Шоу-бизнес — среда, где дети зарабатывают наравне со взрослыми: гонорары детей, снимающихся в рекламе и кино, доходят до сотен тысяч рублей. В блогинге — другом сегменте современного шоу-бизнеса — ставки еще выше: в 2017 году суммарные доходы четверки лидеров детского сегмента русского YouTube оценивались в 17,2 миллиона рублей. Но эта работа не только для детей: карьерой юных звезд, как правило, занимаются их родители. С детьми нужно ездить на съемки, с их учителями — договариваться о дистанционном обучении. Ролики для их ютьюб-каналов надо снимать и монтировать, а для их песен — находить музыкантов. The Village поговорил с такими семьями о карьере детей, гонорарах, распределении обязанностей и отношениях со сверстниками.

Фотографии

андрей стекачев

Ирина Бэшоу: «Уровень гонораров у детей-актеров значительно меньше, чем у взрослых»

14-летний Энтони Дэниел Бэшоу снимается с двух лет. Изначально это были рекламные съемки для изданий издательского дома Independent Media, где работала его мать. Позже начались съемки в кино и сериалах — Энтони снимался в «Универе» на ТНТ, «Гроздьях винограда» на Первом канале и фильме Сарика Андреасяна «Землетрясение». В 2017 году сыграл главную роль в короткометражке по Стивену Кингу «Пустите детей». Карьерой Энтони занимается его мама Ирина.

О карьере

Карьерой Энтони я занимаюсь лет с двух. Нашу первую фотосессию сделали во время празднования Дня независимости США в Кускове, где мы оказались, так как имеем отношение к стране: отец Энтони из Америки. Там было много журналистов, и, совмещая приятное с полезным, мы получили безумно красивые портреты. Часть журналистов была из издательского дома Independent Media, где я тогда работала, поэтому к нам сразу же начали обращаться другие журналы издательского дома: «Мама с папой», Collezioni, Grazia, «Домашний очаг». Они могли быстренько сделать спецпроект, снять обложку или еще что-то, а для нас это было хобби. Мы не использовали агентов, работали точечно. Иногда мы отказывались, даже если нас звали. Я работающая многодетная мать, мне очень сложно через всю Москву на машине ехать час или полтора, потом еще много часов присутствовать на съемках и так далее.

Из хобби в профессию это переросло, когда стала свободнее бабушка. В большей части разъездов и экспедиций принимает участие она. У Энтони есть старшая сестра Стефани, и они часто работают в парных проектах: фотосессиях, показах мод.

«Константин Хабенский и его сын Ваня»

Однажды Энтони перепутали с сыном Хабенского. Энтони участвовал в благотворительном модном показе в поддержку Фонда Константина Хабенского. После мероприятия их сфотографировали. У Константина в руках была табличка «Побудь ребенком», а у Энтони — «Побудь с ребенком». Фотография должна была стать анонсом бала в поддержку фонда. В журнале «OK!» она, разумеется, вышла с подписью «Константин Хабенский и его сын Ваня». На следующий день я решила разыграть Энтони. Произошел диалог:

— Ванечка, просыпайся!

— Мама, о чем ты? Я не вонючка!

О совмещении работы с учебой

Энтони учится в седьмом классе, так что мы справляемся. С учетом того, что в семье несколько медалистов, у нас пока есть возможность курировать его образование самостоятельно. Самый сложный вопрос — пропуски. Съемочная служба выдает школе справку, что ученик принимает участие в съемках. Затем школа решает, давать ему возможность пропустить несколько дней или нет. Мы сейчас ждем выхода сериала «Гроздья винограда» на Первом — там Энтони на протяжении нескольких серий играет главного героя в детстве. Эти съемки пока что были самыми длинными — с мая по декабрь. Задания нам присылали, все учебники и журнал есть в электронном виде — очень удобно. Были моменты, когда мы встречали Энтони с поезда в шесть утра, он переодевался в школьную форму в машине и приезжал к первому уроку, может быть, не со стопроцентной подготовкой, но со знанием того, что необходимо для занятий.

