В 2009 году Горьковский автомобильный завод прекратил производство легковых автомобилей ГАЗ, а через три года — и Volga Siber. Все, что осталось от всесоюзного легкового производства, — отдельные экземпляры, которых с каждым годом становится все меньше: автолюбителям непросто содержать непрактичную старомодную машину. Нижегородские владельцы классических «Волг» рассказали The Village о внимании на дорогах, советской автомобильной промышленности и почему они выбрали себе именно такую машину.

Фотографии

Илья Большаков

Андрей Шаханов

22 года, автослесарь

ГАЗ-24 1971 год выпуска


Любовь к «Волгам» у меня с детства. В фотоальбоме даже снимок есть: я, еще мелкий, рядом с ГАЗ-24. Наверное, она и стала моей мечтой. Сейчас я езжу на абсолютно такой же.

Изначально машина принадлежала неизвестному мне местному чиновнику. Была с ним до самой его смерти, а потом ее продали: второй хозяин усиленно за ней ухаживал, а как отремонтировал — поставил в гараж и любовался. Третьим хозяином оказался какой-то парень из Дзержинска, который экспериментировал с ней как мог: заливал кока-колу вместо охлаждающей жидкости и ее же использовал, чтобы промыть двигатель. У этого парня «Волгу» и купил. В итоге, когда первый раз машину разобрал, нашел в моторе целую сахарную шахту.


Тут недавно поехали на шашлыки: я на «Волге» и друзья на «ГАЗели».
Как назло, ливень начался, все дороги размыло, и мне пришлось на лямке
эту «ГАЗель» спасать, потому что она не смогла выехать, а я — смог


Уже не важно, за сколько я ее купил. Тут все дело не в цене на машину, а в цене на детали. Оригинальная магнитола стоит пять тысяч минимум, комплект зеркал — семь. Для внутренностей детали есть, для наружностей — нет. Приходится покупать целые машины и разбирать их на органы. Например, чтобы сделать двери, нужно купить еще одну ГАЗ-24. Но у меня машина еще приличная, мало что пришлось докупать. У нее все родное внутри, несмотря на то что ей уже 46 лет. Но, если так случится, проблем с деталями не будет. Аналогичный двигатель ставили тогда и на «ГАЗели», и на уазики. Взаимозаменяемость уровня «Бог». Раньше по этому поводу не запаривались.

С этой машиной я уже два года. До полного восстановления, конечно, еще далеко, но пока не надоедает, так что перебираю потихоньку. Выбираюсь к ней в основном по выходным. С моими друзьями у нас есть что-то вроде гаража. Мы там собираемся и перебираем свои «Волги». Там же стоит наша техничка — 24-я, которую мы взяли за копейки. Вот с нее и снимаем детали.

А еще с такими машинами очень просто в плане документов: если номер кузова отсутствует, то ты снимаешь номера с машины, ставишь на любую белую ГАЗ-24 и катаешься. Действует, кстати, не только на белых. Если у машины вся поверхность разноцветная, можно сослаться на вынужденную замену деталей и так же спокойно ездить.

Пересаживаться полностью на другой автомобиль я не собираюсь. Скорее всего, просто куплю что-нибудь попроще в эксплуатации, а «Волга» останется для души. Сейчас это моя основная машина: я на ней могу и картошку на дачу отвезти, и на природу съездить. Тут недавно как раз поехали на шашлыки: я на «Волге» и друзья на «ГАЗели». Как назло, ливень начался, все дороги размыло, и мне пришлось на лямке эту «ГАЗель» спасать, потому что она не смогла выехать, а я — смог. Спас.


Стас Алексеев

28 лет, предприниматель

ГАЗ-21 1961 год выпуска


Когда я был мальчишкой, мой дедушка работал комендантом части авторемонтного завода в Тбилиси, поэтому все детство прошло среди машин. Первым воспоминанием об автомобилях были игры в останках старого ЗИМа (ГАЗ-12, первая представительская модель Горьковского завода, предшественник «Чайки». — Прим. авт.). С тех пор какая-то неосознанная тяга к старым советским автомобилям у меня появилась. В сознательном возрасте просто увидел такую машину на улице. Думал о ней все время, а потом зашел на форум автолюбителей — и понеслось. Это были вспышки: сначала несколько ГАЗ-24, потом ГАЗ-21. Такую машину, как эта, я искал с самого начала моего увлечения — душа просила. А для повседневной жизни у меня Volvo и УАЗ. Пока большего не требуется.


К российской автомобильной промышленности у меня вполне понятное отношение: моя основная машина — иномарка, а УАЗ — своего рода компактный трактор. От ГАЗа осталась только ностальгия, ничего больше


Эта машина у меня совсем недолго: купил ее в конце июня. Уже вторую. Спросите, зачем вторая? Более редкая, более интересная, цвет у нее просто великолепный, хоть и выбирал не по цвету. Да и сохранилась очень хорошо, решил взять. Выкупал из Сарова. Чтобы туда проехать, нужно пропуск делать три месяца, поэтому торговались мы с владельцем непосредственно на въезде в город, у КПП, где меня парни с автоматами развернули.

Я третий владелец. Первый в 1961 году увез ее с конвейера в Арзамас-16. Второй выкупил в 70-х и хорошо за ней следил: я ведь почти ничего не менял, кроме совсем уж мелочей. На ней все родное стоит. Особо машина никуда не путешествовала: разве что в Крыму с женой владельца побывала давным-давно. Несмотря на то что авто это довольно тяжелое, не побоялись так далеко гнать. То ли в наш автопром сильно верили, то ли сами по себе люди рисковые.

