На карте России есть города, закрытые для свободного посещения. У них особое положение — здесь чаще расположены оборонные и особо секретные промышленные предприятия. Среди них — Саров в Нижегородской области.

Саров — город со своей атмосферой и характером. Жизнь здесь протекает иначе. Это даже не связано с тем, что, кроме времени и температуры за окном, саровчане знают еще и уровень радиационного фона. Волею судеб в Сарове на территории радиусом не более 10–15 километров оказались и научный ядерный центр, и развитая сеть культурно-досуговых и образовательных учреждений, и один из центров православия — Саровская Успенская пустынь. Это делает город местом единения науки, культуры и духовности.

Имеет ли жизнь в закрытом городе свою специфику? Накладывает ли закрытость отпечаток на личность и жизненный путь человека, живущего здесь? Об этом и еще многом The Village пообщался с жителями Сарова.

Текст

Александр Симонов

Фотографии

Сергей Амиров

Елена Севцова

27 лет, педагог-организатор Молодежного центра, руководитель городского клуба волонтеров «Инсайт»

Как написано в моем свидетельстве о рождении, родилась я в несуществующей стране, несуществующей области и несуществующем городе: РСФСР, Горьковская область, город Арзамас-16. Но, несмотря на это, человек я вполне реальный и довольно активный.

Вот уже 12 лет я занимаюсь волонтерской деятельностью и всем, что с ней связано. В последнее время активно продвигаю волонтерство среди молодежи. Вместе мы организуем крупные городские мероприятия, проводим акции по пропаганде здорового образа жизни и профилактике асоциальных явлений, развиваем в Сарове инклюзивное волонтерство (социализация и включение в активную деятельность молодежи с ограниченными возможностями здоровья. — Прим. авт.).

С каждым годом приток активных волонтеров все больше. Да, есть в Сарове определенная специфика, которая может быть выражена словами: «Закрытый город — закрытые люди». К счастью, это распространяется не на всех. Находится достаточно много молодых и активных, желающих помочь конкретным горожанам или городу в целом.

Несмотря на свои довольно частые разъезды, мне все время хочется скорее вернуться обратно, в родной Саров. Он для меня как крепость. Только здесь я практически ничего не боюсь, только здесь чувствую себя максимально комфортно. Проходишь КПП на въезде в город, только делаешь первый шаг на территорию города — и можно смело сказать: «Я в домике», — как в детской игре.


До сих пор не могу понять тех, у кого есть желание уехать


Многие говорят, что у нас тут тепличные условия, размеренная жизнь — в отличие от больших городов. Соглашусь. Возможно, именно поэтому я испытываю особую теплоту и любовь к родному городу. До сих пор не могу понять тех, у кого есть желание уехать. На мой взгляд, Саров развивается довольно быстро и практически ни в чем не уступает большинству городов, а в некоторых случаях их опережает. Здесь действуют более 20 общественных объединений: от  клубов исторической реконструкции и ролевых игр до объединения байкеров города, а спортивных секций и творческих кружков вообще великое множество. Кстати, как раз творческие люди меньше всего обращают внимание на колючку, ведь творчество безгранично.

Саров — пусть небольшой, но зато вечно цветущий и зеленый, чистый и очень уютный город. Единственный минус, на мой взгляд, — это отсутствие возможности пригласить сюда друзей, показать им нашу красоту, заповедные места, дать почувствовать эту непередаваемую атмосферу. Становится немного обидно, когда на областных и всероссийских форумах тебя приглашают в гости в другие города, а ты можешь лишь позвать посмотреть на КПП, колючку и солдат, охраняющих любимый город.

Но когда задают вопрос о том, хотела бы я, чтобы город открыли, с уверенностью говорю: нет!

Анна Тюрина

27 лет, фотограф домашних животных

Саров город маленький, но при этом развитый (на фоне других маленьких городков). Мне есть с чем сравнить, так как я много езжу. В Сарове удобно передвигаться пешеходу, о Нижнем я, например, такого сказать не могу. Все же наш город частично занимает территорию Мордовского заповедника. Поэтому для двух-трехчасовой прогулки по лесу нет необходимости далеко ехать.

Однако жизнь в Сарове я могу сравнить только лишь с жизнью «у бабушки в деревне»: тихо, спокойно, все свои, но быстро надоедает. Если ты не ученый или военный, то жить и зарабатывать лучше в других местах. Поэтому так или иначе молодежь стремится отсюда уехать.

Мои профессия и образование далеки друг от друга, практически противоположны. По образованию я инженер, но поняла, что это совершенно не мое. Я совсем не хочу связывать свою жизнь с одним местом проживания и работы. К тому же у службы на режимном объекте имеется существенный минус — невозможность выезда за границу в течение 5–10 лет после увольнения.


Жизнь в Сарове я могу сравнить только лишь с жизнью «у бабушки в деревне»:
тихо, спокойно, все свои, но быстро надоедает


По профессии я фотограф домашних животных. Занимаюсь этим уже четыре года. Ради съемок езжу в другие города и страны, так как в Сарове соответствующей работы для меня нет. Мое творчество не находит отклика среди жителей города. Я бы охарактеризовала саровчан как людей зажатых, возможно, так на их сознание влияет закрытость города. В маленьких городах я почти не бываю, а в крупных и отношение другое, проще. Никогда нет проблем остановиться переночевать у знакомых, которых знаешь только по интернету, в Сарове такое и представить себе нельзя.

