На территории бывшего завода «Арма», среди дизайн-студий, магазинов и шоу-румов, гастро-культурный центр «Лавка» открыл свой огород, где любой желающий может арендовать грядку. Огород вызвал бурные дискуссии общественности: немногие поверили в то, что в загазованной Москве возможно вырастить что-нибудь съедобное. The Village поговорил с людьми, рискнувшими возделать грядки в центре столицы.

САША ГОНЧАРЕНКО

Магазин «Место»

Хочется собственный огород,  дачи у меня нет, а тут такая возможность — грядки в центре Москвы. Мы посадили не рассаду, как многие здесь, а именно семена — чтобы пронаблюдать весь процесс с нуля. Может быть не совсем правильно по каким-то культурам — редиску уже поздновато сажать, но мы посадили. Посмотрим что получится. Я часто звоню своей бабушке, советуюсь, как поливать пропалывать. Она очень радуется, но говорит что мы сошли с ума, что ничего не вырастет и есть это нельзя.  Но для меня это эксперимент — своими руками вырастить, а потом сожрать, если получится.

АННА АВЕРИНА

эксперт-координатор программ развития независимых СМИ

Если бы огород не был рядом с моей работой, я бы не взялась за это. Оно мне надо? Но постепенно втянулась и теперь постоянно думаю о нем. Пару дней назад вернулась из командировки и попросила таксиста заехать на завод, чтобы полить мою траву. Все друзья мое легкое помешательство поддержали, дети смеются и поливают, если я не успеваю. Только один знакомый сисадмин покрутил пальцем у виска. Ну что с него взять? Он ходит на дурацкие концерты и окучивает ночные клубы. Ничего не производит, но много потребляет. Если что-то здесь вырастет, то устрою ужин. Не вырастет — устрою поминки по моей огородной затее.

ПОЛИНА КОЗЛОВСКАЯ С ДОЧКОЙ СОНЕЙ

Руководитель арт-группы «Изгаляторы»

Дачи нет, времени много, тема интересная — так я и обзавелась грядкой. Моя грядка это в некотором роде эксперимент. Я задумывала ее тематической — успокоительной. На ней должна была быть мелисса, лаванда и другие успокаивающие травы. Но получилось по-другому. Теперь здесь из успокаивающих только мята, ее я посадила в начале мая. Еще вот табак с топинамбуром. Планирую посадить на грядке еще кое-что очень редкое. Сейчас во Франции очень популярны «забытые овощи» — это овощи, которые выращивали в 17 и 19 веках до победного шествия картошки. И там очень много интересных культур, я выбрала одну, называется Вителотте. Это такая насквозь фиолетовая картошка. Из нее получаются замечательные фиолетовые чипсы и фиолетовый суп пюре. Эту картошку мне должны привезти в июле, правда, я не уверена, что она успеет вызреть за оставшееся время. Но мой огород больше для развлечения, хотя мяту, наверное, использую в мохито или чай буду мятный пить.

ЕЛИЗАВЕТА КАШИРИНА

менеджер по работе с корпоративными клиентами
в сфере информационных технологий

В Европе существует давняя традиция городских огородов, так что я сразу заинтересовалась первым таким русским проектом. Мне все это интересно: вырастить свои собственные экологически чистые продукты, поливать и пропалывать, тратить усилия, ухаживать за грядкой. Хочу скорее попробовать овощи с моей грядки. Думаю, мы соберемся и приготовим из общего урожая домашние блюда — общее дело очень сближает людей.

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВ

выпускающий редактор газеты F5

Борис Акимов придумал огород, за который надо платить деньги: нужно покупать грядки, нужно покупать землю, покупать поливку, прополку — если ты не делаешь все это сам. И в результате ты получаешь урожай, по стоимости несопоставимый с ценами даже самого дорогого овощного рынка. Я заинтересовался, а можно ли там же, в тех же условиях, в двух метрах от коммерческого проекта, вырастить кукурузу не за миллион долларов, а бесплатно. Засеял эту грядку, чтобы показать, что земля принадлежит всем, что семена принадлежат всем, что можно бесплатно сеять, возделывать, растить и есть урожай. У нас есть свой флаг, свой гимн, свое название — Pirate bed, и лозунги: «Свабоду какурузе», «Перадский грйадко» и «Грунт — крестьянам! Фабрики — нахуй!». Сегодня, кстати, на нас было совершено нападение. Здесь, при этом кровавом режиме, на бывшем заводе Арма, жестокие цензоры уничтожили один из наших политических плакатов за совершенно безобидное слово «нахуй».

Фото: Оля Эйхенбаум