В Петербурге самым популярным жанром городских исследований (urban exploration), безусловно, стал руфинг. Сегодня походы по крышам — не только про романтику и экстрим, но и про бизнес. В интернет-поисковиках можно найти десятки, если не сотни, предложений экскурсий по крышам — в этом году их как никогда много. В среднем стоимость такой экскурсии в составе группы — около 700 рублей.

При этом экскурсии по крышам, по сути, вне закона (хотя случаев, когда бы за них штрафовали, нам найти не удалось — в основном к правоохранителям попадают руферы-одиночки). В прошлом году сенатор Вадим Тюльпанов внёс на рассмотрение Госдумы законопроект об увеличении штрафов для руферов: пять-десять тысяч рублей — за проникновение на крышу, 50–100 тысяч рублей — за экскурсии на крышах. Впрочем, парламент ещё не рассматривал законопроект.

А в начале июля в петербургском комитете по туризму начали разрабатывать легальные экскурсионные маршруты по крышам — предварительный список адресов, предложенных руферами, получился на несколько страниц, в основном это нежилые дома. По мнению депутата Законодательного собрания Александра Кобринского, который и поднял вопрос о легализации экскурсий по крышам, маршруты могут появиться не раньше, чем через полгода. Однако далеко не все руферы выступают за «легализацию» крыш.

The Village поговорил с бывалыми руферами о том, как правильно выбрать экскурсию по крышам, можно ли прожить на сезонный бизнес и как улаживаются конфликты с недовольными жильцами верхних этажей.

Фотографии

ксения иванова

Сергей Пенкин

Руфинг — широкое направление, и каждый в нём выбирает что-то своё: кто-то увлекается фотографией, кто-то романтикой, кто-то экстримом, кто-то — экскурсиями. У меня всё началось в конце 2009 года с романтики, потом было увлечение высотной фотографией, и сейчас руфинг для меня — всё вышеперечисленное. Пора писать книгу, благо предложения уже были и материала достаточно.

Мне кажется, современное развитие руфинга связано с несколькими тенденциями. С одной стороны, начали бурно развиваться социальные сети, с другой — появилась доступная цифровая техника. Появление руфинга датируется концом 2000-х — и по сей день идёт активное развитие. Конечно, по крышам лазали во все времена: и при царе, и в СССР. Но раньше это не было массовым явлением и самостоятельной субкультурой. При этом никакого «кодекса чести руферов», конечно, нет, и, как в любой молодёжной субкультуре, никто друг друга не любит. Нет авторитетов, к которым все прислушиваются.

Впервые я попробовал водить экскурсии по крышам в 2010 году: экскурсанты нашли меня в интернете, отказывать им я не стал. Нужно понимать, что очень часто то, что называют «экскурсией по крышам»,  на деле ею не является. Молодые люди просто выводят на крышу друзей — на сленге это называется «показать залаз». Настоящая экскурсия начинается там, где есть повествовательная часть. И тех, кто водит экскурсии, немного — нормальных экскурсоводов в Петербурге несколько десятков.

У меня, разумеется, есть основная работа: экскурсионная деятельность — сезонная. Обычно организатором экскурсий выступает турфирма, которая поставляет клиентов, гиды же работают автономно: куда, как, в каком количестве вести экскурсантов — решаем мы сами. Весь город поделён. У нас, как в 90-е, «крышные войны»: с одной стороны между гидами и жильцами, с другой — между самими гидами за лучшие точки. Я, например, «владимирский», то есть работаю во Владимирском округе. Есть «петроградские», «василеостровские» — мы между собой не особо дружим. Просто залазить на крышу можно, но если ты приводишь экскурсию куда-то, где уже работает другой гид, — будут вопросы.

Что касается самой прогулки, то экскурсии по крышам бывают двух видов: локальные и системные. Локальные — это когда мы в течение определённого времени поднимаемся на несколько точек: поднялись, постояли, посмотрели на красивые виды, послушали гида, пофотографировали, спустились, пошли на следующую точку. Второй вариант — системные экскурсии — подразумевает, что мы отправляемся в прогулку по крышам: то есть мы поднимаемся в одном месте, перелезаем на соседние крыши и в итоге спускаемся совсем в другом месте. Безусловно, системный вариант лучше раскрывает тематику высотного Петербурга и крыш в целом — я стараюсь специализироваться именно на нём.

Все крыши в центре покатые, это налагает определённые требования к обуви: никаких каблуков и тем более шпилек. Обувь должна быть удобной и нескользящей. Хотя иногда девушки всё равно приходят в обуви на каблуках: в таком случае они разуваются и идут босиком. Если на улице плюс 25, крыша разогревается — и под конец экскурсии получается деликатес под названием «поджаренные пятки».

