Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Мама, я на панораме: Люди, которые нашли себя на снимках Google и «Яндекса»

Мама, я на панораме: Люди, которые нашли себя на снимках Google и «Яндекса»

Досмотр у «Рабицы», политическая агитация и другие сюжеты, которые увековечили онлайн-карты

Киборги: Люди с бионическими протезами

Киборги: Люди с бионическими протезами

Киборги: Люди с бионическими протезами

Киборги: Люди с бионическими протезами

Носители протезов — о том, как они занимаются спортом, борются со стереотипами и почему в будущем все захотят стать киборгами

Люди, пережившие теракты

Люди, пережившие теракты

The Village записал истории москвичей, переживших захват «Норд-Оста», теракты на Каширке, «Парке культуры» и в аэропорту Домодедово

«Судьи начинают бояться»: Кто и зачем ходит слушателем на суды

«Судьи начинают бояться»: Кто и зачем ходит слушателем на суды

«Судьи начинают бояться»: Кто и зачем ходит слушателем на суды

«Судьи начинают бояться»: Кто и зачем ходит слушателем на суды

The Village поговорил с людьми, чье хобби — ходить по судебным заседаниям

Петербурженки 1917 года рождения

Петербурженки 1917 года рождения

Петербурженки 1917 года рождения

Петербурженки 1917 года рождения

Ровесницы революции о своей жизни, Сталине и Путине, войне и мире, а также о том, когда было лучше: в этом столетии или в прошлом

«Я просто проходил по Тверской, а теперь меня будут судить»

«Я просто проходил по Тверской, а теперь меня будут судить»

«Я просто проходил по Тверской, а теперь меня будут судить»

«Я просто проходил по Тверской, а теперь меня будут судить»

Задержанные подростки — о школе, митингах, коррупции и своем будущем

«При распределении квартир некоторые получили даже по две»

«При распределении квартир некоторые получили даже по две»

«При распределении квартир некоторые получили даже по две»

«При распределении квартир некоторые получили даже по две»

Горожане, уже переехавшие из хрущевок, рассказывают о своем опыте и новых квартирах, которые им выделил муниципалитет

Эмигранты, вернувшиеся в Россию

Эмигранты, вернувшиеся в Россию

Эмигранты, вернувшиеся в Россию

Эмигранты, вернувшиеся в Россию

«Здесь я чувствую себя дома»: Москвичи рассказывают о жизни за рубежом и возвращении на родину

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)

Старожилы книжной ярмарки в ДК имени Крупской (Петербург)

Как устроена сегодня легендарная «Крупа» — какие книги продают, кто продает и кто покупает

«Интернет — это весь мир, с ним я могу все»: Что говорят дети об интернете и «группах смерти»

«Интернет — это весь мир, с ним я могу все»: Что говорят дети об интернете и «группах смерти»

Подростки — о мемах, лайках и родительском контроле

Я работаю с детьми, от которых отказались

Я работаю с детьми, от которых отказались

Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

Спортсмен, юрист и охотник объясняют, зачем жителю мегаполиса нужен огнестрел

«Я сделаю все, чтобы мы начали встречаться»

«Я сделаю все, чтобы мы начали встречаться»

Совершенно разные люди, которые состоят в отношениях, рассказали о своем опыте настоящей любви

«Они захватили наш дом»: Почему бюджетники перекрыли Тверскую

«Они захватили наш дом»: Почему бюджетники перекрыли Тверскую

Протестующие — о проблемах с социальным жильем и чиновниках

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Люди с ОКР — о том, как справляться с навязчивыми мыслями и странными ритуалами

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

The Village поговорил со студентами «Высшей школы онкологии» в Петербурге

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Езда без бензина и бесплатная парковка в центре — водители «автомобилей будущего» честно рассказывают об их плюсах и минусах

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Горожане, купающиеся в ледяной воде, рассказывают о возможностях человеческого организма

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

Большой дом, частная ферма и ощущение свободы — бывшие горожане рассказывают, почему они оставили Москву

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Горожане рассуждают о том, нужен ли памятник князю в центре Москвы

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Живущие в Москве сторонники двух главных кандидатов в президенты США объяснили The Village свой выбор

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

The Village рассказывает об одной из самых успешных маркетинговых акций последних лет

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

Пациенты, волонтеры и врач — о жизни в хосписе

А также о надеждах, мечтах и отношении к смерти

«Голосовать буду за „Единую Россию“, за Марию Баранову»: 18-летние москвичи — о думских выборах

«Голосовать буду за „Единую Россию“, за Марию Баранову»: 18-летние москвичи — о думских выборах

И об особенностях жизни в России

Молодые политики — о России и Владимире Путине

Молодые политики — о России и Владимире Путине

Молодые политики — о России и Владимире Путине

Молодые политики — о России и Владимире Путине

The Village поговорил с молодыми представителями разных политических сил о положении дел в стране и поисках альтернативы

Руферы — о крышах Петербурга и экскурсиях по ним

Руферы — о крышах Петербурга и экскурсиях по ним

Руферы со стажем рассказывают о крышах, которые поделены между гидами, о капканах на чердаках и о легализации рынка

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы

Бездомные, которым удалось выбраться с улицы

Экскурсовод, писатель и ландшафтный дизайнер рассказывают, каково это — оказаться без дома

Люди-совы — о том, как совмещать ночной график жизни с работой

Люди-совы — о том, как совмещать ночной график жизни с работой

Люди-совы — о том, как совмещать ночной график жизни с работой

Люди-совы — о том, как совмещать ночной график жизни с работой

The Village узнал у москвичей, как успевать делать всё, просыпаясь ближе к полудню

Ловцы покемонов

Ловцы покемонов

Ловцы покемонов

Ловцы покемонов

The Village поговорил с ловцами покемонов на Китай-городе об их отношении к игре, покемонам и участникам других команд

Рубрики