«Современный художник» в России — это все еще не профессия из государственного реестра. Хотя есть «Строгановка», «Суриковка», «Муха» и другие государственные вузы, известные крепкой академической выучкой, именно современному искусству приходится учиться где-то еще. Такие школы имеют вес в профессиональном сообществе, однако не дают высшего образования (за исключением Британской высшей школы дизайна). The Village поговорил с четырьмя новоиспеченными студентами московских школ о том, что такое современное искусство и зачем они пошли ему учиться.

Владимир Карташов, 20 лет


Институт «База»

Обучение: 2 года, 80 тысяч рублей в год

bazaeducation

По диплому я художник-живописец. Любая профессия — это умения и практика. А я, получив художественное ремесло, абсолютно не знаю, что с ним делать: уже не советское время, когда был госзаказ. Любая профессия оплачивается, и если работа не приносит заработок, то логично ее сменить. Но если ты как художник коммерчески не успешен, то не перестанешь писать — все равно тянет. Материальные вопросы отступают, на первом плане стоит сверхцель. В искусстве нельзя отработать с 9 до 18, а потом домой пойти — это вся жизнь, а не профессия. Получив ремесло, я понял, что живу вразрез с актуальным искусством, поэтому поступил в институт «База».

Художнику нужно обязательно учиться в современных институциях, потому что современное искусство приняло форму многоуровневого организма, в котором сложно разобраться. Это химера, к которой нужно подойти с научной точки зрения, халатное отношение тут недопустимо.

Современный художник — тот, кто исследует информацию вокруг и разрушает иерархии. Объект его внимания — это маргинальное, случайное и эфемерное, то есть то, что традиционно не попадало в сферу внимания искусства. Успех художника — в умении деконструировать, а не в том, чтобы попасть в фонд музея или продавать работы. Как показывает практика, произведения в фондах теряются, портятся или просто остаются ненужными. Художник успешен, когда он привносит вклад в искусство, как в науку.

Выбор был неслучайным. В «Базе» нет свода правил. Сюда приходят не ученики и не студенты, а художники, поэтому на лекциях идет живая коммуникация. Не может не радовать педагогический состав: сначала ты изучаешь работы этих людей на истории искусств, а потом они ведут у тебя лекции.

Главное исследование в искусстве для меня — это поиск нового романтизма в традиционных медиа, то есть холст/масло. Я пробовал работать с видеоартом и фотографией, но в своем дискурсе они не доходят до абсолюта. После учебы я хочу возродить интерес к живописи и встроить ее в сферу современного искусства. Для меня имя галереи имеет меньше значения, чем высказывание. Я планирую делать выставки для себя: в случайных, труднодоступных и закрытых местах вроде заброшенных домов и частных территорий, куда сможет попасть ограниченное количество человек.

Я буду создателем и потребителем. На мой взгляд, искусство — это что-то для узкого круга ценителей. Когда оно выходит в массы, то теряет свои функции, неся либо развлекательный, либо идеологический характер, и впоследствии к нему теряется интерес — вспомним советское искусство. Однажды искусство обретет смысл для всего общества, но только когда мы все окажемся на ступени эстетических потребностей пирамиды Маслоу. Современное искусство, включая в себя множество вещей, в итоге остается ничем — только современным искусством.

Антанас Яциневичюс, 28 лет


Школа фотографии и мультимедиа

Программа: Мастерская «Интерактивные, коммуникационные и смешанные медиа» Аристарха Чернышева и Алексея Шульгина

Обучение: 3 года, стоимость 1–2 курсов — 150 тысяч рублей в год, 3-го курса — 75 тысяч рублей в год. На курс есть 30 бюджетных мест, требуется оплата технического сбора в 50 тысяч рублей.

mdfschool

Первое мое образование было технического толка, но скорее потому, что дали установку «надо». Я проработал почти два года после института в офисе, уволился и с тех пор никакого постоянного места не имею. Арт-среда пришла в жизнь сама, и все срослось естественным путем.