Как правило, у жильцов домов, где проходят экскурсии, реакция однозначная: «Сейчас мы вызовем полицию!» Но бывают и приятные исключения, из серии: «Ой, сынок, поправь антенну! Телевизор плохо показывает». Жильцов можно понять — особенно в тех домах, где на крышах неконтролируемый трафик. Крыши железные, многие из них гремят. Ко мне недавно приходила экскурсантка, которая живёт в старом фонде на последнем этаже. Рассказала: «Даже когда голуби ходят по крыше, я слышу, меня это бесит. А если бы ходили люди — просто убила бы». Поэтому, когда я слышу истории о том, что кто-то из жильцов ставит на чердаках капканы, не удивляюсь (хотя сам не видел, но у меня были эксцессы другого рода: когда жильцы с топорами выбегали).

Конфликты улаживаются путём переговоров. Нужно объяснять жильцам, что мы не воры, не террористы. Жить в Петербурге на последнем этаже — особая участь: с неудобствами приходится мириться. Нередко приходится объяснять, что протечки кровли необязательно связаны с хождениями — зачастую крыша просто сделана некачественно. Кстати, любой руфер может отличить качественный ремонт кровли от некачественного: если он идёт по крыше и та гремит — значит, сделали плохо. Если адекватно себя вести, разговаривать с жильцами вежливо, всё, как правило, заканчивается хорошо.

Часто на крыши водят школьники: понятно, какой с них может быть спрос, если что-то пойдёт не так. Думаю, если кто-то хочет получить качественную экскурсию, надо для начала поинтересоваться у того или иного гида всеми аспектами организации. У коллег не раз бывали ситуации, когда гидов вместе с экскурсантами закрывали на крыше. Получался некий квест: выжить на крыше и найти спуск. При этом у нормального гида всегда есть запасной план. Если возникают проблемы на одной крыше, он перебирается на другую и спускается там.

Я не вожу туда, где опасно. Всем экскурсантам сообщаю, что сумма штрафа за вылазки на крыши не сильно превышает стоимость экскурсии, то есть риски минимизированы. До недавнего времени штраф был 300–500 рублей, сейчас — 3–5 тысяч рублей.

Основной контингент экскурсантов — гости Северной столицы. В гендерном аспекте — девушек больше: видимо, они более романтичные. В основном приходят молодые активные люди. Но бывают и экстраординарные случаи: например, недавно я водил слабослышащую девушку — это было очень непросто. Бывает, приходят бабушки с внуками. Там, видимо, такая история:

— Бабушка, я иду на крышу.

— Без меня никуда не пойдёшь! И шапку надень.

Конечно, с бабушками сложно: косточки плохо гнутся — передвигаться им нелегко.

Что касается легализации экскурсий по крышам — в городе и так есть точки, куда можно спокойно подняться: например, крыша «Лофт Проекта Этажи». Проблема в том, что за небольшие деньги можно попасть на скучные плоские крыши. Людям же хочется вкусить запретного плода, экстремальных ощущений — и именно система покатых крыш эти ощущения даёт сполна. Легализовать можно — но тогда экскурсии потеряют часть романтики. Всем будут выдавать снаряжение: каски, страховки — это будет уже не то.


Как правило, у жильцов домов, где проходят экскурсии, реакция однозначная: «Сейчас мы вызовем полицию!» Но бывают
и приятные исключения, из серии:
«Ой, сынок, поправь антенну! Телевизор плохо показывает»

Юрий Сенатский

«КрышКонтроль»

Крышами я стал увлекаться на втором курсе института (геофак СПбГУ). Встретил товарища с факультета (привет, Денис!), который сказал, что идёт с крыши. Я его расспросил, как туда попасть. Прихватил друга — так мы в первый раз попали на крышу. Было страшно и мало что видно из интересного. Но в тот момент я понял, что наверняка есть крыши и поувлекательнее. Начали искать и находить другие открытые крыши. После пар в университете частенько забирались на крышу 30-го лицея — это дом с зелёной башней напротив «Василеостровской» — и смотрели на толпу, штурмующую вход в метро, понимая, что здесь, на крыше, как-то поспокойнее. Сейчас легче назвать крыши, на которых я не был, чем перечислять все, на которых был.

Однажды из Америки приехала моя подруга (привет, Александрия!), и я сводил её на крышу на углу Невского и Фонтанки. Ей очень понравилось. И она спросила, почему я не беру за такие экскурсии деньги. Я не нашёлся, что на это ответить. Потом мы с ней съездили автостопом до Чёрного моря. Вернувшись домой, я понял, что границ не существует и возможно всё. Позвонил другу (привет, Мишаня!) и сказал, что знаю, чем мы будем заниматься этим летом. Встали на Невском с табличками «Прогулки по крышам». Так мы нашли первых клиентов.

