Дизайнеры интерьеров и архитекторы ежедневно работают над пространствами для других людей. Мы же решили узнать, как выглядит их собственное жильё. Оксана Иващенко, Наталья Белоногова и Станислав Чернявский рассказали нам о своих квартирах и о том, почему они оформлены именно так, а не иначе.

Оксана Иващенко, архитектор

район: Китай-город

количество комнат: 2


Оксана Иващенко окончила Московский государственный строительный университет, где её научили проектировать здания для ядерных установок. По специальности никогда не работала, зато во время учёбы приобрела полезную для архитектора базу. Сразу стала работать с дизайном, интерьерами и архитектурой, сначала в разных бюро, потом с партнёрами, а сейчас — самостоятельно.

Эту квартиру я снимаю уже семь лет и очень её люблю. Это мои самые долгие в жизни «отношения», которые ни разу не переживали никакого кризиса или сомнений. Конечно, в самом начале она требовала какого-то ремонта, но не была такой уж ужасной. В процессе её поиска я успела увидеть и бабушкины варианты, и жуткий евроремонт. Эта квартира не такая. У нас хорошие отношения с хозяином — это энергичный мужчина, ему лет за 70, но мы всегда находим общий язык. Он разрешил нам многое здесь переделать на свой вкус.

Мы убрали старые обои, выкрасили все стены в белый цвет, что-то из мебели вернули хозяину, что-то докупили, что-то перекрасили. Двери тёплого коньячного оттенка, который я не люблю, потому что он здесь плохо со всем сочетается, пришлось оставить. Они сделаны из массива то ли груши, то ли вишни, и очень дороги нашему хозяину квартиры, поэтому трогать их нельзя.

Но это хороший жизненный урок толерантности: ты не можешь под себя изменить абсолютно всё — людей, которые тебе не нравятся, или вот двери нелюбимого цвета. Так что я живу с ними и уже не волнуюсь, к тому же «некрасивость» дверей отлично компенсируется старинной оконной рамой в туалете с антикварным бронзовым шпингалетом — такое я люблю.

Кухню мы полностью переделали. Тут был достаточно бессмысленный гарнитур с гордо отдельно стоящей газовой плитой. Я заменила его на открытую кухню, которую переместила в нишу, — так она не загромождает пространство. Открытое хранение — мой эксперимент на себе. Я иногда любила предлагать такой вариант заказчикам, потому что это красиво и классно смотрится на сайте Pinterest.

Обычно главный аргумент против такого решения — непрактичность. На своём опыте я убедилась, что это и правда так. Открытая кухня требует терпения, потому что её надо обязательно содержать в порядке и не захламлять, иначе она потеряет весь смысл. А ещё генеральную уборку с протиранием всех полок и предметов нужно делать минимум раз в две недели, иначе всё покроется слоем жира с пылью. Столешница, выложенная плиткой, — тоже попытка освоить технологию на личном опыте. Строители совершили ряд ошибок, из-за этого её вспучило, зато теперь я знаю про устройство столешниц всё.

Стол в кухне, мне кажется, ровесник нашего дедушки-хозяина — а может быть, и старше. Но он ещё столько же простоит, менять мы его не планируем. При желании его можно разложить и рассадить всех гостей, хотя их всё равно всегда собирается гораздо больше. Плитку на полу мы переложили, она новая, но искусственно состарена, поэтому хорошо сюда вписалась.

В гостиной на потолке осталась оригинальная лепнина и люстра — их мы, конечно, не трогали. Шкаф и тумбу просто перекрасили в яркий цвет. Ещё здесь висят дорогие мне картины авторства друзей и стоит металлический сёрф. Его мне подарил друг лет восемь назад. С ним я переезжала из квартиры в квартиру. Он очень громко падает.

Вообще, я стараюсь придерживаться правила не обрастать лишними вещами, когда у тебя три кухонных комбайна, вафельница и 15 комплектов постельного белья. Но из поездок всё время что-то притаскивается. А потом со всеми этими предметами невозможно расстаться, потому что с каждым из них связано что-то особенное.

В спальне у нас нет ничего лишнего, кроме любимого мужем засохшего эвкалипта и большого скетч-кадра из фильма, который я с друзьями готовила, чтобы сделать будущему мужу предложение. Его нарисовал художник Влад Кручинский. Спустя время я нашла этот кадр, распечатала на холсте и натянула на раму.

У меня есть ритуал: я всегда смотрю на неё перед сном. Я вспоминаю и чудесное сватовство, и то, как просила Влада, стоящего с черным маркером: «Давай ты за три минуты на ватмане изобразишь весь мир. Не знаю там — путешествия, любовь, да что угодно», — и получилось нарисовать вот этот кадр, теперь ставший любимой картиной, на которой и вправду — целый мой мир.

Наталья Белоногова, архитектор NB Studio

район: Берсеневская набережная

комнат: 3


Наталия Белоногова окончила Санкт-Петербургскую государственную художественно-промышленную академию, факультет декоративно-прикладного искусства. Основательница NB Studio. Главный ресторанный дизайнер Москвы: работала над интерьерами «Северян», «Рыбы нет», Pinch, Ugolёk и многих других мест. За частные проекты в данный момент не берётся, предпочитая работать с общественными пространствами.