Если ему предложат долгие съемки, то мы перейдем на заочную форму обучения. Сейчас огромное количество учителей дает уроки онлайн, есть много видеоуроков по основной школьной программе. В школе о его работе многие узнают постфактум — Энтони особо не распространяется об этом. На последнюю премьеру он даже не приглашал учителей, хотя это фильм про учительницу, мог бы и позвать.

Об отношениях с ровесниками и ответственности

Энтони — третий ребенок в семье. Одна его сестра старше на три года, другая — на 12 лет. Он привык общаться с окружением чуть старше его. Карьера Энтони очень рано дала ему понимание того, что он должен нести ответственность за свои поступки. Это работа, труд в команде, где ни один человек не должен подвести другого. Ты можешь устать или начать капризничать, но тогда огромное количество людей не сможет сделать свою работу. Ему может быть лень — из-за погоды, например, или когда ехать надо далеко, но, придя на площадку, он сразу начинает выполнять задачу, которая перед ним поставлена. Процесс его очень сильно радует.

Мы учились на ходу. Но несколько раз мы ходили на мастер-классы. Самое главное — прийти к профессионалу, который учит, передает опыт, а не стремится на этом заработать. Иначе он может объяснить ребенку, что он бог и царь, отчего у него сместятся какие-то приоритеты. Есть миллионы примеров, когда все восхваляют ребенка и это серьезно на нем отражается — он становится капризным, не трудолюбивым и так далее.

О выборе «земной профессии»

Учеба и творчество у Энтони идут параллельно. Сегодня все хорошо с учебой, завтра — с творчеством. Но у нас пока что получается совмещать. Выбор между учебой и творчеством встанет, но уже ближе к ЕГЭ. И тогда придется начинать искать земную профессию. У него были разные мнения на этот счет — стать, например, банкиром или юристом. Но в то же время желание стать режиссером или оператором тоже возникало. Пока время позволяет нам посмотреть, что и как пойдет. Он состоявшийся профессионал, но четко говорить об этом пока рано. В каких-то вопросах у нас уже есть опыт, но базовые постулаты, как и в любой профессии, все равно придется изучать отдельно.

Но вообще мы открыли ребенку еще одну сторону жизни — интересную и захватывающую. Поэтому у меня нет ощущения, что мы предопределили его судьбу своим решением заняться его карьерой.

О деньгах

Гонорары выплачиваются мне. Энтони 10 % оставляет себе на карманные расходы. Иногда он тратит их на маленькие подарки семье. Остальные деньги с гонораров мы расходуем на детей: теннисный стол, батут, бассейн на даче.

Уровень гонораров у детей значительно меньше, чем у взрослых. С кризисом как минимум в рекламе суммы стали заметно меньше. Еще у нас был формат, когда дети одевали себя сами: им давали сертификаты на одежду той марки, которую они рекламировали. Иногда нас зовут точечно: человек знает, что мы ему подходим. Иногда работа идет через агента. Есть актерские базы данных — через них нас тоже находят.

Про отношения с другими актерами-детьми

Нам очень повезло: на кастингах дети, которые, будучи прямыми конкурентами Энтони, относятся к нему и друг к другу очень позитивно. В кулуарах они смеются, шутят, смотрят кино, ведут себя как обычные дети. Я слышала истории про воровство родительских кошельков, козни за спиной и что-то еще в таком духе, но это не наш случай.

Елена Сажина: «У меня была своя сеть салонов красоты в Петербурге, но это очень неприбыльно, много геморроя»

Елена Сажина — блогер, снимает ролики для инстаграма и YouTube со своими годовалыми дочерьми Алиной и Миланой, мужем и друзьями.

О карьере

По образованию я менеджер-экономист, но по специальности не проработала ни дня. Работала в салонах красоты: мастером наращивания волос и ресниц, занималась маникюром и педикюром, была визажистом-стилистом. У меня была своя сеть салонов красоты в Петербурге, но это очень неприбыльно, много геморроя. Я с трудом продала их.