Спустя время друг полностью окунулся в медицину (он теперь кардиохирург). А мне надоело стоять на улице, и я начал продвигать экскурсии через интернет. Стали появляться партнёры, которые продают наши экскурсии за свой процент. Так как качество наших экскурсий одно из лучших на рынке, спрос большой. Поэтому партнёры постепенно становятся жадными, и сотрудничество с ними порой заканчивается. Но поскольку я занимаюсь экскурсиями больше шести лет, очень сильно помогает сарафанное радио.

Сейчас мы устраиваем экскурсии не только по крышам, но также по дворам и старинным парадным, а совсем скоро запустим экскурсию по коммуналкам. Проводим романтические свидания на крышах, помогаем со свадебными фотосессиями. Больше трёх лет организуем прогулки на парусных яхтах по Финскому заливу и много чего ещё интересного. Мы дружим со свадебными фотографами и агентствами, отелями, хостелами.

Обычно мы водим людей на те крыши, где им точно понравится вид и будет безопасно. Иногда строим лестницы, чтобы переходы между крышами были удобные. Жильцов стараемся не расстраивать. Но не всегда получается, потому что крыши шумные. Неоднократно пытался вести переговоры с ТСЖ о сотрудничестве, но при слове «крыша» у них округляются глаза, и они заявляют, что оттуда все упадут, — «мы не хотим отвечать».

На моих экскурсиях установлен ряд правил, которых мы очень жёстко придерживаемся. Важно приходить в удобной обуви; мы не берём на крышу выпивших людей; беременных девушек мы тоже не водим; важно обладать физической подготовкой на уровне третьего класса школы. В моей практике самым старшим экскурсантом была 75-летняя бабушка из Канады, самым маленьким — ребёнок четырёх лет. Но сейчас действуют возрастные ограничения, чтобы всем было спокойнее. Большинство экскурсантов — из других городов. Чаще всего это люди 24–45 лет. Девушек больше: в среднем 70 %, а на некоторых экскурсиях и все 100 %. В прошлом году на одной из экскурсий у меня было 15 девушек.

Насколько я знаю, у всех экскурсоводов есть негласное правило: конкурентов с крыши не скидывать (шутка). В городе практически все друг друга знают, поэтому никто обычно не ссорится. При выборе гида по крышам я бы рекомендовал сделать следующее: во-первых, почитать отзывы о проведённых экскурсиях. Во-вторых, уточнить, сколько лет вашему гиду. А также его пол. Наши гиды по крышам — только парни, так как иногда на маршрутах случается, что нужно подать руку или подставить плечо, подсадить, помочь спуститься. Не то чтобы я не доверял девушкам, но экскурсантам будет точно спокойнее, если гид мужского пола. Сейчас у конкурентов появилось много гидов-школьников, так как им можно меньше платить. На мой взгляд, от этого может страдать качество экскурсий. Все наши гиды получили высшее образование (большинство — гуманитарное). Наконец, нужно узнать у организаторов, в какой момент производится оплата экскурсии: если до начала, то это повод задуматься. У нас сначала стулья, потом — деньги.

Перед тем как идти на экскурсию, важно понять: не стоит забираться на крышу в плохую погоду — будет скользко. Кроме того, важно идти на крышу с хорошим настроением, тогда это будет незабываемо. Необходимо знать, что большинство крыш, на которых проходят экскурсии, не плоские, а немного покатые. Мы забираемся на одну крышу и идём по системе соединённых домов.

Экскурсии — сезонная деятельность, поэтому обычно с приходом плохой погоды я перебираюсь на зимовку в тёплые страны. Учусь кататься на сёрфе и путешествую. Один мой коллега так зимует уже семь лет. А моя основная работа — это работа над собой. Стараюсь становиться выше и мудрее.


В моей практике самым старшим экскурсантом была 75-летняя бабушка из Канады, самым маленьким — ребёнок четырёх лет

Евгений Якушев

ROOFtm.ru

Закончив технический вуз в провинции, я переехал в Москву. Мегаполис сразу покорил моё сердце. Мне нравились масштабы и узнаваемые виды, но, прожив в столице полтора года и съездив на один день в Петербург, я понял — именно здесь я хочу жить. Несмотря на всю любовь к Москве, в 2010 году я переехал в Петербург.

Уже тогда в голове зрел план полазить по питерским крышам, таким знакомым по фотографиям в ЖЖ. Устроившись на работу, я не забыл про свою мечту и упорно гулял по городу в поисках открытых выходов на крыши. И находил! Но в то время я не знал про универсальные ключи от домофонов, соответственно, КПД моих поисков был катастрофически низким.

Однажды, выйдя на крышу, я познакомился с человеком, который на ней устраивал свидания. С этим человеком мы дружим до сих пор, хоть и являемся, по сути, конкурентами. А тогда мы просто вместе ходили на поиски крыш.