Эта квартира не принадлежит мне, я её снимаю. Здесь же, в Доме на набережной, только в другом подъезде, у меня студия, там я раньше и жила, и работала. Но потом мы разрослись, и настал момент искать отдельное жильё. Мне хотелось, чтобы оно было рядом со студией, поэтому я смотрела квартиры в основном в этом доме. И все они по каким-то причинам меня не устраивали, требовали больших вложений и переделок.

Почти во всех был евроремонт с персиковыми стенами и яркими пластиковыми кухнями, на которых к тому же неудобно готовить. В таких квартирах я бы точно жить не смогла.

Когда я увидела на «Циане» эту квартиру, я поняла, что она мне подходит, и стала названивать хозяину. Оказалось, что её только выставили, а я была уже готова бежать смотреть. Когда пришла сюда, сразу поняла — беру. А потом выяснилось, что с хозяином квартиры — молодым человеком, который учится на архитектора за границей — у нас огромное количество общих знакомых. Судьба.

Квартира осталась практически в том же виде, в котором я её впервые увидела, я почти ничего не переделывала. Только переобила диван и добавила необходимую технику в кухню. Ещё я перекрасила стену в спальне — тестировала синюю краску для «Северян». Результат показала Илье Тютенкову, и мы утвердили цвет для ресторана.

Прекрасная мебель и книги — всё это прилагается к квартире. Здесь очень хорошая атмосфера, она создаётся за счёт всех этих старых вещей, которые сохранили и к которым бережно относились.

Я чувствую себя здесь очень хорошо — несмотря на то, что не работала над пространством сама. Здесь есть всё, что я люблю: и бетон, и правильное пространство, и вещи с душой. Тут потрясающий вид из окон. И я очень рада, что при этом я не вижу ни Кремль, ни храм Христа Спасителя. На балконе летом у меня всегда стоят цветы.

У меня часто собираются гости, я люблю еду и люблю готовить. Пространство этой квартиры идеально для меня, потому что кухня объединена с гостиной и столовой. Пока все общаются, я готовлю и тоже участвую в разговорах. Отдельная кухня мне бы такого не позволила. Ещё сама кухня довольно удобно сделана. Часто люди проектируют свои кухни, не задумываясь, комфортно ли будет на ней заниматься приготовлением пищи. Конечно, если любишь готовить и хорошо это делаешь, тебе всё равно, какие будут условия, хоть на ящиках деревянных, как иногда в передачах Джейми Оливера показывают. Но лучше, чтобы было продуманно.

Станислав Чернявский, архитектор

район: Тропарёво

комнат: 2


Окончил Московский архитектурный институт, работал в «Моспроекте-2», проектировал многоквартирные жилые дома, торговые комплексы, театры, церкви, частные загородные дома, спа-комплексы, бани. Совместно с компанией Own Home занимается строительством деревянных домов, рубленных вручную из кедра. Работает над дизайн-проектами городских квартир и загородных домов.

Раньше это была обычная двушка — изолированные комнаты и бестолковая кухня. Это моя квартира, я здесь давно живу. Около двух лет назад сделал ремонт и всё тут переделал. Убрал стену между кухней и комнатой, чтобы получилось большое общее пространство. Все технические части кухни постарался скрыть, потому что это прежде всего гостиная. Конечно, видно, что есть раковина, плита, ножи, но это не бросается в глаза. Холодильник спрятал, гостям его трудно найти с первого раза. Мне не нужен большой обеденный стол, а вот много воздуха и пространства — это то, что мне подходит. Здесь в барном режиме свободно проходят вечеринки на 40–50 человек.

Оконные рамы и дверь лоджии убрал, вместо них сделал контрастные бетонные рамы. Получилось, что это пространство теперь часть комнаты, а раньше там скапливался всякий хлам. Меня трудно назвать неряхой, но так всегда бывает с вещами и балконами.

В моей квартире — микс материалов: бетон, металл, дерево и натуральный сланец. У меня получился брутальный интерьер, который всё же разбавлен вещами. Например, старые семейные чемоданы, которые я немного отреставрировал, — они заняли место в гостиной. Чемоданы потянули за собой столик. Он был старый, и я собирался его выбросить, но потом поработал над ним, и получилось неплохо. Пуфик на балконе — тоже моих рук.

Консоль под телевизор сделана из бетона, её заливали ещё на этапе стройки. Она очень прочная, и мне не пришлось выбирать ещё один предмет мебели. Такая же история со спальней, где вместо кровати — подиум. Если бы я поставил туда кровать, на этом вся комната и закончилась бы. А сейчас в ней есть несколько уровней и можно свободно ходить или, например, посидеть на подоконнике. Под подиумом я не стал делать никаких ящиков: пользоваться ими всё равно неудобно, а места для хранения у меня хватает и так.

Я сделал себе такое пространство и интерьер, которые хотелось именно мне. Не пытался отработать какие-то приёмы, чтобы потом предлагать их заказчикам. Клиенты все очень разные. Часто они хотят такие интерьеры, в которых я бы жить не смог. Но я не отказываюсь работать с ними, а мягко трансформирую их желание во что-то удобное и красивое. Ведь это на самом деле самое главное, чтобы дома тебе было комфортно, чтобы ты скучал по нему в поездках и был рад сюда вернуться. У меня именно так.

Фотографии: Яся Фогельгардт, Алёна Винокурова