Мое увлечение — кинологический спорт с моей собакой. Однако в Сарове это развито не очень сильно. На тренировки я езжу в Нижний и Москву. В поездках скучаю только по родителям и чистой воде из-под крана. У нас ее пьют просто так, без фильтров и кипячения.

К сожалению, перспектив для себя в Сарове я не вижу ни в своей профессии, ни в своем увлечении. Единомышленников тоже не могу найти (может, у меня получится это благодаря вашему материалу?). В Сарове мне скучно. Но уверена, что так же обстояло бы дело и в любом другом маленьком городе нашей страны.

Роман Сванидзе

45 лет, председатель правления НРОО «Православное творческое объединение «МiР»

В Сарове я родился, поэтому жизнь в закрытом городе для меня привычна. Это моя естественная среда обитания.

Говорят, что существует два типа людей: одних нервирует сознание того, что они находятся за колючей проволокой; других такие мысли, наоборот, успокаивают. Для них за колючей проволокой тот, большой мир. А здесь они дома. Я скорее отношусь ко второй категории. В Сарове мне уютно. И если бы не ограничения по въезду в город для друзей, знакомых и даже родственников, я бы о закрытости города, необходимости проезда-прохода через КПП, колючке и других прелестях даже не задумывался. К тому же к секретным сведениям доступа не имею, ограничений по выезду за границу тоже.

Помню, как в детстве нас учили не рассказывать посторонним, из какого мы города, говорить просто: «Из Арзамаса» (Саров тогда назывался Арзамас-16). Сейчас даже этого ограничения нет.

Конечно, в Сарове есть своя атмосфера, свой, специфический микроклимат. Люди чуть более закрытые. Жизнь более размеренная. Многим приезжающим кажется, что у нас тут все еще развитой социализм, и в чем-то это так. Например, количество учреждений для детей и школьников на душу населения одно из самых высоких в стране (и практически все бесплатные).


Многим приезжающим кажется, что у нас тут все еще развитой социализм,
и в чем-то это так


Наш город создан искусственно как советский оборонный проект, но в то же время у него богатая многовековая история. Атомная бомба соседствует с монастырем. Правда, провинциальность Сарова дает о себе знать. Прежде всего — стремлением быть не хуже столиц. Модные тенденции (во всем, не только в одежде) к нам приходят с запозданием на несколько лет. И, по-хорошему, надо бы научиться извлекать из этого выгоду и избегать чужих ошибок. Но получается не всегда.

Не думаю, что жизнь в закрытом городе как-то повлияла на выбор моего пути. С детства мечтал стать актером и писателем. В какой-то степени стал и тем и другим, 13 лет работал в муниципальном театре. А десять лет назад мы вместе с супругой (режиссером Ириной Семенчук. — Прим. авт.) создали общественную организацию «Православное творческое объединение «МiР» и занимаемся театром совершенно свободно, без какого-либо финансирования, а следовательно, и чьего-то диктата. Так что да — наш театр не только стремится к свободе, он ее достиг.

Алена Гулеватая

27 лет, учитель музыки

Саров — моя малая родина. Здесь я родилась и провела первые 18 лет жизни, даже не подозревая, что однажды с радостью вернусь сюда жить. Я люблю Саров. Этот город свел моих родителей, приехавших издалека и вряд ли сумевших бы встретиться в другом месте.

Я помню, как в детстве, приезжая к бабушке, рассказывала всем во дворе про таинственный город, которого нет на карте. И действительно не было! Некоторые даже не верили. А позже, помню, говорила, что я из города, в котором лимонад делают, и все сразу с таким пониманием говорили, что хороший лимонад! Мы всегда привозили родственникам разные деликатесы и вещи, которых нигде не было. Пустые прилавки тут отсутствовали.

Город всегда был очень чистый. Когда к нам приезжала бабушка, ее всегда это удивляло. А нам, наоборот, была в диковинку грязь в больших городах. Помню, как нам с мамой доверяли коляски с детьми, пока родители бегали в магазин, и мы их караулили. Люди не боялись, и не думалось ничего плохого.

В последнее время город, конечно, изменился, но все же он не такой, как все. Здесь не встретишь бездомных, цыган и попрошаек. Даже уличные продавцы другие. Город какой-то семейный. Тут знаешь всех через одного, и с каждым третьим что-то связано. В местном наречии территория за городом называется «за зоной». Мне казалось, что «за зоной» — это за границей. И каждый раз, когда папа уезжал в командировку, я думала, он едет куда-то в Европу.


Здесь не встретишь бездомных, цыган и попрошаек.
Даже уличные продавцы другие. Город какой-то семейный


Я педагог. Но так уж вышло, что место работы я выбрала не в городе. Поблизости, в селе. Наверно, это такой альтруистический шаг. Я не перестаю удивляться каждый день. Там жизнь другая. И в первую очередь другие люди. Приезжая на работу, я попадаю в другой мир. А вечером возвращаюсь в свой.

Нет, Саров не идеальный город. Точнее, он идеальный для меня. Здесь, как и в других городах, можно встретить разных людей: приятных, некультурных, доброжелательных, скверных, ученых, рабочих, открытых, замкнутых. Любых… Но мне кажется, что здесь больше хороших людей, и я люблю этот город. Я училась в Нижнем, и многие преподаватели, узнавая, откуда я родом, очень радовались и говорили, что у нас в Сарове особые люди и что жизнь в нашем городе накладывает отпечаток интеллигентности. Мне посчастливилось много путешествовать и соответственно общаться с людьми из разных мест. Могу сказать, что в Сарове свой менталитет. Тут люди особенные.