В Иркутске тринадцать педотрядов, которые готовят вожатых для работы в детских лагерях в течение всего года. Штаб педотрядовского объединения придумывает программу на сезон, организует лекции и занятия. В лагерь вожатый приедет уже подготовленным: будет знать, как общаться с ребенком, чем его заинтересовать, чего делать нельзя, какие правила нужно соблюдать. В педотряд может прийти любой человек, не связанный с педагогикой.

Кроме хорошей подготовки, вожатых из педотрядов от остальных коллег отличают бойцовки — специальные куртки с нашивками и памятными значками. The Village поговорил с молодыми иркутянами о том, что привело их в педотряды, почему эта работа затягивает, как выдерживать детские бунты и чем этот опыт помогает в жизни.

Фотографии: Юрий Назыров

Полина Дубровина, 20 лет

Провела четыре сезона в трех лагерях



Что-то случается с не очень активными детьми, за которыми не так внимательно следишь, как за подвижными. Отвлечешься, а он уже залез на дерево, а потом руку сломал

Я учусь на педагога-дефектолога, это специалист, который работает с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Так что работа в лагере — очень полезный опыт для меня. Мне кажется, что главное — узнать интересы ребенка, и, исходя из этого, искать подход к нему. В лагерях, как правило, дети очень коммуникабельные и легко идут на контакт.

Первый опыт у меня был не самым радужным. Я была на самом младшем отряде, практически одна, воспитатель мне почти не помогала. И 22 ребенка шести-семи лет, было весело. В первый день они каким-то образом закинули штаны на люстру. Ничего такого, конечно, но это первый сезон, когда толком не понимаешь, что делать с детьми, а тут сразу штаны на люстре. Но вообще, даже если сначала тяжело, к середине сезона всех детей уже считаешь своими.

В этом году мы с «Орленком» ходили в поход на Шаманку, там довольно высоко, а детям ведь нужно селфи сделать и в инстаграм выложить. Было страшно за них, что сейчас пойдут к обрыву, поэтому делали оградительную линию, за которую нельзя выходить. Но дети в большинстве умные, всё и так понимают.

В работе с маленькими детьми важно занять их так, чтобы это было не травмоопасно, энергии ведь через край. Могут сами травмироваться, и друг друга ещё травмировать. Однажды у меня между собой подрались близнецы, и один другому нос разбил. Что-то случается, как правило, с не очень активными детьми, за которыми обычно не так внимательно следишь, как за подвижными. И чуть отвлечешься, а он уже залез на дерево, а потом руку сломал. Всякое случается.

Я обычно всегда с нетерпением жду лета и еду в лагерь. Люблю эту работу за позитив, который в ней всегда есть. За каждым отрядом закреплен свой лагерь, или можно поехать в другой, если где-то недобор. В другие регионы я не собираюсь, мне и здесь нравится.

Родион Захаров, 20 лет

Провел четыре сезона в одном лагере


В лагерь я поехал просто потому, что на первом курсе мне нечем было заняться, и я пришел в педотряд. Учусь на инженера по бурению нефтяных и газовых скважин, и с педагогикой по будущей профессии никак не связан. Моим первым отрядом в «Металлурге» были дети 12-13 лет, и я был рад, что меня не на самых маленьких поставили. Неблагополучных детей у меня не было, но были мажоры, при этом с совсем уж непослушными я не сталкивался. Очень важно поставить дисциплину в первые дни.

Но все гладко, конечно, не бывает. Когда ребенок говорит, что он родителей не слушается, а почему меня должен слушаться, криком это не решить. Однажды у меня половина отряда устроили забастовку. Они жили на первом этаже, и протест их проявился в том, что они вышли из корпуса через окно. Я попросил их вернуться обратно также через окно, раз они такие умные. В итоге решили все мирно: попросил командира отряда, который не был среди бастующих, сказать ребятам, чтобы они возвращались, и все будет нормально.

С алкоголем я никогда никого не ловил, а вот с сигаретами было дело. Есть простой способ добиться того, чтобы ребенок больше не курил в течение сезона: не звонить самому родителям, а попросить его рассказать им об этом. Тот мальчик отдал мне все свои пачки, и больше я его за этим не ловил. Ещё один ребенок из моего отряда жевал насвай. Дети заметили у него какой-то порошок и рассказали мне, потом мы нашли у него пакет с травой. Здесь было без вариантов — надо было звонить родителям, были беседы с директором. Мама приехала, но ей было как будто все равно.


Когда ребенок говорит, что он родителей не слушается, а почему меня должен слушаться, криком это не решить


Один ребенок из моего отряда жевал насвай. Мы нашли у него пакет с травой. Были беседы с директором. Мама приехала, но ей было как будто все равно.

Придумывать какие-то мероприятия, игры или другие штуки — самая легкая работа. Есть стандартные мероприятия вроде дискотек, огоньков и свечек, есть инновационные, например, разные тренинги, уроки мудрости. Это театрализованное представление на какие-то моральные темы. Детям обычно очень нравится. Если говорить о чем-то хайповом, то дети фанатеют от Хованского, девочки — от Егора Крида. Например, у нас был музыкальный день, и один отряд сделал номер под песню Little Big. Группа провокационная, и, на мой взгляд, это не очень корректно все-таки, хоть у них и было все прилично.

Сейчас вожатская работа занимает существенное место в моей жизни. Люблю это дело за атмосферу и за людей, которые всегда поддержат. У меня много друзей-вожатых, в течение года я руковожу педотрядом. Мы подыскиваем лагерь для вожатых, договариваемся об условиях, проводим аттестацию. За свой последний сезон я получил 8 500 рублей, но во всех лагерях платят по-разному. В следующем году хочу поехать старшим вожатым, а потом уже завершить.