Фокус моего внимания — саунд-арт, инсталляции, перформативные практики. Назвать художников? Джон Кейдж когда-то изменил мой взгляд на вещи, арт-группа «Война» и Петр Павленский сыграли роль в моей жизни, Vtol нравится. Из современников, которых я бы отметил, это: Боря Клюшников — любимый искусствовед и лектор, Алек Петук — прекрасный художник, мыслители Сергей Степанищев и Роман Михайлов, Лабрадор Галактика.

Художественных институций за плечами до этого у меня не было, общался с друзьями и читал книги. Но не считаю, что прямо всем необходимо учится где-то — это индивидуально. Я выбрал «Школу Родченко», потому что мне импонирует ее практическая направленность и нравится атмосфера. После учебы планирую поездить по резиденциям, наладить контакты с Европой. Первую персональную выставку мечтаю сделать в MoMA, конечно!

Любой художник, творящий в современности, является современным. Он работает с актуальными проблемами (удивительно, да?). Художник глобально — это, в первую очередь, образ мышления и восприятия.

Художник — это, определенно, профессия. Конечно, если понимать профессию как то, куда человек вкладывает большую часть сил и на что направлен его основной фокус внимания. Даже если, как часто бывает, доход приходит из другой области, эта работа — подработка, которая дает возможность творческой реализации. Лично мне просто хочется делать хорошие работы, находиться в арт-среде и участвовать в выставках и резиденциях.

Полина Стадник, 31 год


«Свободные мастерские» ММОМА

Программа: «Новейшее искусство»

Обучение: 1 год, 45 тысяч рублей в год, есть и бесплатные места

mmoma

Я окончила магистратуру «Прогнозирование и ликвидация последствий чрезвычайных экологических ситуаций» Уфимского государственного авиационного технического университета. К визуальному искусству меня тянуло с детства. Окончив детскую художественную школу, я поняла, что классическим живописцем не стану, но хочу дальше двигаться в этой области. Были мечты о кинорежиссуре, но постепенно я пришла к фотографии, чем и занимаюсь сейчас. Это арт-фотография, нетрадиционные способы ручной печати. Работаю над темами архетипа, человеческого сознания, времени. Я три года была художником-фотографом в Оперном театре в Екатеринбурге и сделала большой проект, посвященный памяти, театру и русскому классическому балету.

Если хочешь что-то делать профессионально, учеба необходима. Редким единицам удавалось реализовать себя как художника, действуя по наитию. Я уже неоднократно училась современному искусству в России и за рубежом: в японской мастерской Takashi Homma, латвийской International Summer School of Photography, летней школе «Русского репортера». Про «Свободные мастерские» знаю давно, там учились мои друзья и знакомые. Мне понравился курс, который ориентирован на теоретическое изучение современного искусства в России и за рубежом и проектную работу. Я жду от учебы качественного и глубокого погружения в художественную жизнь Москвы, знакомства с профессиональным сообществом.

После учебы мечтаю выйти за рамки арт-фотографии и делать проекты на стыке с текстом, видеоартом, пластическими скульптурами, театром. Первую выставку хотела бы в ММОМА, а где еще! Хотя у меня уже была первая персональная, и вторая тоже была. Третью хочу в Москве, но главное, не где, а с кем — с единомышленниками и людьми, близкими в своих художественных устремлениях и мировоззрении.

Любимых художников очень много: это и современные композиторы, такие как Филип Гласс, Арво Пярт, Паола Престини, Освальдо Голихов, и японские фотографы ХХ–ХХI веков (Масао Ямамото, Хироси Сугимото, Ринко Каваучи), китаец Рен Ханг, Сара Мун, и классики живописи — Ротко, Шиле, Миро, Магритт, Герхард Рихтер, Эрик Булатов, Инфантэ-Арана. Люблю их за глубину, бесконечный поиск, утверждение свободы человека и силы художественного образа.