Потом я открыла магазин мяса, после него — детской одежды, потому что всегда очень трепетно относилась ко всему детскому (дети очень классные!), а потом, когда появились свои дети, начала их снимать на видео. В первый месяц после родов было тяжело — я не спала, не ела, ничего не делала. В один момент подумала: так ли у всех остальных мам? Тогда я решила, что у меня будет позитивное материнство. Начала снимать видео про то, как разнообразить будни. Есть стереотип: муж работает, мама дома, у нее взъерошенные волосы, косметики нет. А у меня появилось желание показать, что мама может ухаживать за собой, найти время краситься, заниматься спортом дома. Но это не посыл больше краситься, а посыл любить себя.

Я живу с мужем, двумя детьми и еще двумя нашими друзьями. Все наши видео — жизненные ситуации, которые с нами случались. Получается как в сериале «Друзья», все наши зрители знают персонажей.

Мне всегда хотелось стать актрисой, я окончила курсы актерского мастерства, обучалась на курсах телеведущей и думала о том, как пробиться в телевизор. Использовала все способы: знакомства, портфолио, участие в массовке. А потом подумала: если мне нравятся видео, почему бы не снимать их самой? И за полтора года у меня появилось больше миллиона подписчиков в инстаграме, еще немного — на ютьюбе. В итоге меня пригласили в телик: сейчас я ведущая на одном канале в двух программах и снимаюсь в сериалах в эпизодических ролях.

Сколько времени уходит на один ролик

Мы просыпаемся утром, завтракаем, сидим и думаем, что снять. Я часто попадаю в неловкие ситуации: например, поскользнулась на кухне с тортом, сама упала, а торт — нет. Такие вещи я сразу записываю в заметки — сейчас  меня таких 327, иногда мы их используем. Мы снимаем в первой половине дня, дети еще спокойные в это время. Если есть заготовки, то на съемки уходит час. Если идей нет, то начинаем придумывать — это чуть дольше. Хотя процентов 70 в каждом ролике — это импровизация не по сценарию. Например, как это было сегодня: час ушел на придумывание ролика, еще час — на съемки. Монтаж тоже примерно час, пост написать — полчаса. В среднем 3,5 часа — одна минута ролика в инстаграме. Бывает, когда день свободный, а дети у родственников, снимаем примерно два-три видео. Наш рекорд был четыре ролика в день.

Это если брать инстаграм. На длинные ролики для ютьюба времени уходит гораздо больше. Но мы не боимся заморочиться. Мы даже покупали манекен, чтобы сжечь его в моей одежде.

О популярном контенте

В инстаграме больше всего собирают дети, жизнь мамы. Второе по популярности — ролики, не имеющие никакого смысла. Недавно мы ради смеха сняли ролик, где нет концовки, сюжета, ничего нет, но он набрал 1,3 миллиона просмотров.

Я понимаю, что чем проще, тем лучше, но банальные ролики все равно делать не прикольно, хочется чего-то замороченного. Год назад мы решили делать ролики еще и для ютьюба. Там я сделала новостное шоу на десять минут. И оно собрало 30 тысяч просмотров, хотя обычно ролики там собирали не меньше 10 тысяч. Тогда я подумала, что ютьюб — не мое, и перестала заниматься им на целый год. Пока что думаем, как эту проблему разрешить. В инстаграме же у меня 28 миллионов просмотров за неделю, а подписчиков — миллион.

О деньгах и рабочей этике

Я зарабатываю рекламой. Это началось где-то девять месяцев назад. Иногда мне платят деньгами, но чаще — вещами, которые я рекламирую. Это не так плохо, как кажется: например, первая реклама, которую я сделала, была рекламой подгузников. Мне полгода присылали подгузники. Это огромная экономия! Тогда в день уходило по два пакета подгузников, каждый по полторы тысячи. На удивление нам очень понравилось, потом я покупала эти подгузники сама.

Я никогда не рекламирую то, что мне не нравится или кажется сомнительным. В первую очередь подписчики для меня — друзья, я чувствую перед ними огромную ответственность и не могу советовать им плохие вещи. После подгузников мне предложили сделать рекламу духов — уже за деньги. Оказалось, что это какая-то подделка, но продают ее дороже, чем в «Рив Гоше». Я отказалась, духи собралась возвращать, но у меня не получилось. Они потребовали оплатить курьера, я отказалась, и в итоге они остались у меня.