Параллельно с походами по крышам я развивался как фотограф. Сначала снимал виды города, потом переключился на людей и понял, что это то, чем я бы хотел заниматься постоянно. Сейчас основное моё занятие — фотография. Параллельно я являюсь основателем и координатором сайта прогулок по крышам. Все заявки распределяются между проводниками из числа друзей, а когда есть свободное время и желание, провожу экскурсии сам.

Мы водим исключительно на крыши жилых домов в историческом центре, в окружении самых интересных соборов, рек и каналов. На этапе поиска оцениваем сложность и безопасность подъёма для туристов. Есть ряд правил для экскурсантов: удобная обувь без каблуков, одежда, которую не жалко испачкать или порвать, трезвость, возраст от 18 лет и соблюдение тишины и чистоты на всем протяжении маршрута. Крыши очень сильно шумят, мы это понимаем и поэтому никогда не собираем группы больше четырёх-пяти человек. Прогулки проводим в светлое время суток, с 10 утра и до 21 вечера.

Ни с какими структурами типа ТСЖ или жилкомсервисов мы не договариваемся — это бесполезно. Если жильцы того или иного дома начинают ругаться, мы меняем крышу. Если адекватно просят не шуметь в какое-то время — конечно, прислушиваемся и не беспокоим их.

Я общаюсь только с теми конкурентами, кого знаю лично. У нас нет никакой делёжки, мы просто договариваемся, кто куда водит, чтобы не создавать большой трафик на одной крыше. В 2010 году экскурсиями по крышам занималось раз в 10–20 меньше гидов, чем сейчас. Бум пошёл два-три года назад. Появилось множество «экскурсоводов»: от школьников 14 лет до мужчин за 40. А раньше это была своего рода закрытая тусовка руферов, где все друг друга знали. В то время почти все лазили просто так: кто за фотографиями, кто за романтикой, а кто за уединением от городской суеты. Сейчас же это бизнес.

Некоторые компании поставили прогулки на поток, собирают по 20–30 человек и по расписанию ведут эту толпу по системе крыш. Естественно, после таких шествий у горожан сложилось негативное мнение обо всех руферах. Я и мои проводники стараются не только показать, где открыт чердак, но и рассказать про достопримечательности города, открывающиеся с крыши, какие-то интересные истории про дома, про архитектуру и про город в целом. Только в таком формате можно получить наслаждение от прогулки и по минимуму потревожить жителей.

На фото я на одной из любимых крыш. Здесь можно долго гулять по системе, переходя с дома на дом, а можно просто посидеть и насладиться закатом, глядя на панораму города с величественным Исаакием на горизонте. Здесь спокойно и умиротворённо. К сожалению, эту крышу закрыли год назад из-за недобросовестных экскурсоводов, которые ночью вывели пьяную компанию из десяти человек, устроивших дебош. Паршивая овца найдётся везде.


Ни с какими структурами типа ТСЖ или жилкомсервисов мы не договариваемся — это бесполезно


В этом году ко мне обратились горожане, которые водят экскурсии по крышам. Они хотели бы делать это в рамках закона, а не бегать от полиции и не конфликтовать с жильцами домов. Кроме того, они могли бы платить налоги и какие-то отчисления собственникам тех помещений, в которых водят экскурсии, а взамен получить гарантии легальности своей деятельности.

Сейчас все эти вопросы прорабатываются на рабочей группе комитета по туризму. Есть предварительный список в основном нежилых зданий — адреса изучают на предмет возможности проведения там экскурсий. Организаторы экскурсий готовы за свой счёт облагородить эти крыши, обеспечить безопасность — сделать настилы, ограждения. Но нужна добрая воля города. Я надеюсь, что эта работа закончится успешно.

Я понимаю, что не все руферы выступают за легализацию. Есть люди, для которых романтический ореол экскурсий по крышам связан с нарушением закона. С другой стороны, когда речь идёт о бизнесе, — а это явно доходный бизнес — понятно нежелание платить налоги. Будем надеяться, что сам факт легализации будет привлекателен и для нынешних противников.

Я общаюсь с председателями ТСЖ, ЖСК, домовых комитетов — они очень негативно относятся к так называемым диким руферам. Говорят, что будут принимать меры: например, заваривать двери на крыши. Кому нужна такая война?

С позиции права, экскурсии по крышам — это незаконная предпринимательская деятельность (хотя её не так легко доказать): то есть не преступление, но административная ответственность. Как правило, имеет место и неповиновение требованиям сотрудника полиции: руферы ведь отказываются спуститься, начинают бегать, прыгают с одной крыши на другую.

Александр Кобринский

депутат Законодательного собрания Петербурга