Современное искусство для меня — это поле, в котором происходит диалог между художниками — носителями идей, теми, кто, проводит их в жизнь, и зрителями. Не важно, на каком языке, главное, чтобы все имели возможность свободно говорить и слушать, сохраняя обоюдное уважение. Думаю, что система искусства говорит о состоятельности общества. Мы все больше уходим от ориентации на одни лишь материальные ценности. И здесь искусство дает возможность двигаться в сторону тонкого, нематериального, духовного — с тем, чтобы лучше узнать себя и мир, в котором мы живем.

Ксения Данилова, 28 лет


Британская высшая школа дизайна

Программа: Программа дополнительного образования «Современное искусство»

Обучение: Российское дополнительное образование от 315 тыс руб. в год, 2 года; британский бакалавриат - от 304 тыс. руб. в год, 3 года.

britishdesign

Основное образование я получила в рекламе, до этого изучала историю искусств в Высшей школе экономики. Я не считаю себя художником: художник должен жить своим делом, создавать работы на животрепещущие для него темы. Есть мнение, что художниками рождаются и с первых лет жизни они начинают рисовать. Если оценивать по этим критериям, то это не про меня, хотя я тоже с детства любила рисовать, но не спала с карандашами в обнимку. Мне нравится самой пробовать творить, экспериментировать в творчестве. Однако я отношу себя скорее к людям, которые интересуются искусством, чувствуют его, пропагандируют, призывают общество к развитию, — такой идейный вдохновитель.

Я изучаю творчество художников, слежу за миром искусства. С огромным удовольствием делюсь информацией со своей семьей и друзьями, периодически устраиваю, если можно так сказать, дружеские творческие встречи, вожу в музеи, галереи, рассказываю о художниках, пару раз даже делала выездные мероприятия. Некоторые друзья называют меня музой, потому что я всегда придумываю, чем заняться и куда сходить: культурная программа — театры, концерты, выставки — всегда на мне. Некоторые даже пошли учиться рисовать после встреч со мной.

Я не буду оригинальной, наверное, но мои любимые художники — это Герхард Рихтер, Марк Ротко. Я обожаю абстрактный экспрессионизм. Их работы для меня — идеальное созерцание, как медитация. Они говорят на языке цвета, форм. Их картины можно почувствовать на физическом уровне. Из российских современников — Илья Кабаков и Кирилл Кто, их тонкий юмор поднимает даже самое плохое настроение и дает пищу для размышлений.

Я выбрала «Британку», потому что считаю, что она дает актуальные знания, учит мыслить, рассматривать новые точки зрения. Школа дает возможность попробовать и научиться практически любому виду искусства, понять, что ближе и интереснее путем эксперимента. За этим я и пришла: своими руками попробовать творить в абсолютно разных областях, на что самостоятельно, возможно, мне бы не хватило смелости. Здесь с поддержкой профессионалов и просто классных творческих людей я надеюсь лучше узнать себя и посмотреть, на что я способна. Это также возможность познакомиться с интересными, важными фигурами в этой сфере и пообщаться с молодыми художниками, узнать, что им интересно и чем они живут, найти единомышленников.

Я не считаю, что на современного художника обязательно нужно учиться, но учиться новому и развиваться нужно и полезно всегда. Даже имея грандиозную идею, можно не знать, как ее реализовать, — вот этому как раз можно научиться в специальных заведениях.

Я мечтаю и дальше пропагандировать искусство в массах, хочу делать выставки для молодых российских художников: хочется, чтобы наши люди интересовались и понимали искусство. Как показывает опыт, нужно уметь адаптироваться ко времени, ситуации и слушать себя, поэтому посмотрим — возможно, в процессе обучения что-то поменяется, и у меня появятся новые идеи по поводу своего будущего.

Современное искусство — это инструмент формирования личности. Оно имеет отпечаток действительности, который заставляет человека обращаться к познанию идеалов, оно затрагивает чувства и мысли людей, заставляет думать, развивает интеллект.


Фотографии: 1 – Владимир Карташов, 2 – Михаил Гребенщиков, 3 – Антанас Яциневичюс, 4, 5, 6 – Полина Стадник, 7 – Ксения Данилова