянских до гламурных. Каждый может выбрать то место, где конкретно ему будет комфортно. Я нашёл «Силу духа» благодаря интернету. Мне понравилась ориентация этого места на патриотизм и православие. Хотя территориально клуб мне и не подходит (живу я на «Кантемировской», работаю на «Перово»), я всё равно решил заниматься именно здесь, потому что сразу понял, что это моё. В клубе работают и тренируются позитивные, добродушные люди. На контрасте с боксом, который считается агрессивным видом спорта, ощущается приятный диссонанс.

Я православный, но хожу в церковь не часто. Для меня церковь — место, где я могу успокоиться, подумать. Но обряды и прочее... Не хочу сказать, что мне это не нравится, наверное, просто ещё не встретил человека, который бы меня направил.

Православие и бокс вполне могут уживаться, ведь это защита родины, дома, обычаев. В клубе я понял, что необязательно испытывать агрессию после каждого поединка, можно просто улыбнуться, сказать: «Красавчик, я открылся, а ты поймал!» — и боксировать дальше. Люди, которые приходят в наш клуб только подраться, надолго не задерживаются — это факт. Потому что агрессия и злость — не те качества, которыми должен обладать православный боец. Яркий пример православного боксёра — Фёдор Емельяненко. Он спокойно выходит на ринг под славянскую музыку. Во время боя он не меняется, потому что его цель — не убить, а победить соперника, прославить родину. Мне кажется, агрессия в боксе — стереотип, навязанный американским кинематографом. Бокс — это прежде всего спорт, основная цель которого — максимальное количество раз попасть в открытые участки тела.

С технической точки зрения тренировки в православном клубе единоборств ничем не отличаются от тренировок в обычных клубах. Разница чувствуется в духовной подготовке. Перед тренировкой мы читаем молитву. Если человек не хочет этого делать, он может просто отойти в сторонку. Православие — не та вера, в которой человека заставляют что-либо делать. Если пришёл к необходимости соблюдать обряды — хорошо, нет — возможно, твоё время ещё не настало. Во время постов интенсивность тренировок не снижается. Сам я пост не соблюдаю. Как другие справляются, не знаю.

Наши ребята не только тренируются, но и участвуют в различных мероприятиях. Например, ездят в Свято-Иоанно-Богословский монастырь, проводят там спарринги. К сожалению, я пока не участвовал в этих поездках, время не позволяет. Иногда мы с Денисом созваниваемся по каким-то моим вопросам или просто болтаем. По возможности стараюсь помогать клубу в развитии. Например, во время турниров я беру на себя роль фотографа и видеооператора.

 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 21.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 22.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 23.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 24.

Александр Авакян, 38 лет

юрист, член клуба более трёх лет 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 25.

 

О «Силе духа» я узнал случайно. Искал клубы единоборств неподалёку от работы или дома и наткнулся на объявление, кажется, в соцсети «ВКонтакте». На сайте было много информации о русском духе и православии, мне стало любопытно, и я договорился с Денисом о встрече. Тогда клуб находился рядом со станцией метро «Молодёжная». Меня очень удивило, что занятия проходили в школьном дворе. Я-то думал, что спорт — это зал, тренажёры, а здесь ничего такого не было. Зато был Денис с горящими глазами, который рассказал мне о своей идее создать место, где православные ребята смогут тренироваться. Всё это меня больше заинтриговало, чем заинтересовало. Решил попробовать.

Уже потом меня зацепило отношение ребят: спокойное, дружелюбное. Мне очень нравится, что в клубе не агрессивный дух соперничества, а спортивный. В других местах есть какая-то напряжённость: каждый раз, видя перед собой человека, с которым спаррингуешься, воспринимаешь его как соперника. Злость, агрессия и страх отключают мозг. Я шёл на занятия по кикбоксингу с таким же страхом — я своё лицо берёг, ведь я интеллектуальным трудом занимаюсь, много общаюсь с людьми. На первом занятии я увидел, что все ребята позитивно настроены, нет озлобленности, и страх прошёл. За три года клуб три раза менял место, и я все три раза следовал за ним.

Когда учишь человека боевым видам спорта, то фактически вкладываешь в его руки оружие, которое может быть использовано по-разному — как во имя добра, так и во имя зла. Поэтому, на мой взгляд, просто давать оружие — неправильно. Особенно, если речь идёт о молодёжи. Мне кажется, в нашем государстве недостаточно сильная идеология. У молодых часто нет ориентиров. Поэтому мы должны не только учить бить, но и вкладывать в их головы и сердца правильные установки. Что это, если не православие? Что это, если не патриотизм? Только так можно вырастить полноценного человека. В клуб ходят и взрослые, иногда труднообучаемые, но даже в этом случае можно внести коррективы, можно показать и объяснить, как следует поступать, а как нет.

В клубе православие идёт исключительно в связке с Россией. Я армянин, поэтому одним из первых вопросов был: «Могу ли я заниматься в клубе?» Оказалось, что национальность не играет принципиальной роли, только вероисповедание. Иногда ловлю на себе взгляды — но здесь скорее удивление, чем негатив. Многие спрашивают: «А вы батюшка?» Сейчас в клубе занимаются не только русские ребята, но и армяне, татары, осетины.

