Фотографии

андрей стекачев

Лето на яхте, пришвартованной в уютной живописной бухте, — настоящая мечта. The Village поговорил с Ксенией Кушнаренко, основательницей маркета «Ле Пикник», которая вместе с семьёй проводит лето на парусной яхте в подмосковной «Ореховой бухте», и узнал, действительно ли жизнь на лодке похожа на сказку.

Образ жизни

 Эту лодку мы купили с родителями пару лет назад в Польше. Поехали за одной, а купили совсем другую. Грубо говоря, ехали за трёхколёсным велосипедом, а купили мотоцикл. Долго она к нам добиралась: купили осенью, а приехала она только весной следующего года.

Лодку спустили на воду в яхт-клубе «Галс» на Пироговском водохранилище. Первый год стояли там, а потом переехали в соседний яхт-клуб «Ореховая бухта» — «Орешку». Здесь очень уютно: узенькая бухта, вытянутая, как нос Буратино, лодка к лодке, компактный пирс и сразу от него — пригорок с рощей. Наверху — домики, кафе, стоянка яхт и яхтенный магазин. Кроме яхтсменов и им сочувствующих, здесь тусуются вейкеры и виндсёрферы. Родители живут в яхт-клубе фактически всё время, а мы с моим молодым человеком Женей катаемся туда как на дачу. Стараемся проводить в «Орешке» всё свободное время, но если есть дела, прыгнули в такси — и уже в городе.

Наша лодка называется «Веста». Когда мы её купили, она носила другое имя, но по традиции полагается менять название, когда меняется владелец. У нас было много вариантов, но в итоге выбрали «Весту»: я вычитала, что это богиня —покровительница семейного очага. Лодка появилась в не самый простой для нашей семьи момент и, наверное, действительно на какое-то время нас объединила и сплотила. Так что для нас это очень символичное название.

Помимо лодки, у нас в «Ореховой бухте» есть дом, и в основном мы спим там.
На лодке тоже пробовали: в кормовой каюте ничего, а в носовой чувствуешь себя как в одноместной палатке. Ночью очень неудобно выбираться в туалет: нужно разобрать кровать из подушек, иначе не откроется дверь. Женя вылезал через люк, но спросонья это непросто. К тому же этот люк довольно приличных размеров и выполняет роль иллюминатора. Свет, который через него попадает, очень мешает спать. Представьте, что вы спите в прозрачной палатке, — примерно те же ощущения.

Зато приятно покачивает на волнах. Спишь, как младенец в люльке. И только соловьи мешают спать. Соловьи тут какие-то особенно фанатичные: начинают петь около 23:00 и не заканчивают до утра. Без берушей никак. В общем, на лодке мы обычно днём, а ночуем в домике напротив. Ещё у нас появился контейнер — такой, в котором обычно перевозят грузы. Он тоже стоит рядом, и мы хотим переделать его в жилое пространство. Мы уже покрасили контейнер в жёлтый цвет, сейчас занимаемся лестницей, а потом планируем ремонт внутри.

Устройство яхты

Наша яхта парусная, швертовая, довольно большая по местным меркам — 33 фута в длину, а это около 10 метров. Тут всего две таких крупных круизных лодки: наша и соседка — французская Jeanneau.

Лодка сделана на польской верфи Maxus. Мы не первые её хозяева, но она была в идеальном состоянии, и мы решились на покупку. Помню, мы ездили на экскурсию на завод, где нам показали весь процесс сборки судна от матрицы до готового корпуса. Потом нас пригласили на регату на этой самой лодке, где мы вместе с капитаном взяли первое место. А следом была вечеринка с танцами, ломящимися от еды столами, пивом рекой и салютом. Поэтому шансов не купить лодку у нас не было.

Внутри три каюты (одна носовая и две кормовые), один гальюн, просторная кают-компания и кокпит. В стоимость стоянки нашей лодки входит собственно сама стоянка, то есть швартовка, и круглосуточная охрана — это 8 тысяч рублей в месяц. Электричество и вода оплачиваются отдельно. Вода, кстати, у нас чистейшая родниковая, из местной артезианской скважины. На камбузе есть раковина, холодильник и небольшая газовая плитка. Так что разводными супами мы тут не питаемся, скорее наоборот: что ни день, то том-ям, уха или паста с мидиями. Родители очень любят закатывать званые ужины — кажется, на них перебывала уже вся «Орешка». К нам не то что из соседних яхт-клубов — из Воронежа приезжают.

Вся вода из наших душа, туалета и кухни сливается в бак, а оттуда — в Пироговку. Но не в бухту, конечно — сливаем, как только отплывём подальше. По яхтенному этикету гальюном во время стоянки никто не пользуется (только если совсем прижмёт). Душа у нас два: один там же, где гальюн, а второй на корме, прямо в транце. Это очень удобно: нырнул, поплавал, сполоснулся. Плавать, кстати, в бухте официально нельзя — охранник ругается. Это логично: лодки и катера ходят туда-сюда. Но мы всё равно купаемся.

У нас никогда не было дачи, и лодка стала ей прекрасной альтернативой. И у яхты есть свои преимущества. Ведь дом стоит себе и стоит, а на лодке ты взял и вышел вечером покататься. Чаще всего катаемся по Пироговке или идём на Пестовское водохранилище. Есть ветер — ставим паруса, нет — идём под мотором. Самое дальнее, куда мы ходили, — в Конаково, на Волгу, через канал имени Москвы. Кажется, шесть шлюзов туда и столько же обратно.