Заработки уходят на оборудование. Откладывать деньги на него я начала полгода назад, через три месяца после первого рекламного ролика. Профессиональная камера требовала компьютер, который тянул бы монтаж. 140 тысяч рублей — это недешевое удовольствие. Сама камера — 100 тысяч, плюс световое оборудование. Все оставшееся я вкладывала в рекламу блога — промопосты в соцсетях и у других блогеров.

Как ведение блога повлияло на жизнь

Начну с хорошего. Изменился мой муж. Долгое время он был большой, серьезный и грубоватый, а я его полностью раскрепостила. Когда я начала снимать видео, была легкой рядом с ним, он стал веселым. И люди, которые его знают, пишут, что Паша стал домашним, заботливым, теплым. Изменились отношения в семье, ценности поменялись кардинально. Еще из плюсов — дома всегда чистота и порядок, потому что нужно снимать. Меня узнают на улицах, это очень приятно, фотографируются, берут автографы.

Минусы — не могу отдохнуть, потому что даже в отпуске нужно что-то публиковать раз в два-три дня. Кроме того, блог отнимает много времени. Сидим за ужином, все болтают, а мне нужно писать пост или выкладывать фотку, монтировать. Бывает, что с детьми играю, они бегают, ползают, а я в телефоне что-то делаю.

О том, стоит ли показывать сложности материнства

Это двоякая ситуация. Мой блог учит быть оптимистичной по жизни. Но я не показываю людям, что я просто классная, и все, я раскрываю секреты, как изменить жизнь. Я перед сном могу рассказать подписчикам, что, когда дети засыпают, у женщины есть время на себя, на процедуры в душе, на то, чтобы порадовать себя.

Было время, когда я много плакала. Муж ушел на работу, бабушка не всегда может прийти помочь. У меня двое детей, их надо кормить на специальной подушке, приходилось по очереди, полчаса одного, полчаса другого, пока переоденешь, нужно опять кормить — это ад. А выйти самостоятельно из дома с огромной коляской? Когда всех соберешь, уже не хочется никуда идти. Я звонила мужу, плакала, а он спрашивал: «Как же твой оптимизм?» В итоге муж уволился, начал работать дистанционно, и все наладилось.

Я хочу сделать марафон, где расскажу, через что я прошла. Новые подписчики думают, что я занимаюсь только собой и не думаю о детях. Но я много рассказывала о том, как проходили роды. Те, кто со мной долго, понимают, что есть и информативность, не только смешно. У меня были растяжки первое время, которые я лечила кремами. Через две недели наперекор всем врачам я начала заниматься физкультурой. Первый месяц занималась дома, потом — в зале. И через четыре месяца я уже смогла показать себя в купальнике, подписчики даже не поверили. Я честно показывала, как было.

Важно любить себя, а не только детей. Я сама почувствовала, что детей любишь настолько, что каждую секунду хочешь проводить с ними. Но они очень быстро к этому привыкают и становятся маменькиными сынками — от этого им самим будет только тяжелее в будущем. Но я перебарывала себя. С Миланой было очень тяжело, она любит меня — приходится занимать ее игрушками.

О том, как повзрослевшие дети могут отнестись к роликам с ними

Моим детям год и три месяца, но они уже знают, что такое команда «Мотор!»: сразу становятся совершенно спокойными, знают, что идет съемка. Я их как будто готовлю к карьере актрис. Думаю, им это нравится и они скажут мне спасибо — это может сделать им будущее. Нам уже предложили детский проект для телевидения.

Это то же самое, как с крещением, мы же не спрашиваем о том, хотят ли этого дети. Но если они захотят заниматься футболом или хоккеем, мне будет без разницы в хорошем смысле — настаивать на чем-то я не буду. Я подавала документы в театральным. Меня взяли, но бабушка сказала, что актриса из меня не выйдет: иди лучше менеджером-экономистом. Я отучилась, потому что думала, что бабушка лучше знает. И мне этот институт вообще ничего не дал. Не хотела бы, чтобы мои дети попали в ту же ситуацию.

