Два года назад в Иркутске появился пилотный проект «Наставник»: волонтеры стали брать неформальное шефство над готовящимися к выпуску воспитанниками детских домов. Подростки обретали взрослых товарищей, которые всегда выслушают, вытрут слезы, помогут советом и поддержат, которым можно рассказать о своих проблемах и радостях, как прошел день и что сегодня было в школе.

Фотографии:

дмитрий дмитриев

В сентябре 2015-го в проекте участвовали четыре пары волонтеров и девятиклассников. Сейчас в проекте 24 таких пары. «Наставник» предполагает индивидуальное сопровождение подростков старше 12 лет, но пока, по словам директора фонда «Дети Байкала» и создателя проекта Гульнары Гарифулиной, волонтеров немного, и работа ведется в первую очередь с детьми, готовящимися к выпуску из детдома. Женщин-волонтеров пока гораздо больше, мужчин очень мало. Хотя мальчики обычно хотели бы видеть в качестве наставника именно мужчину.


Чаще всего дети просят веселых, молодых  наставников, которые будут с ними на одной волне, как старшие братья и сестры

Дети заполняют небольшую анкету, где указывают, с кем хотели бы общаться. Чаще всего просят веселых, молодых наставников, которые будут с ними на одной волне, как старшие братья и сестры. К волонтерам, помимо медсправки и справки об отсутствии судимостей, предъявляют требование «жизненной стабильности», полагая, что только человек, у которого все в порядке в жизни, может взять на себя ответственность за другого.

Первые встречи волонтеров и детей проходят с участием психолога. По правилам проекта, наставник общается с ребенком минимум раз в неделю на территории детского дома. За его стенами встречи могут проходить только с разрешения администрации детского дома, общение также поддерживается через соцсети и по телефону.

Ксения Маликова

наставник 15-летнего Димы


Диме до сих пор тяжело прощаться, а мне тяжело уходить. Когда мне нужно уезжать, Дима как-то сразу замыкается, он не может сказать «пока». И, кажется, что тяжелее этого, ничего не может быть. Именно в такие моменты особо ощущается одиночество этих детей. Но Дима очень общительный, он хорошо идет на контакт, обо всем рассказывает, делится своими впечатлениями. Я вижу, что ему нравится разговаривать, рассуждать о чем-то, но просто не с кем поговорить. Он очень добрый, позитивный, хорошо учится, аккуратный, старательный, у него есть много планов на будущее, есть мечты и желания.

Нам с Димой повезло. У нас оказалось много общих интересов — в музыке, кино. Конечно, были моменты стеснения, неловкости, я видела его испуганные глаза и изо всех сил старалась скрыть свою тревогу. Но теперь все хорошо. Общение стало легким и дружеским.


Конечно, были моменты стеснения, неловкости, я видела его испуганные глаза и изо всех сил старалась скрыть свою тревогу

И недавно Дима сказал: «Как жаль, что этого проекта не было раньше. У меня было бы больше шансов». После этих слов я поняла, для чего все это делала.

Антон Михалев

наставник 15-летнего Гавриила


Все мы — наставники — проявляем свою гражданскую позицию, мы должны помогать всем, чем можем, тому, кто в этом нуждается больше всего. Мужчин в проекте мало потому, что, во-первых, все думают только о себе и о своем времени. Во-вторых, многие считают, что дети в детских домах какие-то особые, тяжелые, выброшенные из жизни. На самом деле они настоящие, открытые, добрые. Несмотря на все свои горести, которые порой тяжело вынести взрослому человеку, они смогли сохранить в себе любовь и силу. И это одна из причин, почему я стал наставником. Я сам многому учусь у своего воспитанника.

Дети часто копируют поведение, и нужно четко осознавать, что говоришь, делаешь и как себя ведешь.


Многие считают, что дети в детских домах какие-то особые, тяжелые, выброшенные из жизни. На самом деле они настоящие и открытые

Плохое настроение, все обиды и стресс нужно оставить за дверью детского дома. Ребенок должен видеть вашу улыбку и заряжаться от вас положительной энергией. Иногда нужно самому быть ребенком. Доверие нужно заслужить. А это достигается за счет ваших слов, дел, проведенного вместе времени. Мы созваниваемся, видимся, играем вместе на гитаре, играем в лапту, футбол. Им интересно как мы работаем, что делаем, сколько зарабатываем, как живем. Я даже возил своего друга к себе на работу.

Гульнара Гарифулина

опекун 17-летней Кристины и создатель проекта «Наставник»


Если бы в тот момент, когда Кристина рвала рисунки и портила всем настроение, мне сказали, что эта девочка станет родным человеком, я бы не поверила

Мы с Кристиной — пример отношений «наставник-ребенок», которые сохранились после детского дома. С Кристиной я познакомилась, когда сама была волонтером и посещала детские дома, с запуском проекта стала ее наставником.

Поначалу Кристина проявляла ревность к другим детям, с которыми я общалась. Потом мы стали чаще встречаться, больше разговаривать. И постепенно поняли, что стали друг другу родными.

Если бы в тот момент, когда Кристина рвала рисунки и портила всем настроение, мне сказали, что эта девочка станет родным человеком, я бы не поверила. Но я понимаю: в тот момент это был ее крик о помощи, на самом деле Кристина очень теплый ребенок, открытый и позитивный. Просто надо видеть это.

Когда проводится обучение волонтеров, мы стараемся, чтобы участие наставников в проекте было не в ущерб их семье. Волонтер должен поговорить со своими родными об ответственности, которую он берет, о том, что теперь будет посвящать себя еще одному человеку.


Волонтер должен поговорить со своими родными об ответственности, которую он берет, о том, что теперь будет посвящать себя еще одному человеку

Иногда спрашивают о том, а зачем тебе вообще все это? И нужно время, чтобы семья поняла, что это стало частью жизни. Тогда на место ревности приходит поддержка.

Мы планируем масштабировать проект на Иркутскую область, чтобы пар «ребенок-волонтер» становилось больше. Хотим увеличить количество наставников к концу года в два раза. Это же значит, что и счастливых детей тоже станет вдвое больше.