В Екатеринбурге, мегаполисе, где не хватает большой воды и открытых пространств, Городской пруд превратился в место столкновения светских и религиозных интересов. Возможно, через пять лет его облик изменится кардинально, однако сейчас он остается любимым местом отдыха горожан. В мае здесь начинается обычная летняя жизнь: ходят парусники и прогулочные катера, на пирсе дежурят рыбаки и тренируются строем байдарочники. The Village поговорил с молодыми спортсменами о тренировках, экзаменах и о том, каким они знают и любят Городской пруд.

Фотографии

СЕРГЕЙ ПОТЕРЯЕВ

Первые соревнования по гребле в свердловском спортивном обществе «Динамо» прошли почти 100 лет назад. За это время при «Динамо» вырастили более 30 мастеров спорта. Сейчас при детско-юношеской школе занимаются около 100 ребят, треть из них имеют спортивные разряды. Воспитанием спортсменов занимаются четыре тренера, а возглавляет секцию Нина Воробьева, заслуженный тренер России с сорокалетним стажем.

Байдарочники выходят на пруд с первыми проталинами. Они гребут и в дождь, и в ветер, и в жару, и в штиль. Спортсмены запрещают себе и другим использовать слово «плавать»: плавают пловцы, а байдарочники — гребут. Тренировки на пруду проходят ежедневно в течение пяти месяцев в году. Из-за холодов воспитанники ДЮСШ «Динамо» тренируются на воде в два раза меньше, чем их соперники из южных регионов. Поэтому зима является для уральских спортсменов главным врагом.

Занятия по гребле начинаются в августе. Первое задание для новичка — проплыть стометровку: тренер должен убедиться, что ребенок уверенно держится на воде. В секцию берут со справкой от врача: не пустят, например, если есть проблемы с сердцем или внутричерепным давлением. Новички занимаются четыре раза в неделю, и их тренировка длится от получаса до 50 минут. Через три года многие получают спортивный разряд и занимаются уже пять раз в неделю по часу. Спортсмены, которые планируют заниматься греблей профессионально, тренируются восемь раз в неделю по три часа.

Все тренировки проходят в самом сердце Екатеринбурга — на стрелке Городского пруда. Там гребцы хранят байдарки, весла и спасательные жилеты. В небольшом помещении стоят главные сокровища гребцов, одиночные судна весом 12 килограммов и большие четырехместные, 30-килограммовые. На территории комплекса есть раздевалка, душевая, тренажерный зал и бассейн. Зимой по выходным гребцы уезжают на базу «Биатлон», чтобы бегать 20-километровые кроссы на лыжах.

Семен Мардер, 16 лет

Сезон на воде открывается в марте, когда начинает сходить лед. Недавно мы ездили на соревнования в Магнитогорск и гребли при температуре минус 10 градусов — там теплую воду сливает ТЭЦ и озера не замерзают. В холодную погоду надеваем теплые носки, лосины, три пары термобелья, пару шарфов-баффов и обязательно шапку. Что в холод, что в жару, тренер не выпустит на воду без головного убора. Еще мы носим фартуки, которые защищают от ветра. Сильные порывы могут задувать в лодку и снижать скорость судна. Не холодно даже в мороз: когда интенсивно работаешь, выходишь на берег мокрым от пота.

Ежедневная тренировка начинается с того, что мы выносим байдарки, переодеваемся и ждем, пока все спустятся на воду. Тренер всегда рядом — или гребет сам, или едет на моторной лодке. Потом начинается разминка, во время которой нужно грести три минуты при высоком пульсе. Затем разные задания: на скорость, на скоростную выносливость, на силу. Так мы гребем по всей акватории пруда около двух часов. После отправляемся на пробежку или занимаемся на турниках.

Весной на руках всегда появляются мозоли. Нужно перетерпеть, и вскоре кожа заживет и станет грубой. Травмы случаются очень редко. Профессионалы могут что-то потянуть, но у нас такого нет. Страшнее всего — перевернуться. Мы называем это словом «выпадывать». Из байдарки поначалу выпадывают все, для этого новичкам выдают спасательные жилеты и отправляют грести вдоль берега.

Я живу по режиму. Утром просыпаюсь, завтракаю и иду в школу. После обеда — сразу на тренировку. Возвращаюсь домой уже в восемь или девять вечера и делаю домашние задания. Тренировки у меня шесть раз в неделю. Так что на личные дела остается только один день. Этого мало, но я сам выбрал такую жизнь. Путь спортсмена тяжелый, от многого приходится отказываться. Зато мы тут словно семья. Столько времени проводим вместе, что тренер уже как отец, а ребята стали братьями.


На личные дела остается только один день. Этого мало, но я сам выбрал такую жизнь

Летом два месяца я живу в спортивном лагере под Сысертью, готовлюсь к чемпионату России, который проводится в августе. Там выход к реке есть только у нас и никто не мешает тренироваться. Жизнь тоже построена по режиму: зарядка, завтрак, тренировка, обед, сон, тренировка, ужин.

