На этой неделе выпуск программы «Квартирный вопрос» посмотрели даже те, кто редко включает телевизор. Причиной стал скандал, который устроил герой передачи, потому что ему не понравился сделанный в комнате ремонт. «Квартирный вопрос» выходит с 2001 года и за это время успел серьезно изменить представления россиян об идеальной квартире. Результат этого влияния можно наблюдать в многочисленных объявлениях о продаже или аренде жилья. С другой стороны, проект научил, что обустройство дома — это важно. 

Эпизод со скандалом

Мы попросили дизайнеров, которые никогда не принимали участия в «Квартирном вопросе», рассказать, смотрят ли они его, что о нем думают и каким видят его будущее. 

Михаил и Анна Кошелевы

основатели дизайн-проекта Happystation.ru


Есть всего три передачи, которые мы с Аней смотрим по телевизору: КВН (мы старые поклонники этой игры и терпеливо вылавливаем редкие удачные шутки), «Квартирный вопрос» и «Дачный ответ» по выходным.

На этой неделе сразу несколько друзей ради смеха прислали нам видео разочарованного проектом клиента. Странно, что так произошло впервые за 15 лет существования передачи, и вот какие моменты, на наш взгляд, привели к этому.

Брифование

Мы всегда удивлялись: судя по сюжету передачи, клиенты никогда не встречаются с дизайнерами. Как так? Это же самое ценное и самое интересное. Передача без человеческих эмоций — это как нижнее белье без женщины: формально все на месте, но удовольствие для узкого круга ценителей. Хотя, скорее всего, авторы проектов поняли, что ни дизайнеры, ни уж тем более заказчики не обязаны быть актерами и лучше вообще минимизировать человеческий фактор, чем рисковать контентом.

Сам проект

Тут мы полностью на стороне дизайнера и ведущих. Цель — не осчастливить одну конкретную семью, а показать разные стили интерьеров для аудитории канала. Одним нравится интерьер с приличной мебелью из массива, другие в восторге от фанеры. Всегда найдутся те, кому не понравится результат, просто в этом случае недовольными оказались сами герои проекта. И тут мы возвращаемся к необходимости хорошей постановки задачи, а вот если она была и участники познакомлены — вопросы, конечно, к дизайнеру.

На наш взгляд, достаточно пяти минут общения, чтобы понять, что нужно заказчику. И на этом этапе мы отсеиваем львиную долю людей, которые к нам обращаются. Не потому, что мы не сможем их удовлетворить, а потому, что у человека есть четкое представление о том, чего он хочет, и он будет принуждать к тем решениям, которые ему сейчас нравятся. Через какое-то время он в них разочаруется, но виноваты окажемся мы, и он будет прав: мы же его не убедили выбрать другое решение. А то, что мы предупреждали, — ну, было такое, но кто ж так предупреждает? В общем, все останутся друг другом недовольны, да и, помимо гонорара, есть еще удовольствие от работы и репутация: с нами клиенты соглашаются не потому, что мы всегда правы, а потому, что мы выбрали клиентов, которые будут нам доверять.

Ведение проекта

Нам повезло, и нам есть с чем сравнить. Скажем, в Америке подобные проекты делаются на деньги заказчиков — у нас хозяева квартир невероятно избалованы бюджетами, которые никто бы не потратил на ремонт одной-единственной комнаты. Легко сделать проект за 2–3 миллиона при площади 15 метров, а вы попробуйте за те же деньги отремонтировать и обставить всю квартиру.

В России талант дизайнера в первую очередь заключается в том, чтобы знать, где достать вещи с той самой картинки из проекта и не пустить клиентов по миру.

Та истерика, которую мы видели в передаче, — три одновременно взорвавшиеся мины, заложенные в анатомию программы. Клиент решил: «Я не буду нанимать дизайнеров, не буду оплачивать строителей и материалы. Я рискну и возьму кота в мешке, что может пойти не так?» Это апогей инфантильности, конечно. Продюсер решил: «Сводить всех в кадре — риск. Те будут мямлить, эти — тупить. У нас есть ведущий, он что-нибудь придумает». Дизайнер решил: «Это мой звездный час, сейчас все поймут, насколько я талантлив». Шесть светильников за 70 тысяч, светящих куда бог пошлет, и мебель из фанеры? Как говорится, удивлены твоей неудачей. Хотя мы уверены, «обилие хрома» фанату «Арии» понравилось бы, просто надо было делать иначе.

Все без исключения передачи про ремонт показывают пропасть между тем, к чему люди стремятся, и тем, что у них есть в реальности. Ни один дизайнер за все время существования «Квартирного вопроса» даже не попытался оглянуться на остальной интерьер квартиры, у всех все одинаковое: или наследие чехословацких стенок, или белые стены и IKEA-IKEA-IKEA. «Квартирный вопрос» — лучик света в розово-стразовом царстве «Школы ремонта» и многочисленных попытках Первого канала сделать что-то подобное, выстреливая космическими бюджетами в будуар очередной народной актрисы.

Ну и за 15 лет сценарий могли бы хоть немного очеловечить. Почему бы авторам «Квартирного вопроса» не уделять больше времени идеям дизайнера? Встретьтесь у него в офисе или дома, покажите, как человек живет, зажгите в нем искорку того, зачем он пришел в профессию. А дизайнеров буквально умоляем посмотреть на мировой опыт и перестать оставлять в проектах голые стены. Строители выровняли вам ее так, что уровнемеры калибровать можно; маляры укатали в самый модный цвет сезона, ваша-то работа в чем? Повесьте картину или постер, не бойтесь дырку в стене сделать, вы же умеете ее заделать так, что незаметно будет, верно?

Что-то мы сами разнервничались, извините. Мы ни разу в «Квартирном вопросе» не участвовали.


Обложка: «Квартирный вопрос»