В середине сентября группа бюджетников перекрыла движение на Тверской улице с требованием «вернуть украденное соцжилье по распоряжению правительства Москвы». Это не первая подобная акция — в августе протестующие уже стояли в центре города с одиночными пикетами. По словам активистов, власти скрывают от жильцов адреса их новых домов, а те, кто успел заселиться, могут остаться на улице, потому что их квартиры решили перевести в статус нежилых помещений.

Бюджетники претендуют на льготное жилье по разным причинам: одни переехали в Москву по программе «Молодой специалист», другие являются многодетными родителями, а кто-то оказался без жилья в результате расселения общежитий. Корреспондент The Village попытался разобраться в ситуации, посетив протестный митинг льготников около станции метро «Улица 1905 года», поговорив с представителем департамента госимущества Москвы и обратившись к юристу.

Эльмира

Живет по адресу улица Наташи Ковшовой, дом 11. Квартиру ей предоставили по программе «Молодой специалист», пообещав перевести жилье в социальный наем после десяти лет работы, однако этого не произошло.

 В 2006 году мы переехали в Москву по программе «Молодой специалист», организованной из-за недостатка медицинских работников в некоторых округах города. За нами закрепили жилье по адресу улица Наташи Ковшовой, дом 11 и обещали через десять лет перевести наши квартиры в социальный наем. По истечении этого срока мы подали соответствующие заявления в департамент, но получили лишь отписки с отказом, хотя многие из нас являются и очередниками, и многодетными семьями. А восьми семьям и вовсе пришли предписания о выселении. 

В 2013 году нам навязали договор служебного найма, заведомо введя нас в заблуждение. Под угрозой выселения нам пришлось его подписать. Чиновники обманули нас, пользуясь нашей юридической безграмотностью. Кстати, в 2013 году те, кто устоял и не стал подписывать навязанный договор, получили социальный наем. А те, кто не были готовы к такой борьбе, испугались остаться на улице и пошли на поводу у чиновников. Проблема в том, что народ не знает, на законных ли основаниях действует департамент. Люди работают, воспитывают детей, им еще и юристами надо стать?

Перевести жилье из договора служебного найма в договор социального возможно, но нужно обязательно удостовериться в том, что человек относится к категории граждан, которые имеют на это право. В эту категорию входят россияне, которые более десяти лет проработали в бюджетных московских организациях, предоставивших им жилье. К тому же площадь занимаемого ими жилого помещения не должна превышать норму, установленную федеральным законом. Однако чиновники не должны осуществлять такой перевод в обязательном порядке, это всего лишь их право. Нужно пытаться подавать запрос в соответствующие органы.

Кирилл Чернявский

юрист


Департамент городского имущества Москвы не смог оперативно прокомментировать ситуацию 

Тамаз

Живет в общежитии по адресу улица Ставропольская, дом 17. Недавно этот дом перевели в статус нежилого помещения, а жителям пришли извещения о выселении.

 Я живу по адресу улица Ставропольская, дом 17 уже 20 лет, столько же отработал на «Трансстрой». В 2009 году умер наш управляющий, а после этого произошел рейдерский захват треста. Затем вышло непонятное распоряжение о том, что теперь этим зданием будет распоряжаться Росимущество. Они захватили наш дом мошенническим путем: сами себе передали здание. Сейчас мы боремся за свои права в суде, но проигрываем и полагаем, что это происходит из-за сговора, в котором состоят полиция и прокуратура. Также мы отправили запрос в администрацию президента, откуда узнали, что наш дом перевели в статус нежилого. Как могли здание, в котором люди живут годами, перевести в статус нежилого?

В 2007 году вышло распоряжение о переводе нашего дома в муниципальную собственность города, но оно не было исполнено. Из-за этого мы страдаем и предполагаем, что наш дом просто продали. А 11 июля приходили приставы по вопросу расселения. Но хорошо, что они отложили свои мероприятия в связи с судебными разбирательствами.

Дом по адресу Ставропольская улица, 17 находится в собственности Росимущества. Поскольку помещения в доме по этому адресу не передавались в собственность города Москвы, законных оснований для распоряжения ими у правительства Москвы не имеется.

Департамент городского имущества Москвы


Что касается нежилого фонда, здесь существует множество нюансов, но по сути переводить жилое помещение в нежилое незаконно. Нельзя перевести в нежилой фонд помещения, часть которых используется собственниками или другими прописанными там лицами в качестве постоянного места проживания. Также перевод не допускается, если квартира находится в залоге у банка — например, была куплена в ипотеку. Кроме того, перевод жилых помещений в нежилые нельзя произвести, если квартира находится в аварийном доме или доме, готовящемся к расселению.

Кирилл Чернявский

юрист

Елена

Живет по адресу улица Ростокинская, дом 8 в бывшем общежитии компании «Спецстрой». Елену и других жителей должны были переселить в другой дом еще в 2009 году, но вместо этого людей перерегистрировали в нежилых помещениях, из-за чего они не могут приватизировать свои квартиры и комнаты.

 Наш дом, который изначально принадлежал «Спецстрою», с 2004 года дважды переводили из статуса специализированного жилищного фонда (статуса общежития. — Прим. ред.) в обычный жилищный фонд, куда входят многоквартирные дома. Соответственно, наши комнаты и квартиры необходимо было зарегистрировать как жилые помещения и предоставить нам договоры социального найма. Что же делают вместо этого? В декабре 2014 года чиновники закрывают наши старые лицевые счета и открывают новые на какую-то непонятную римскую нумерацию, то есть наши комнаты стали называться «помещениями». Вот у меня помещение икс! Дело в том, что римскими цифрами называют лестничные пролеты. И из-за того, что мы оказались прописаны в нежилых помещениях, следующим этапом будет выселение.

Вообще, нас должны были переселить в другой дом — он расположен по адресу проезд Кадомцева, 23. Фактически из нашего дома никто не сменил место жительства, но мы знаем, что по свободным комнатам на Кадомцева зарегистрировали наших двойников, которые и переехали в новые квартиры. Правительство Москвы планирует закрыть это распоряжение как исполненное.

В декабре 2015 года к нам приходили люди из БТИ и сказали, что наш дом считается многоквартирным — и это при том, что все проживающие зарегистрированы на лестничных клетках и в помещениях. А кто же зарегистрирован в квартирах? И где эти квартиры? До нас не доводят информацию, мы не можем защитить свои права, тем более что в кадастровом учете наши квартиры вообще отсутствуют. Мы три года ходим по инстанциям — ФСБ, СКР, прямая линия с президентом, — но все нас отправляют в департамент жилищной политики, но и там нам тоже ничего не говорят.

Существует муниципальная долгосрочная целевая программа «Первоочередное расселение граждан из общежитий». Для заключения договора социального найма необходимо наличие обязательных предпосылок, предусмотренных законодательством, — например, принадлежность к категории малоимущих или нуждаемость. В российском Жилищном кодексе подробно описаны основания для признания граждан нуждающимися в жилых помещениях. Во-первых, у них не должно быть заключенного договора социального найма и квартиры в собственности. И, во-вторых, они могут быть обеспечены жилой площадью менее учетной нормы. Так что люди, не имеющие прописки в другом месте и столкнувшиеся с расселением своего общежития, должны получить жилье в соответствии с федеральной нормой.

Кирилл Чернявский

юрист


Департамент городского имущества Москвы не смог оперативно прокомментировать ситуацию 

Фотографии: Катя Балабан