Сезон на воде продолжается до октября. Зимой мы ходим в тренажерный зал, плаваем в бассейне и бегаем на лыжах. Еще есть тренировки на специальных тренажерах, которые имитируют греблю, однако на них сложно научиться хорошо грести. У спортсмена должно появится чувство воды, которое сложно описать словами. Чувство воды — это когда ощущаешь сопротивление воды и понимаешь связь тела с лодкой. У нас есть занятие под названием «сумерки». Оно проходит на лесной реке, когда начинает темнеть. Практически ничего не видишь, слушаешь лес вокруг, плывешь и совершенно по-особенному ощущаешь воду.

С учебой тяжело. Несмотря на то, что спорт дисциплинирует, на нее не остается сил. Тренер иногда ездит в школу и спрашивает, как мы учимся. Если есть долги — договаривается о пересдаче и не допускает до тренировки, пока все не подтянешь. Лично у меня проблемы возникают с математикой и физикой. Зато по физкультуре пятерка автоматом.

Гребля — красивый и романтичный спорт. Мы — единственные, кто смотрит на город с акватории пруда. Мне нравится, когда начинает темнеть и зажигаются фонари. Хотя времени оглядываться по сторонам особенно нет. На дистанции ты должен смотреть четко впереди себя, иначе потеряешь баланс или промахнешься веслом. Хороший гребец должен уметь концентрироваться и терпеть боль в мышцах на длинных дистанциях.

Своих детей я отдам в греблю. Она воспитывает характер и дисциплину. В моей семье династия гребцов: у отца КМС по гребле, две старшие сестры тоже занимались этим видом спорта.

Данил Попов, 15 лет

Когда мне было девять лет, у меня родился брат. Бабушка взяла коляску и повела нас гулять по Плотинке. Она училась в водном училище, и, когда увидела на берегу мальчиков с лодками, сразу предложила мне пойти на секцию. Я согласился и этим же вечером оказался на гребле. Первый раз меня посадили в каяк — это лодка-ведро, в которой невозможно перевернуться. Через несколько дней я пересел в лодку старого типа с самодельными поплавками из пятилитровых бутылок, а потом уже оказался в пластиковой гоночной лодке. Сейчас у меня есть личная байдарка. Нормальная гоночная лодка стоит как «Приора», около 250 тысяч рублей.

Я много раз падал в воду, но мне никогда не было страшно. Знаю, что всегда смогу доплыть до берега. Если оказываешься в воде в холодную погоду, сразу идешь переодеваться и больше в лодку не садишься, потому что организм уже потратил всю энергию, чтобы согреться. А если на улице тридцать тепла, то сел обратно и гребешь дальше.

Дно Городского пруда очень грязное. Когда выпадываю из лодки, ощущаю ступнями урны, выброшенные с набережной, бутылки, арматуру. Обувь остается на берегу, так что я шагаю очень аккуратно, чтобы не поранить ноги. А вода — нормальная, хоть и мутная. Мы с ребятами даже купаемся в жару возле Университета путей сообщения.

Мне нравится тренироваться в пасмурную погоду. Когда я выхожу на воду, чувствую свободу. Чувствую, что никакие обстоятельства и никакие проблемы мне не могут помешать. Еще я люблю побеждать в соревнованиях. Я уже побывал на соревнованиях в Краснодаре, Воронеже, Москве, Ростове-на-Дону, Казани. Спорт у меня на первом месте, а с учебой я не очень дружу. Родители меня поддерживают, учителя в основном понимают, хотя некоторые возмущаются. Недавно я вернулся со сборов и соревнований в Краснодаре и никто из преподавателей не был недоволен.

Во время тренировок я до мяса натираю руки веcлом. Чтобы мозоль заживала, мажу ее зеленкой. Перчатки не надеваю, потому что они мешают чувствовать опору. Если очень холодно, можно взять специальные варежки, которые надеваются поверх весла и защищают руки от ветра. Еще я не люблю грести в спасательном жилете, так как он сковывает движения. Однако чтобы его разрешили снять, нужно иметь первый разряд по плаванию. А новичков просят надеть жилет в холодную погоду, потому что даже если ты хорошо плаваешь, может свести ноги.


Рыбаки нам не мешают, а вот ребята на катерах создают волну, которая тебя бьет в бок, и это очень неудобно. Но мы никак на них повлиять не можем, потому что пруд общий

В основном в секции занимаются мальчики. Девочкам не очень нравится гребля, потому что, как правило, у профессионалок сильно растут плечи, а это для девочек не очень красиво. У нас в секции пять девочек, а мальчиков в три раза больше.