Вряд ли дети спросят, зачем я их снимала. Я хочу воспитать в них легкость. Не думать о плохом. Когда я познакомилась со своим мужем, он поражал меня своим пессимизмом. Беру книгу, говорю: «Классная обложка!» Он отвечает: «Зато содержание — говно». Но я его перевоспитала — он стал позитивным. И детей я хочу воспитать так же.

Антон и Инна Даниловы: «Мы все сделаем, только не возвращайся на работу, пожалуйста»

15-летняя Арина Данилова — певица и ютьюб-блогер. Ее отец Антон ушел из бизнеса, чтобы заниматься ее карьерой — ведением соцсетей и съемками видео. Позже к ним подключилась сестра Арины Даша, выпускница режиссерского факультета, и их мать Инна — певица, которая сосредоточилась на музыкальной карьере дочери.

О карьере

Арина — блогер и певица. Мы все занимаемся ее творчеством: папа Антон и мама Инна бросили работу, а ее сестра Даша — учебу. В 2013 году Арина выступила на проекте «Голос», с этого все и началось. Еще до проекта она снимала видео, больше для себя. Она никому об этом не говорила, но после «Голоса» об этом узнал Антон. Тогда это еще не было так популярно в России, мы не знали, что скоро блогинг станет нашим основным занятием, которое приносит деньги. После «Голоса» Антон занялся блогом Арины: монтажом, съемками и другими вещами, которые у него, как у взрослого человека, получались немного лучше, чем у Арины. Постепенно мы стали подключать старшую дочку, Дашу. Она училась на режиссера, так что довольно скоро они начали снимать и монтировать значительно лучше отца.

Первое время мы были не в теме того, что происходит, было много заблуждений, у нас даже появился директор, нанятый со стороны. Мы не понимали, почему нам звонят, что говорить, чего от нас хотят. Когда мы поняли, что можем делать это сами, стало проще. У нас получился семейный подряд: Инна отвечает за вокал и музыку, Даша — за видеоконтент, Антон — за ведение соцсетей, общение с агентами и рекламодателями, он — наш главный редактор. Понятно, что это до определенного момента, нам самим уже становится тяжело тянуть. В официальной группе, например, недавно появились администраторы со стороны.

Сейчас у нас два направления: первое — развитие Арины как певицы, второе — блогинг. Они переплетаются, одно другому помогает. Недавно мы подписали контракт с лейблом «Медиаленд». Он заинтересовался не только пением Арины, но и тем, что у нее уже есть публика. 800 тысяч подписчиков — это не кот наплакал, хотя у некоторых есть и больше.

Во время работы над блогом Арина приобрела огромное количество навыков. Как снимать видео, как запоминать текст, как написать сценарий и как с ним работать. Если в дальнейшем Арина захочет стать актрисой или телеведущей, это ей очень поможет.

Тяжело ли давался уход с работы

Инна раньше работала в театре, пела, а Антон занимался ювелирным магазином и ювелирным производством. Переход в режим постоянной работы над карьерой Арины давался очень тяжело. В видеоблогинг Инна не верила. Буквально совсем недавно, когда появились первые полмиллиона подписчиков, она поняла, что это серьезно. Сначала было: «Да хватит фигней заниматься». Отец тратил деньги на курсы, говорил, что через три года это будет приносить деньги, а мама говорила: «Какие деньги? Постоянно сидишь за компьютером, лучше иди работать таксистом».

Уходить с работы было нелегко, но сейчас мы уже не можем себе представить, что придется опять ходить в офис. Когда дети перестают делать что-то, Антон шантажирует их, что вот если они что-то не сделают, то он пойдет на работу устраиваться. И сразу начинается: «Мы все сделаем, только не возвращайся на работу, пожалуйста».

Арине тоже приходится нелегко. Недавно мы три дня снимали рекламное видео, где нужно было своими руками собрать игрушечный домик. Вставали утром, снимали и часов в десять вечера освобождались, утром вставали, начинали снимать и так далее. У нее случился небольшой срыв — детали у домика были маленькие, все валилось из рук. Но все закончилось нормально.