Настя Васильева, 22 года

Провела пять сезонов в трех лагерях



Когда все наваливается, хочется собрать вещи и поехать домой — без таких эпизодов никак

Подруга предложила, и мы вместе с ней пришли в педагогический отряд, который базировался в нашем университете. В свое первое лето я отработала один сезон, а в следующем году уже сразу три. Мой самый любимый лагерь — «Металлург», там просторно, для меня это было очень непривычно после маленького уютного лагеря «Крылатый», в котором всего пять корпусов.

Мне всегда нравилось быть в лагере: режим, вкусная еда пять раз в день, много времени проводишь на воздухе. Самый крутой сезон был в прошлом году: подобрались дети очень хорошие, мы побеждали во всех конкурсах и вообще были на одной волне.

Иногда, когда все наваливается, хочется собрать вещи и поехать домой — без таких эпизодов никак. У одного голова болит, другой домой хочет, дети капризничают. Могут звонить родители с какими-то претензиями. То, что мы учимся в течение года, помогает справляться со стрессом, мы уже готовы ко многим ситуациям. Это и физически непростая работа, ведь ты с самого утра до ночи на ногах и вовлечен в каждый процесс. Очень помогает, что в лагерь ты приезжаешь с другими вожатыми из твоего отряда, есть знакомые, даже родные люди, которые знают, как успокоить и поддержать в случае чего.

В лагере по-прежнему остаются эти традиционные мероприятия вроде огонька, свечек, орлятского круга. Королевской ночи, когда дети стремятся гулять по лагерю в последнюю ночь, мы стараемся не допустить. У нас всегда очень насыщенная программа в этот день, чтобы дети устали как следует, и ночью мы не спим, ждем, когда все заснут. Зарплата в лагерях разная, в среднем — около десяти тысяч за сезон. Но я считаю, что вожатый — это даже не работа, а состояние души, и если человек едет в детский лагерь за деньгами, то работать он будет, скорее всего, плохо. Надо любить детей и зажигаться атмосферой лагеря. Вообще я думаю, что работа вожатым — это хороший способ чуть подольше оставаться детьми.

В позапрошлом году я защищала диплом и не ездила в лагерь, а прошлым летом специально взяла отпуск, чтобы поехать поработать вожатой хоть один сезон, настолько скучала по лагерю. Сейчас я работаю в офисе, но ещё руковожу пресс-центром нашего объединения. Это никак не оплачивается, но я просто рада быть частью этого.

Юлия Чувасова, 25 лет

Провела 15 сезонов в трех лагерях


Сколько себя помню, всегда хотела быть вожатой и знала, что буду классной вожатой. Вообще мне как-то повезло, что я попала в эту сферу: училась на направлении дошкольной педагогики, и лагерь тогда пришелся очень кстати.

Впервые я поехала вожатой в 2010 году в «Орленок». Там провела три лета. Сложности на первых порах даже проще воспринимаются, потому что все в кайф, ты влюблен в это дело. Когда я поработала старшей вожатой, поняла такую тенденцию: первые два года ты просто работаешь по фану, а потом уже кайфуешь от того, насколько ты опытный, что можешь любую проблему решить, везде разобраться, — это удовольствие другого порядка.

Старший вожатый всегда балансирует между плохим и хорошим полицейским. Нужно всем угодить — и администрации, и родителям, и вожатым, с которыми ты дружишь, но которым иногда приходится делать замечания. И при этом работа должна кипеть.


Первые два года ты работаешь по фану, а потом уже кайфуешь от того, насколько ты опытный, что можешь любую проблему решить, — это удовольствие другого порядка

Детские лагеря постепенно меняются. Например, сейчас появились такие игры, как квиддич, есть кружки робототехники. Все меняется в соответствии с тем, что интересно детям. Мы придумываем что-то новое и трансформируем наработки нашего педотряда под современные реалии.


Мы с мужем как-то раз попали на один сезон. Считается, что после такого люди либо расстаются, либо становятся идеальной парой

Однажды у нас в Аршане была интересная история. Мы хотели провести спортивный день, который называли «Большой спортивный стадион», кратко — БСС. И все три сезона, когда у нас планировалось это мероприятие, лил дождь. Вот всегда. Даже если с утра солнечно, только скажем, что сегодня будет БСС, польет дождь. И так все три сезона, мы с вожатыми даже договорились не произносить это слово. Все ведь знают, что Аршан — это место силы. Нас как будто слышали какие-то духи, которые не хотели, чтобы мы провели это мероприятие. Проводили другие, но вот этот формат у нас так и не получился.

Мой муж тоже работал в детских лагерях, и как-то раз мы попали с ним на один сезон. Он — старший воспитатель, а я старшая вожатая. Считается, что после таких историй люди либо расстаются, либо становятся идеальной крепкой парой. Наши отношения это очень закалило. Мы оба были сконцентрированы на работе, но старались поддерживать друг друга. У нас до сих пор осталось правило лагеря «Отвергая – предлагай». То есть нельзя так просто отказаться от чего-то, нужно всегда предложить другой вариант.

Несмотря на то, что вожатская работа изнашивает эмоционально, теперь мне каждое лето непривычно, что я не в лагере, он мне постоянно снится. Сейчас я занимаюсь организацией разных образовательных форумов и проектов и продолжаю сотрудничать с педотрядами, потому что там всегда можно найти хороших волонтеров.