Иногда у нас случаются конфликты с обитателями пруда. Рыбаки нам не мешают, а вот ребята на катерах создают волну, которая тебя бьет в бок, и это очень неудобно. Но мы никак на них повлиять не можем, потому что пруд общий. Когда прохожие останавливаются, машут нам руками и фотографируют, — это приятно. А вообще хорошо, что мы тренируемся здесь. Благодаря тому, что нас все видят, в греблю идет больше людей и этот спорт развивается.

Я хочу зарабатывать греблей. Эта была бы та работа, которая мне приносит удовольствие и делает меня счастливым. Сейчас у меня цель — попасть в сборную России и оказаться на Евразиаде.

Если грамотно распределить время, после тренировки остается немного сил. В свободное время мы можем с друзьями посидеть во дворе или просто погулять по центру города. В общем, все как у обычных подростков, только еще и тренируемся шесть раз в неделю. Когда я гуляю по набережной с друзьями, друзья говорят: «Смотри, какой пруд красивый». А у меня, если честно, этот вид уже восторга не вызывает. Я привык.

Юлия Тимерханова, 17 лет

С 3 до 13 лет я занималась плаванием. Потом решила сменить тренера и ушла в другой бассейн. Там не было подходящих команд, и я подумала, что на этом мой спортивный путь окончен. Однако случайно кто-то предложил пойти в греблю, и вот уже два с половиной года я занимаюсь в «Динамо» и очень довольна. Чувствую, что это мой спорт, что могу добиться успеха.

На первом занятии было очень страшно. Меня посадили в лодку с плоским дном, я взяла неправильное весло, дул сильный ветер, и у меня ничего не получалось. Я вышла на берег вся мокрая и решила, что это не мое. Но после меня пересадили в байдарку и мне понравилось.

На второй тренировке я впервые упала в воду. Вывернулась, тренер кричал, чтобы я переворачивала лодку, а я ничего не могла понять, весло уплывало, я еле держалась ногами за дно. Боялась, что утоплю лодку и придется покупать новую. Добралась до берега и еле переборола себя, чтобы вновь сесть в байдарку. Еще я сильно боялась грести на середине пруда, до дрожи в коленях. Обычно те, кто послабее, гребут у берегов. Там даже психологически комфортней, потому что никто не может подрезать или обогнать. Сейчас я уже уверена в себе, хотя в сильный ветер по-прежнему страшно выходить на воду.

В гребле цепляет то, что ты никогда не знаешь, каким будет старт. Может быть штиль и солнце, а может — дождь и ураган. Каждый раз испытываешь себя заново. Еще здесь нет четких правил в технике. Есть цель — двигаться быстрее, и я сама решаю, как поставить весло, как сделать вынос, как подъехать. Мне нравится экспериментировать и искать что-то свое.

Катера в центре Екатеринбурга создают помехи, но я стараюсь воспринимать это как дополнительную тренировку баланса. Когда гребу, думаю о технике, а не любуюсь видом вокруг. Внимание обращаю только на то, как люди фотографируют пруд. А обычно есть только я, вода, лодка и весло.


В гребле мало девочек, потому что им тяжело грести. Плохо, что конкуренции мало, и ты тут первая среди трех

В школе я иду на золотую медаль. Буду сдавать ЕГЭ по биологии и обществознанию. Каждый день я встаю в шесть утра, делаю уроки до восьми, потом иду в школу, на тренировки, выполняю домашние задания. В свободное время помогаю маме: она бухгалтер и иногда приносит работу домой. Гулять я не люблю. Вдруг отправлюсь на прогулку, а потом потеряю один балл на ЕГЭ: мне это не нужно. Так что лучше не буду тратить время впустую, а почитаю книжку. Мне важно всегда что-то делать. Я считаю, что у человека должна быть цель и в спорте, и в жизни, и на каждый день.

Многим кажется, что мы гребем руками, но это не так. Руки — это только рычаг. Движение идет всем корпусом. А когда я встречаюсь с друзьями-пловцами, они шутят про весло, словно оно у меня с собой всегда.

Мне хочется добиться успехов в одиночке. Хотя в экипаже тоже есть свои плюсы. В Казани на соревнованиях я плавала с девочкой. Мы подходили к воде уставшие и вялые, а когда садились в лодку, начинали друг друга подбадривать. Силы и улыбки появлялись будто по волшебству. А вот если хоть один в команде настроен пессимистично, это почувствуют все.

Наверное, в гребле мало девочек, потому что им тяжело грести. Плохо, что конкуренции мало, и ты тут первая среди трех. А приезжаешь на всероссийские соревнования — и у спортсменок совсем другой уровень. Я хочу совмещать спорт и учебу, однако если придется выбирать, выберу спорт. Хочу поступить в Казань на тренера, но для этого надо хорошо сдать экзамены, пройти контрольные дистанции и быть в составе сборной России. Моя цель сейчас — хорошо сдать ЕГЭ и в августе собрать призы на соревнованиях.