Как работа над карьерой Арины повлияла на отношения в семье

Как семья мы стали гораздо ближе: обычно, когда постоянно видишься с людьми, происходят размолвки, а у нас наоборот. Интересы общие, одно дело. Дети стали ближе друг к другу: до того как Ариша начала заниматься блогингом, они много ругались. Сейчас — настоящие лучшие друзья.

О гонке за популярностью

Блогинг — очень странная штука. Обычно мы накидываем кучу идей, пишем в столбик, оцениваем плюсы и минусы, думаем, что делать. Я красиво рассказываю, но 90 % идей остается на бумаге. Мы в последнее время очень переживаем, что никому не нужны сложные видео, которые мы снимаем с большим удовольствием, с интеллектуальными затратами. У нас детская аудитория — детям чем проще, тем лучше. Так как это бизнес, приходится идти на поводу у публики и делать то, что ей нравится.

Как блог и музыка совмещаются с учебой и общением со сверстниками

Сейчас Арина учится дистанционно. Мы подписывали документы с директором, чтобы не было проблем с учителями. Сегодня, например, она не ходила в школу — нужно было поехать в студию. Бывают такие мероприятия, для которых нужно иметь много сил. Из-за них или из-за ранних или ночных съемок она и пропускает школу.

Недавно у нее был период, перерыв, когда Новый год прошел, все доедали салаты, заказов не было. Поэтому Арина начала регулярно ходить в школу. И ей было так скучно! Порой она сидела дома вечером и жаловалась, что не знает, что дальше делать, как дальше жить. Поэтому ей очень нравится плотный график, когда много всего каждый день. Ей это кажется интереснее жизни, которой живут ее сверстники. Но она не изолирована от общения с людьми, просто больше внимания уделяет коллегам, детям, которые живут в таком же графике. Они ходят в кино, гуляют, видятся на концертах. Арина говорит, что недавно поняла, что не хотела бы жить обычной жизнью.

Об образе в соцсетях

У блогеров есть перенасыщение, в эту реку войти сложно, чтобы произрастать и стать известным. Мы рады, что успели прыгнуть в один из первых вагонов. Но появляются новые личности, а те блогеры, которые известны, теряют популярность, и они в безысходности, уже все сняли, не знают, что снимать, их начинают забывать. Мы беспокоимся, конечно, но у нас есть второе направление — музыка.

О переезде в Москву

В Москве мы живем уже десять лет. Надо сказать, что мысли сделать Арину звездой у нас никогда не было. Мы уехали из Якутска в Москву, потому что наши дети с самого детства были необычными. В них есть что-то такое, что нельзя реализовать в провинции. Но переехать в Москву, чтобы стать звездой — нет. Хотя Даша впервые отправила на кастинг Арину в пять лет. Без особых надежд, но все получилось, скорее, благодаря удаче.

В Якутске бытует мнение, что в Москве некого снимать, кроме Даниловой. То в одном шоу, то в другом, считают, что мы либо какие-то проплаченные, либо блатные. Хотя тут просто много работы. В Москве больше возможностей, теплее, чем в Якутске. И для детей это лучше. Так что мы всем в Якутске говорим, чтобы уезжали.

О деньгах

У нас не такие великие доходы, чтобы оставалось много. Мы зарабатываем столько, сколько нужно на жизнь. Естественно, когда появляются лишние деньги, они уходят детям. Но чтобы получили 100 тысяч, и делай с ними что хочешь — такого не бывает. Отчасти потому что их нет, отчасти — воспитание. Арина еще не умеет распределять деньги. Мы хотели бы откладывать, но вкладываемся в технику, в поездки. Многие думают, что блогеры много зарабатывают — это не так. У нас все деньги в обороте.

Три года назад мы выиграли в конкурсе миллион рублей. Налоги заплатили, осталось около 800 тысяч, мы организовали два сольных концерта в Якутске, потом еще что-то — и все, деньги ушли. Так что да, мы не блогер-подросток, который тратит все на одежду.