Косметологические процедуры по эффективности и стоимости соперничают с пластическими операциями, в область позвоночника ставятся омолаживающие уколы, а контурная пластика становится «процедурой обеденного перерыва».

Мы спросили у врача-дерматовенеролога, косметолога Ирины Молоковой, что нового могут предложить иркутские косметологические клиники ценителям собственной красоты, и почему так просто «подсесть» на процедуры с быстрым эффектом.


Ирина Молокова

Врач-дерматовенеролог, косметолог

Пластические хирурги одобряют

В тренде неинвазивная безоперационная подтяжка лица. Это ультразвуковой SMAS-лифтинг, который позволяет буквально «усадить» ткань, без длительной реабилитации и без ограничений по сезонности. Конечно, она стоит бешеных денег, но инновации не могут быть дешевыми. Эффект достигается за счет образования новых коллагеновых волокон. Ультразвук сфокусировано действует на ткани, возникают точки термокоагуляции, нагрева ткани, при этом кожа не повреждается, а подтягивается связочный аппарат. Похожие процедуры, которые были популярны еще несколько лет назад, — например, термаж, — нагревали ткань по всей площади и воздействовали на все слои. Суть нынешней методики именно в точечном воздействии и проникновении на нужную глубину: есть насадки на 4,5 мм, 3 мм, 1 мм. И даже если человек когда-нибудь решит сделать пластическую операцию, доктор не будет его корить: «Зачем ты сделал термаж, это же такая ужасная процедура!» Действительно, хирурги отмечали негативные последствия после термажа, образование спаек. После процедур на новых аппаратах оперирующие доктора не обнаруживают проблем, говорят, все нормально. Процедуру правильнее делать сразу на все лицо. Но это действительно очень дорого, до 135 тысяч рублей за сеанс, который для поддержания эффекта нужно повторять ежегодно. Поэтому иногда имеет смысл сделать на периорбитальную область, чтобы отсрочить блефаропластику, поднять верхнее веко, чтобы бровь взлетела вверх — это все действует очень здорово. В городе два таких аппарата, один «постарше», другой совсем новый. Пациенты часто спрашивают, больно ли это. Я специально делала процедуру себе без анестезии, чтобы понимать. Чувствительность у всех разная, но если человек когда-либо делал инъекции, то он примерно может представить себе ощущения. Плюс еще температурное воздействие. Но вообще процедура делается под анестезией. После процедуры кожа может чуть порозоветь, может быть едва заметная отечность, которая пройдет в течение 2-3 дней.

Из аппаратных новинок могу отметить еще криоэпиляцию. Когда я спрашиваю у своих девочек-администраторов, в какие процедуры они больше всего верят, сразу называют именно ее. Это тоже новая для нас процедура, в отличие от привычной эпиляции совершенно безболезненная: за счет охлаждающегося сапфирового стекла вспышка не чувствуется. И эффективность этого метода для людей со светлой кожей и светлыми волосами выше.

Красота против климакса

Сейчас уже мало просто взять и сделать инъекцию в носогубную складку, чтобы ее не было, или сформировать скулы. Важно, чтобы человек действительно был молод, а не просто казался. В последнее время много говорят о плацентарной мезотерапии, и это действительно эффективные методики. Мы начали применять курсовой японский препарат Melsmon, который включен в Японии в государственную программу медицинского страхования. Вообще, он зарегистрирован как противоклимактерическое средство как для женщин, так и для мужчин. Лекарство от старости. В России женщины входят в период климакса в среднем в возрасте 45-55 лет, в Японии это происходит очень плавно после 60-ти. Ставится он в фармакопунктурной технике, паравартебрально, в область позвоночника, и эффект дает очень хороший. Это плацентарный препарат, он не содержит гормонов и стволовых клеток. Курс подбирает доктор в зависимости от того, с какими проблемами пришел пациент. В среднем это 7-10 процедур, 1 ампула препарата стоит 3 тысячи рублей. Препарат показан не всем, при определенных заболеваниях его нельзя назначать. Мне очень интересно работать с этим препаратом, потому что каждый пациент отмечает свои «эффекты Мелсмона». У кого-то повышается тонус, жизненная энергия и работоспособность, а у кого-то после диагноза «истощение яичников» все приходит в норму. Клинически подтверждена эффективность препарата при ЭКО, даже если было несколько неудачных попыток.

Казалось бы — косметологическая клиника, а чем мы тут занимаемся. Но действительно, антиэйдж-терапия набирает обороты. Сегодня мы уже не ограничиваемся только улучшением внешнего облика, по сути, маскировкой старения, и эта тенденция будет развиваться.

Бьютимания

Что касается регулярного ухода, есть миф, что женщине требуется определенный набор процедур, который необходимо проходить у косметолога каждый месяц. Это не обязательно так. Конечно, мы боремся со старостью, а на войне все средства хороши. Поэтому приходить к доктору лучше не по возрасту, а по показаниям. Проблемы могут быть разные: заломы и морщинки в молодом возрасте из-за активной мимики, пигментация, обезвоженность кожи. И мы подбираем курс процедур по решению этих проблем, который рассчитан в среднем на полтора месяца с процедурами раз в неделю, не чаще. И затем курс нужно повторять через полгода. Также в среднем дважды в год проводится ботулинотерапия, которую наши женщины очень любят за то, что эти инъекции позволяют расслабить некоторые мышцы лица и убрать негативную мимику. Кроме того, в преддверие летнего сезона эти препараты используются для коррекции гипергидроза — повышенного потоотделения.

Если требуется контурная пластика лица, коррекция филлерами — здесь тоже в среднем эффект на 6 месяцев. При этом нужно учитывать необходимость подготовки к таким процедурам. Потому что если поставить филлеры на основе гиалуроновой кислоты, не подготовив кожу увлажняющими процедурами, биоревитализацией, то организм очень быстро «разберет» филлер на свои нужды, и эффект от дорогостоящей процедуры будет очень недолговременным. А сейчас ведь тенденция такая: люди быстро прибежали, срочно поставили, а потом спрашивают: «Что-то препарат совсем недолго постоял, куда он делся?»

Что касается препаратов для контурного моделирования лица, то все они прошли клинические испытания, и есть указания производителя относительно дозировки и кратности введения. Большинство филлеров можно применять не чаще, чем раз в 6 месяцев. Конечно, за это время эффект многих препаратов становится менее заметным, и пациентам хочется быстрее снова все подкорректировать, но нужно обязательно следовать рекомендациям. Я в своей работе придерживаюсь основного принципа: эффект должен быть естественным. Иногда приходят пациентки и просят ввести в губы 4 мл филлера, тогда как стандартная доза — 1 мл.

Важно знать, что в зоне введения филлера ткани восстанавливаются. То есть, даже после выведения препарата морщина или складка не будет ровно такой же, какой была до процедуры — она будет менее выраженной. Поэтому существующий миф о том, что на филлеры «подсаживаются» из-за того, что после их выведения «все обвисает», совершенно не имеет под собой оснований. Но то, что «подсаживаешься», — это абсолютно точно. Потому что эффект налицо, и, увидев себя после процедур лет на пять моложе и значительно свежее, выглядеть как раньше уже мало кто согласится.


Текст: Анна Верхозина