Молитва — очень интимная вещь. Месяца два назад отец Виктор, духовник клуба, порекомендовал нам начинать и заканчивать тренировку чтением молитвы. Идея хорошая. Но если детям и подросткам, которые пришли к нам не только за боксом, но и за идеей, мы можем сказать, что нужно молиться, креститься и не стесняться, то взрослым так не скажешь. У них на этот счёт уже есть сложившееся мнение. Денис решил, что никого не будут принуждать читать молитву. Читают только те, кто хочет. Мне кажется, здесь важен сам факт присутствия при прочтении. Во-первых, это позволяет погрузиться в духовную атмосферу. Во-вторых, совместное прочтение молитвы сплачивает. Сотрудники клуба часто организовывают мероприятия, но всё равно большую часть времени мы врозь. Такие небольшие традиции, как совместная молитва, как-то незримо, но объединяют. До появления совместной молитвы тренеры говорили напутственные слова: сначала о тренировке, позже о православных праздниках. Так постепенно к молитве и пришли. Я считаю, это нормально.

 

Мы не просим прощения у Бога, если сломали кому-то нос. Потому что дерёмся без негативных мыслей и желания навредить человеку. Всегда есть спортивный азарт, который невозможно постоянно контролировать

 

В клубе занимаются и воцерковленные ребята, которые строго соблюдают пост. Так как интенсивность тренировок во время поста не снижается, им тяжеловато. Но тренер знает, кто постится, и вносит коррективы. К слову, у ребят нет секретов между собой. Все говорят, если у кого-то травма или другие особые условия. Корректировки вносятся, но поблажек нет. Здесь воспитывают дух и тело. А воспитание возможно только через усилие. Если начинаешь себя жалеть, то никаких результатов не будет.

Мы не просим прощения у Бога, если сломали кому-то нос. Потому что дерёмся без негативных мыслей и желания навредить человеку. Всегда есть спортивный азарт, который невозможно постоянно контролировать. Мы просим прощения у человека, чтобы облегчить его боль. Тренер нас даже ругает за то, что часто извиняемся. Бывало, конечно, что и носы ломали, и «корректировали» лица. Вот у меня очаровательная горбинка на носу появилась исключительно благодаря «Силе духа». 

Члены клуба — большая семья. Мы уверены друг в друге. Поэтому люди разного возраста, веса и комплекции могут спокойно заниматься вместе. К примеру, вчера я спарринговался с пареньком лет 15–16. Безусловно, мне нравится заниматься с тем, кто сильнее меня. Но когда спаррингуешься с более слабым партнёром, чувствуешь себя наставником. Уже не думаешь, как будет лучше тебе, а беспокоишься о том, чтобы подтянуть своего напарника, показать его минусы. Спарринг с девушкой тоже очень показателен. Девушки, как правило, очень беспокойные: они переживают, когда они бьют, когда их бьют. Поэтому если во время спарринга с девушкой видишь, что она расслабилась, занимается в полную силу и не переживает, что ей внезапно «прилетит», становится приятно.

Сейчас у нас в группе три девушки. Может, они и приходят в клуб для того, чтобы сбросить вес, но говорят о другом. Бокс даёт возможность прочувствовать своё тело, научиться его контролировать. Приобретая уверенность в теле, становишься уверенным и в душе. Сильный человек не суетливый, он знает себе цену, потому что уверенность в теле и духе дают спокойствие. Девушка, которая знает себе цену, — мечта. Я думаю, женщина должна уметь себя защитить, особенно в наше неспокойное время.

 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 26.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 27.

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 28.

Анастасия, 25 лет

менеджер, член клуба в течение года

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 29.

 

В детстве я занималась художественной гимнастикой, пробовала йогу, балет, а последние несколько лет ходила в тренажёрный зал. В какой-то момент мне стало скучно: на кардиотренировках буквально умирала, а силовые казались монотонными. Захотелось чего-то более активного. Посмотрела фильм «Малышка на миллион» и решила заняться боксом. О клубе «Сила духа» я знала, потому что жила рядом, когда он ещё находился на «Славянском бульваре». Поэтому пошла именно туда. 

Впервые в монастырь я отправилась именно с клубом. До этого я не раз задумывалась о паломнической поездке, но всё не получалось. Через пару месяцев после начала тренировок ребята предложили поехать вместе в Свято-Иоанно-Богословский мужской монастырь в Рязанскую область. Для меня это стало отличной возможностью выдержать паузу, поразмышлять о жизни и испытать душевное спокойствие. В монастыре, заботясь о душе, мы не забывали и о теле. Брат Сергий, тренер рязанского филиала клуба и насельник Свято-Иоанно-Богословской обители, провёл для нас тренировку в спортивном зале школы, находящейся неподалёку. 

Сейчас я единственная девушка в группе по классическому боксу. Мне вполне комфортно, хотя и не хватает спаррингов с равным партнёром. Забавно наблюдать за реакцией новых членов клуба: любопытство, непонимание, уважение. Со временем привыкают, только иногда посмеиваются над очередной шуткой в мой адрес. Мне не обидно. Всегда есть те, кто поймёт твой выбор, и те, кто отнесётся к нему скептично.

О том, что женщина и бокс — понятия несовместимые, мне стремится сообщить каждый второй. Но лично я противоречий не вижу. Да, мужчина — глава семьи, а женское предназначение — быть матерью и хранительницей очага. Но это не значит, что женщина не может заниматься боксом. Вопрос в цели тренировок. Если ты говоришь: «Я всё сама, я сильная независимая женщина, я занимаюсь боксом» — это одна история. Другая — когда девушка тренируется для поддержания формы, а все стороны, связанные с традиционной ролью женщины, остаются главными и решающими в жизни. Ведь можно заниматься и боксом, и бодибилдингом, и пауэрлифтингом, а после тренировки надевать юбочку и быть девочкой. 

 

Участники православного клуба единоборств — о вере и насилии. Изображение № 30.