Теоретически на нашей лодке можно выйти в Ладогу, в Онегу — у нас хороший озёрный тип яхты. А вот с морем уже сложнее. Тут логичнее на месте взять чартер. К выходу в море свои требования. Но если подготовиться и если есть время, то можно и туда, думаю.

Капитан у нас — отец. Он единственный, у кого есть корочки шкипера. А мы с Женей и мамой так — подпайольная матросня (от слова пайол. — Прим. ред.), как он нас называет. Грот ставим, на стакселе работаем, отрабатываем повороты оверштаг и фордевинд. Недавно пошли на курсы шкиперов, по итогам которых в конце лета должны получить диплом IYT Bareboat Skipper (это международный сертификат, дающий нам право управления парусной яхтой длиной до 22 метров). В конце курса обещают практику в Греции — это очень манит. Хочется где-то кроме Конаково и Польши походить — ну и побыть в капитанской шкуре, конечно.

Словарь терминов

Каюта
небольшая отдельная комната на судне

Гальюн
туалет на судне

Кают-компания
общее помещение на судне для еды и отдыха

Кокпит
внутреннее открытое пространство на палубе

Камбуз
кухня на судне

Нос лодки
передняя часть судна

Корма
задняя часть судна

Транец
нижняя часть плоской кормы судна

Уборка и обслуживание

Лодка в плане уборки ничем не отличается от дома — с той лишь разницей, что наводить порядок приходится куда чаще. Это для гостей яхта — праздник, они пришли и ушли. А для тех, кто на ней живёт, это суровые будни. Всё время что-то убираешь — пространство-то маленькое, всё на виду.

Мой отец вообще «клин-фрик»: у него чистота как в санчасти, подписаны каждый стопор и каждая кнопочка на приборной панели. Это смешно выглядит, но ему помогает. Кажется, он один тут такой. Я ещё не видела, чтобы к своей лодке относились с такой заботой. Он всё время для неё что-то докупает: то новый парус, то навигационную систему. Хотя зачем она в Пирогово? Рифов, отмелей и косяков макрели здесь вроде не наблюдается.

В общем, лодка — это большая игрушка, с которой можно возиться бесконечно. Ну и подкармливать её необходимо — в смысле заправлять. Заправки в «Орешке» нет, поэтому мы привозим топливо в канистрах. Одного бензина на двигатель уходит 40 литров, а ведь ещё нужен дизель для системы обогрева.

Содержание яхты — удовольствие не из дешёвых. Единожды купив, ты будешь не только постоянно прокачивать лодку, но и ремонтировать её. Кто-то из гостей кинул что-то в гальюн, и бак засорился. А устранить засор — 500 евро, вынь да положь. Купить штормовой парус — тысяча долларов, починить форштевень — 30 тысяч рублей. 30 тысяч рублей за площадку 30 на 30 сантиметров — это по тысяче за квадратный сантиметр. Кроме того, как и любой транспорт, яхта требует регулярного технического осмотра. На зиму мотор консервируется, яхту достают из воды и ставят на прицеп зимовать на суше.

Лето на природе

Мы вроде совсем недалеко от Москвы — до МКАДа десять минут на машине, но близость города здесь совсем не чувствуется. Такое ощущение, будто находишься где-то очень далеко.

Обожаю наш дом. У нас везде панорамные окна, и мы, кажется, единственные, кто их не занавесил. Я училась в Дании, и эта привычка у меня оттуда: там никто никогда не зашторивает окна, и никому нет никакого дела до того, чем ты занимаешься. Зато весь мир как на ладони.

Так и тут — кругом деревья, вода в нескольких шагах. Вроде в доме, а вроде и на природе. Получается идеальная обзорная площадка, и ты сидишь и как будто телевизор смотришь: водохранилище, орешник, колокольчики, белки прыгают, ёжики шуршат, кто-то над грилем колдует, вон Лена с вейк-станции кому-то из новичков в сотый раз кричит про «коленки помягче», вон яхта «Кунашир» пошла, а вот «Веста» наша отходит. Честно скажу, невозможно работать. Я пробовала — провальная идея. Всё время на что-то отвлекаешься. Общение, опять же. У нас очень хлебосольная яхта, постоянно какие-то новые люди на лодке, всегда есть чем угостить. Поэтому если запарка по работе — еду в город, там точно можно собраться.

За то время, что мы здесь живём, я успела встать на вейк-сёрф, попробовать падлборд, записаться на курсы парусного спорта и местную йогу. Кстати, йога на пирсе в метре от воды — это какой-то отвал башки: стоишь в асане и медитируешь на дубовую крону над тобой, переливающуюся в лучах закатного солнца. Вот он, дзен по-пироговски. А ещё мы с Женей постепенно превращаемся в пенсионеров с этой дачной жизнью — например, ухаживаем за огородом у нашего дома. Отец высадил кабачки и тут же о них забыл, а мы им ограду сколотили, скоро имена дадим, уже заранее жалко есть.

Словарь терминов

Грот
нижний прямой парус на основной мачте парусного судна

Форштевень
деревянная или стальная балка в носу корабля, на которой закреплена наружная обшивка носовой оконечности корпуса и которая в нижней части переходит в киль

Стаксель
треугольный парус, ставится на переднюю мачту

Галс
движение судна относительно ветра

Оверштаг
один из двух способов смены галса на парусной лодке

Фордевинд
курс, при котором ветер направлен в корму корабля

Шлюз
гидротехническое сооружение на судоходных путях для обеспечения перехода судов из одного водного бассейна в другой с различными уровнями воды в них

Пайол
съёмный деревянный настил на дно провизионных кладовых, румпельных и прочих судовых помещений