Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 1.

 

На Александре (27 лет): очки Sunpocket; медали Tiffany и Alex Monroe; платье «Форма»; ремень COS; кроссовки Nike; часы Sismeek; сумка Nike

 

 

Стиль и магазины

Я очень редко себе что-то покупаю, потому что вещи в моём шкафу образуются сами: от брата, из винтажных магазинов, ещё откуда-нибудь. Чаще всего это не новые вещи. Платье просто оказывается у меня, я его ношу и обожаю, а потом выясняется, что его купила жена брата и отдала мне, потому что оно оказалось ей велико. Наверное, когда у меня будет чуть больше времени и чуть меньше фокуса на беге, я снова с любовью буду выбирать себе рубашечки и всякие штучки, но сейчас проблема шопинга передо мной в принципе не стоит. Единственная сложность — покупка джинсов. На мне сидят только самые дешёвые, из Marks & Spenser, которых никогда нет в магазинах. Но они всегда попадают на распродажу в Лондоне, где их можно купить за десять фунтов.

Если мне всё-таки что-то очень понадобилось, я захожу в «Хохловку», Twins Shop, в Monoroom. Если там ничего не окажется, я пойду в Uniqlo, а потом зайду на Asos или к брату домой, чтобы покопаться в его вещах. Но заказываю что-то редко: я постоянно куда-то летаю, поэтому мне проще купить всё самой, тем более что я люблю одежду мерить. Я предпочитаю не новые вещи, потому что в мире уже существует очень много вещей, зачем делать и покупать новые? Кроме того, я люблю всякие дырочки, потёртости. Я четыре с половиной года прожила в Лондоне, и купленный там на блошином рынке странный огромный свитер за два фунта всё ещё со мной, а из приобретённой новой одежды я не взяла в Москву ничего. Ещё с постподростковых времён, со времён работы в «Афише», у меня учащённо бьётся сердце при слове «секонд-хенд», даже если речь о московских. Но я туда не захожу, потому что одежды у меня и так много.

 

В Лондоне всем наплевать
на чужой внешний вид. Люди ходят
в том, что им нравится

 

Больше всего я люблю платья, у меня их куча: из COS, из винтажных магазинов, отовсюду. Тем более что они все отлично сочетаются с кроссовками. Мои покупки — это сиюминутное решение, но когда я что-то меряю, я это, как правило, покупаю. Если я вижу, что вещь мне идёт, я её куплю и в ней сразу уйду, и поэтому у меня нет вещей, которые я никогда не надевала. Больше всего я люблю магазины в районе East End в Лондоне. Там атмосфера намного спокойнее, чем в Москве, и тебе не кажется: «О, я вроде бы плохо выгляжу, что мне купить, чтобы стало лучше?!» В Лондоне всем наплевать на чужой внешний вид. Люди ходят в том, что им нравится. Это успокивает, и я покупаю вещи, которые мне действительно идут, а не просто соответствуют тенденциям или чьему-то мнению или куплены под действием FOMO (*fear of missing out). И в Москве я их ношу потом с таким же настроением.

 

 

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 2.

Медали, Tiffany и Alex Monroe

Каждая участница женского марафона Nike в Америке получает медаль, которую всегда делает Tiffany. Пожарный в смокинге вручает её на финише. Эти медали — за октябрьский забег в Сан-Франциско и за апрельский марафон в Вашингтоне. А цепочка с тремя медалями — за забег We Own The Night, который состоялся неделю назад в Лондоне. Их делал Алекс Монро, в качестве исключения. В Европе для женских забегов медали делают местные дизайнеры, и эту делал англичанин Алекс Монро. По-моему, такие медали — редкий случай, когда награду можно с гордостью носить, а не просто вешать на гвоздик.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 3.

Платье, «Форма»

Моя подруга, которую я знаю уже лет 14, открыла шоу-рум «Хохловка». Платье как раз оттуда. Слово «Форма» само по себе ничего для меня не значит, но я очень долго искала то самое чёрное платье с голой спиной. Просто потому, что мне, наверное, нравится моя спина.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 4.

Nike FlyKnit Racer

Беговые кроссовки — это почти единственное, на что я готова тратить любые деньги. Эти марафонки я купила в Портленде, их довольно сложно было найти даже в Америке. Они меняют расцветку в зависимости от освещения: на солнце они почти зелёные, в помещении — розовые. Кроссовки оказались редкими: я покупала их за обычные для этой модели 150 долларов, а сейчас они уже стоят $1 000 на eBay. В этой паре я бежала полумарафон в Гонконге в феврале.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 5.

Сумка, Nike

Я очень люблю хэштеги, потому что они помогают создать свой собственный фильтр реальности. Тегом #elevatewomensrunning и #rurc пользуются девушки-бегуны в Instagram. А сумки сделали в честь онлайн-акции и забегов, которые проходили восьмого марта по всему миру. Тег переводится примерно как "дай дорогу женскому бегу". Звучит довольно дико, но это более-менее суммирует то, чем я очень много занимаюсь.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 6.

