Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 1.

 

На Максиме (32 года): ботинки Grenson; брюки Dries Van Noten; рубашка и носки COS; очки Ray Ban; винтажный бумажник

 

 

Стиль и магазины

Раньше в Москве я покупал что-то в Zara, но теперь беру тут только майки в Uniqlo. Вот заходишь и покупаешь без примерки пять маек по 250 рублей и пять свитшотов по 900 — отлично. Ещё люблю московский Levi's, но к нам почему-то перестали привозить модели на рост «30». Джинсы подшивать я не люблю, поэтому тоже покупаю не в России, как правило. И стоят они в Америке всего 60 долларов. Иногда что-то покупаю на финальных распродажах в Leform. Того же Dries Van Noten, он часто остаётся до сейлов. В «Кузнецком Мосту 20» очень дорого, даже обидно покупать вещи за такие деньги, когда ты знаешь, сколько они стоят. Ценник в три-четыре раза больше реального — это слишком. По стилю, в котором я сейчас одеваюсь, мне больше всего подходит COS, которого у нас нет. Поэтому многое привожу из поездок. Года два назад я носил узкие джинсы, челси и огромные майки а-ля Пит Доэрти, это можно было купить где угодно. Сейчас стало чуть сложнее. 

 

Если немного подкопить
денег и попасть на сейлы, получаются очень
разумные траты

 

Из торговых центров хожу только в «Атриум», и то потому, что там есть Uniqlo. В «Цветном» был, но возвращаться туда мне совсем не хочется. По работе и сам по себе я езжу за границу два-три, а то и четыре раза в год. Чаще одежду и ни к чему покупать. Зимой едем кататься на сноуборде — на обратном пути я заезжаю в Париж и покупаю всё с 70 %-ной скидкой и так далее. Если немного подкопить денег и попасть на сейлы, получаются очень разумные траты. Да и в плане процесса немного приятнее там покупать, хотя это и стало меняться в последнее время. Заграничные продавцы приветливее. В магазинах все постоянно удивляются, что мы из России. Говорят, что обычно русские такие хмурые приежают, а мы ходим, улыбаемся постоянно.

Мой гардероб сейчас — это casual, приближённый к классике. Черные майки, свитеры, джинсы и много одежды Dries Van Noten, разная обувь — от John White до Prada. Я не люблю винтаж. Там, как правило, ерунда какая-то лежит. Особенно для мужчин, если не считать мелких аксессуаров. Но даже женщины не могут скрыть возраста своих винтажных нарядов. Есть магазины вроде «Второго дыхания» — вот в этом формате я ещё понимаю идею ношеного платья. И я не приемлю так называемый американский casual, когда надевают синие джинсы с туфлями, потом рубашку, сверху джемпер... Ralph Lauren как раз транслирует такой стиль. Кому-то это идёт, но я подобное никогда не надену.

 

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 2. 

Ботинки, Grenson

Куплены в каком-то магазине в Амстердаме. Я до этого в интернете искал себе броги, и самыми идеальными оказались как раз Grenson, а в поездке их увидел, и моя девушка мне их подарила. Когда уже в Москве отдавал эту пару в ремонт, мастера сказали: «Вот это хорошая обувь, сразу видно». Видимо, им деревянная подошва понравилась.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 3.

Брюки, Dries Van Noten

Брюки с защипами у талии довольно сложно найти, у Dries Van Noten они самые адекватные. Ещё у Yves Saint Laurent были хорошие, когда для них работал Стефано Пилати. Купил их в Париже на распродаже зимой. Любовью к этой марке заразил меня брат. Жаль, что костюм я там купить не могу, хотя очень хочу, — пиджаки Dries Van Noten малы мне в плечах.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 4.

Рубашка, COS 

Тоже из Парижа. Обычная рубашка. Многие говорят: «Ой, не дай Бог, COS появится в Москве, все будут ходить в одинаковом». А как по мне, в городе появится намного больше хорошо одетых людей.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 5.

Очки, Ray Ban

Снова Амстердам. Я даже не знал, что у Ray Ban есть такая модель. Понравились, потому что не попсовые, и форма, как кажется, мне идёт.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 6.