Сейчас все свободное время отдаю машине: нужно ставить ее на реставрацию. Думаю, в будущем проблем с деталями у меня не будет: знаю магазинчик в Дзержинске, где даже оригинальный хром можно за копейки найти. Ну, или разберу одну из своих машин и отправлю на запчасти.

К российской автомобильной промышленности у меня вполне понятное отношение: моя основная машина — иномарка, а УАЗ — своего рода компактный трактор. От ГАЗа осталась только ностальгия, ничего больше.


Захар Егоров

31 год, директор сети химчисток

ГАЗ-24 1977 года выпуска


На то, что я сейчас езжу на «Волге», повлияло, конечно, многое: на служебной ГАЗ-24 меня еще мальчишкой возили на дачу в Зеленый Город. В подростковом возрасте, когда все вокруг слушали «Иванушек International», мы с парнями гоняли кассеты переписывать хип-хоп. Меня окружали первые скейтеры и первые граффити в Нижнем. Я рос в такой среде, и мне нравился стиль больших машин, широких, низких. Именно в «Волге» я смог разглядеть лоурайдер. Потом уже начал изучать эту тему, ничего подобного в Нижнем не находил, но все равно подумывал о покупке. И тут как будто знамение — начал везде замечать ГАЗ-24: или кузов везут с реставрации, или просто по улице едет. Буквально преследовали меня эти «Волги». Поверил в то, что они мне не просто так мерещатся, и купил.


Мы вообще экспериментировали — борта у нее кружевные,
потому что мы посмотрели, как их в Америке через шаблон красят,
ну и взяли обычную занавеску


Моя машина 1977 года выпуска, я у нее всего второй владелец. Первому предлагали либо путевку в санаторий, либо абсолютно новую машину. А он простым рабочим на заводе был — тогда обычному работяге такую машину нереально было иметь. Вот и лелеял ее всю жизнь.

Самое большое мое желание — поскорее ее закрасить. Эта покраска у нее черновая. Мы вообще экспериментировали — борта у нее кружевные, потому что мы посмотрели, как их в Америке через шаблон красят, ну и взяли обычную занавеску. А хочется, чтоб она идеальной была — повезу ее для этого в Самару к любимому мастеру покраски. Проблем с этим, кончено, будет много. Краску в семь слоев, а потом еще десять слоев лака. Вот думаю: если после такого в нее кто-нибудь въедет — придет конец моему миру. Ну и миру того, кто въедет, тоже конец.

Машина стоит у меня во дворе, и пока на нее никто не жаловался. Только одобрительные возгласы и от водителей, и от пешеходов. Однажды поехал на ней в Павлово по работе, оставил ее на парковке, а когда вернулся, под дворником записка: «Тачка огонь» — и смайлик.


Иван Вихарев

31 год, инженер

ГАЗ-24 1976 года выпуска


Вся моя семья из Автозаводского района, да и я большую часть детства там провел. Отец у меня работал в таксопарке на такой машине, а я катался с ним. Куда же еще советского ребенка девать? Соответственно ГАЗ-24 была в семье первой машиной. То есть я провел в ней отрезок жизни с пяти до пятнадцати лет. У меня была бредовая идея найти такую машину в подарок отцу на юбилей: взрослую, но при этом не развалившуюся и без необдуманного тюнинга. Не отыскал, а идею похоронил. Но как-то просматривал, что есть в продаже, нашел и купил. Ну и понеслось. Она была дырявенькая: там потертость, тут крышу мышь прогрызла, но при этом бывший хозяин из нее Франкенштейна не сделал, за что ему спасибо.

У меня по жизни хобби — что-то обновлять, менять. Как долго продлится это увлечение — не знаю: год, два? Изначально она была бежевой, но я хотел придать ей стиль 70-х, а не просто выкрасить ее в белый или черный. Наверное, из-за яркости ее и замечают: и молодежь, и люди постарше. Пытались купить даже пару раз. Самое главное — в потоке машин ее не обижают, не прессуют.


Момент старания неоценим: сколько сил, души, времени вложено.
Это ни в коем случае нельзя примерять к деньгам


В семье реагируют нормально на мое увлечение. Изначально жена отнеслась с чувством юмора: она же понимает, что это для меня отдушина, хобби. Гораздо интереснее отнесся отец. Сначала был настроен скептично, а потом началось беспокойство: постоянно звонил и спрашивал, подтянул ли, прошприцевал ли? А в том году подошел и спросил: «А ты успеешь ее до моей встречи с одноклассниками доделать?» Пока вроде успеваю.

Момент старания неоценим: сколько сил, души, времени вложено. Это ни в коем случае нельзя примерять к деньгам. Есть такие фанатики, которые реставрируют, а не ремонтируют: ищут оригинальные шурупчики, гаечки, обивку. Но то, что подходит ко всем, не всегда близко мне. Иногда возмущаются, что я детали на неоригинальные меняю, а я им говорю: «Ребята, это вы такое любите, а не я; а это моя машина!»

В Советском Союзе не было задачи удовлетворить потребности потребителя, у машин были конкретные характеристики: «Москвич» — маленькая, «Волга» — представительская. Не было разнообразия автомобилей. Поэтому в рамках одной модели «Волги» каждый сейчас делает то, что хочет сам: фантазия потребителя доходит до того, до чего не дошла фантазия производителя. Все говорят про американские мустанги, а про «Волги» — нет. Но ведь ГАЗ-24 выдавали в частные руки уже после таксопарка. А когда машина в такси намотала 150 тысяч километров, какой она должна быть по состоянию? Правильно, никакой. Поэтому ее все так и ругали за то, что она никакая. А если хорошо ухаживать, так это отличная машина. Только жарко в ней по сравнению с иномарками.