Очки, Sunpocket

Тоже странная Instagram-история. Эти очки я купила в Opening Ceremony. Я их носила, а потом у меня сломалась складная дужка. Я очень расстроилась и выложила фото в инстаграм с тегом #sunpocket. Мне написал владелец бренда, мы разговорились, а потом он прислал мне целую коробку очков. Сейчас у меня девять пар разных цветов — от классических полностью чёрных до вот этих, limited edition, которые вышли один раз и перевыпускаться не будут. Поэтому и дужка одна другого цвета — пришлось «одолжить» её у другой пары.  

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 7.

Ремень, COS

Я не люблю дорогие вещи, а COS — это проверенный вариант: если ты заходишь за чёрным свитером или обычным платьем, ты сможешь купить там именно то, что хотел.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 8.

Часы, Sismeek

Они со сменными ремешками, их мне подарили. Sismeek — маленький французский бренд, если бы я знала, сколько эти часы стоят, я бы их не смогла принять в подарок. Но ребята, которые занимаются маркой, как-то очень нежно мне их преподнесли. Теперь я всё думаю, чем бы им отплатить.

   

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 9.

Браслеты 

Радужный — это Rainbows & Unicorns Running Club. Это онлайн-комьюнити для девушек, которые бегают или хотят начать бегать: по сути, большая группа поддержки и опоры, где можно спросить совета, узнать что-то про забеги, поделиться своей историей или найти компаньона для пробежки, например, в Стамбуле.

 

Про город

Я вернулась в Москву из Лондона, потому что мне хотелось тут работать и жить. У меня тогда было довольно странное представление о том, с кем я буду общаться после возвращения. Я перестала поддерживать контакты почти со всеми старыми знакомыми, начала заниматься своей историей, у меня полностью сменился круг общения. Только в Москве у меня получается по-настоящему близко общаться с людьми, даже если они живут в других странах. Такой вот парадокс. Москва для меня — это люди в первую очередь, и ещё — возможности, шансы, открытые горизонты.

В Москве я гораздо более востребованна. Тут у моего голоса словно есть вес, меня знают. А в Лондоне мне придётся заново идти по карьерной лестнице, которой у нас пока просто нет в моей сфере. Там на каждую творческую Сашу найдётся тридцать пять миллионов таких же творческих Саш, нужно будет доказывать, чего ты стоишь, и это очень топорный процесс, если мы говорим про большие компании. Либо это хождение по головам, что не в моем характере.

Александра Боярская, посол Nike+ в России. Изображение № 10.

Москва — город достаточно практичный. Люди общаются с теми, с кем они что-то придумывают или делают. Здесь нужны точки соприкосновения чуть глубже, чем «он классный, и она классная». Как только ты теряешь общую работу, ты понимаешь, насколько близким был тебе человек: он либо остаётся в твоей жизни, пусть даже в меньшем объёме, либо вообще исчезает. У меня осталось несколько старых друзей, но общение с ними уже не зависит от географии. Если же я уеду отсюда, то, думаю, вернусь в Лондон. Мне кажется, это гораздо более комфортный город, чтобы заводить детей и семью. К Москве у меня никаких претензий нет, но есть вполне осознанная печаль за будущее нашего государства.

Если бы мы снимали не здесь, мы бы снимали в парке Горького. Именно из-за бегового клуба в парке Горького я переехала сюда из Англии. А вторым местом силы является как раз моя работа. То, чем я занимаюсь, для меня очень важно. В Москве мне многое нравится, например ландшафтный парк на Волоколамской. Обожаю Сокол, Песчаные площади, люблю Павелецкую, где прожила два года. Люблю вместе с трамваем, который ездил под моими окнами. Из заведений больше всего люблю паб Hub, потому что там мне уютно. Там самая адекватная атмосфера в Москве. Ты можешь прийти туда с книжкой, с ноутбуком, поесть или потанцевать — неважно. По музыке это где-то рядом с неплохими хип-хоп-вечеринками в Солянке пятилетней давности — по крайней мере, в моей памяти.

 

Мне кажется, в Москве люди
недобрые и невежливые
потому,
что ничего особенно хорошего
в жизни
на осознанном уровне
у них не происходит

 

Мне бы хотелось, чтобы люди убирали за своими собаками. И вообще, разумеется, хотелось бы поменьше грязи. Ещё в Москве нет разнообразия: маркетов еды и кафе масса, но они все немного одинаковые. То есть всего много, а выбора толком нет. Мне, наверное, не хватает мест, близких мне по атмосфере, но это скорее проблема благосостояния населения, а не кафе. Аналог моего любимого кафе Five Leaves в Бруклине — это московский «Уголёк», но там сидят совершенно другие люди. Если же говорить про какое-то большинство, то это просто люди, люди как люди. Мне кажется, в Москве люди недобрые и невежливые потому, что ничего особенно хорошего в жизни на осознанном уровне у них не происходит. Почти всем не помешала бы внимательная терапия: в нашей культуре не очень развита идея ценности жизни, счастья в простых маленьких событиях и возделывания своего палисадника на радость окружающим. 

 

Фотографии: Михаил Голденков