Носки, COS 

Генри Форд как-то сказал, что машина может быть любого цвета, если этот цвет — чёрный. Я про носки думал так же. Но моя девушка убедила меня попробовать что-то другое, и мне понравилось. Оранжевый с чёрным хорошо сочетается.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 7.

Рюкзак неизвестной марки

Его подарила девушка, как и обувь. Мне очень нравится сливовый цвет и приятная мягкая кожа. И ещё он очень вместительный, с ним можно даже в тренажёрный зал ходить.

   

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 8.

Винтажный бумажник 

Он из амстердамского винтажного магазина. Стоит евро три или пять. Примерно такие же кошельки были у наших мам и пап, он закрывается без кнопки, и кожа у него хорошая.

 

Про город 

Москва мне особенно нравится в пределах Садового кольца. Люблю её за друзей, которые здесь живут, за какие-то небольшие дворы. Но если переместить всех моих близких людей в другой город, то вся любовь, думаю, и закончится. Тут ты выискиваешь места, чтобы сесть на определённую скамейку и посмотреть на определённое дерево под углом 45 градусов, — и только тогда открывается отличный вид. По большому счёту, я люблю тут только Малую Бронную: по ней прошёлся — и хорошо. И всё же переехать я бы не смог. Надо же чем-то на новом месте заниматься, а медицина за границей уже вся укомплектована. Если бы представилась возможность поработать в другой стране, я бы, наверное, согласился. Только, опять же, друзей бы мне не хватало очень сильно.

Максим Лукин, сердечно-сосудистый хирург. Изображение № 9.

Я люблю почти все заведения на Бронной, где открываются летние террасы. Больше всего мне нравится «Рагу» — и в плане атмосферы, и в плане публики. Люблю «Уголёк», но он должен немного состариться, ещё лет двадцать простоять. И Burger Brothers мне нравится тоже. Ребята сделали очень классный формат. Я недавно был в Копенгагене, там есть что-то подобное. У нас это называют «нормкором» — залитый пол и так далее — а его, может, и не специально таким сделали. Просто сделали, как смогли, а получилось стильное душевное место. Если говорить про «вкусно и некрасиво», то люблю всякие этнические темы вроде «Хинкальной». Я лучше туда схожу, чем в тот же «Хачапури», где все то же самое, но дороже в два раза. В театры не хожу уже несколько лет, но люблю Театр им. Ермоловой, потому что мне нравится Олег Меньшиков. Но часто бываю в «Пяти звёздах» на Новокузнецкой — там показывают фильмы с субтитрами.

 

В парк Горького не хожу —
слишком много народу

 

Если брать район от Цветного бульвара до Белорусской и Кропоткинской, то получится мой самый любимый маршрут. Тут всё как надо, всё приведено в порядок. Какие-нибудь Патриаршие сами по себе я не очень люблю, но мне нравится гулять по переулкам, по Малой и Большой Бронным. В парк Горького не хожу — слишком много народу. Но это мелочи. Больше всего в Москве меня раздражает пыль. То ли почва у нас какая-то особенная, то ли слишком много свободной земли, но факт фактом: пыль повсюду. На велосипеде проехать невозможно, и, даже если улицы вымыты, всё равно грязь остается. И это вовсе не та грязь, которую ругают, когда говорят про Париж. В Париже бумажки валяются, но лежат они на чистых тротуарах.

Я считаю, это здорово, когда сюда приезжают люди из других стран и городов, которые делают город лучше. Многие известные деятели искусства, рестораторы не из Москвы, но они её полюбили и изменили. А вот когда сюда едут с претензиями «у вас мокро, у вас всё не так, и люди злые», то, собственно говоря, зачем ехать вообще? Но никакого «московского снобизма» уже давно, по-моему, не существует. Да и коренных москвичей тоже. Правда, если в разговоре постоянно упоминать «вы, москвичи, жизни не нюхали», то конструктивная беседа получится вряд ли. Тут все примерно такое же, как в других российских городах. Ну музеев, университетов побольше — и всё. Главные вещи зависят не от города. 

Фотографии: Михаил Голденков