Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 1.

На Владимире (32 года):
слиперы Lacoste, шорты Springfield, футболка H&M, рюкзак Herschel, очки неизвестной марки

 

Стиль и магазины

Я абсолютно не испытываю положительных эмоций от походов по магазинам, но они меня и не раздражают. При этом я спокойно провожу в них по три-четыре часа. В Leform веселее всего, потому что там отличный выбор аксессуаров и можно что-нибудь выбрать себе. Например, кожаный мячик. Сам я от безысходности могу пойти в любой ближайший магазин, название которого мне хоть о чём-нибудь говорит: Benetton, Levi’s, Uniqlo, H&M. То есть, например, если я испачкал рубашку, а мне ещё весь день в ней ходить, то я схожу и куплю себе новую.

Если я увидел красивый пиджак, то не важно, двадцать тысяч он стоит или две, я его куплю. В общем, цена не является определяющей при выборе одежды, с одной стороны. А с другой — тратить какие-то безумные деньги на одежду смысла, мне кажется, нет. Из Италии я привёз совершенно прекрасные эспадрильи. Я в них проходил два сезона, и сейчас они совсем износились, к сожалению. Но это была любимая мною вещь. Куплены они были за десять, что ли, евро на каком-то рынке. У меня есть и другие любимые вещи, но они в большей степени из юности. Например, свитер Marlboro Classic. Тогда ещё не было никакого магазина Marlboro Classic в Москве, мама привезла мне свитер, и он был очень тёплый и комфортный. Я в нём выглядел как настоящий мужчина, мне было лет 16−18. Он доживает последние дни, я хожу в нём на даче.

Я покупаю много вещей своим детям, в основном в H&M, Uniqlo, adidas Kids, Gap. Что касается тренировочной одежды для футбола для нашего спортцентра, то её мы тоже покупаем сами. В этом смысле Москва — очень плохой город. Мужская футбольная форма есть, детского мало, женского нет ничего. Совсем. Просто женского футбола в России нет. И нам приходится покупать либо мужское, либо детское, либо не футбольное. Если говорить о детской одежде, то есть один хороший магазин — это «Премьер-Футбол». Он находится здесь, на Таганке. Там есть какой-никакой детский отдел. Ты всегда можешь выбрать и бутсы, и форму, и даже вратарские комплекты. В остальном выбор очень простой: Nike, Puma, adidas — на этом все песни заканчиваются. А это дорого, потому что ребёнку до 16 лет форму нужно менять раз в сезон в лучшем случае. Ну ещё есть Demix, который копирует Nike, Puma и adidas. Так что либо привожу всё из поездок, либо шью на заказ.

 

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 2.

Слиперы Lacoste

Это подарок. Они мои любимые, хожу в них постоянно. Не слишком деловые, не слишком кеды.

 

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 3.

Шорты Springfield

Шорты я купил в прошлом году перед тем, как поехать в детский лагерь вожатым. Нужны были какие-нибудь шорты, купил первые попавшиеся. Они не слишком короткие и не слишком длинные — как надо.

 

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 4.

Футболка H&M

Это простая белая майка H&M, которую я спереди раскрасил из разноцветных баллончиков. У нас была площадка на Пикнике «Афиши», куда я приехал прямо с поезда. Мне хотелось переодеться, я купил самую простую майку, а милая девушка из H&M помогла мне с красками.

 

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 5.

Рюкзак Herschel

Рюкзак я купил старшему сыну в школу. Мне понравилось, что у него укреплённая спина при раздолбайском виде. Сегодня он мне понадобился, а так вообще я не ношу сумок.

 

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 6.

Очки неизвестной марки

Очки я меняю примерно раз в месяц. Они убиваются моментально. Я их роняю, сажусь на них. Как-то сломал очередную пару, увидел у мамы эти, они мне очень понравились. 

 

Про город

Я люблю Москву. Мне кажется странным, когда люди не любят город, в котором живут. Это как с соседями: какой смысл их ненавидеть, если вы переедете явно не скоро? Соседи никогда не бывают такими, как нам бы хотелось. Но и другими они не будут. Это, наверное, можно назвать «вынужденная любовь». Хотя мне кажется, что Москва не такой уж плохой город. Здесь много чего можно сделать лучше, но оно же когда-нибудь и улучшится. Вот парки стали лучше, парковки появились.

Я живу в Москве с рождения. Но если бы не работа, семья, я бы мог переехать. У меня нет патриотизма в том понимании, что Москва — и всё или Россия — и всё. Мне кажется, что человеку надо жить там, где ему комфортно. Люди же не говорят «я живу в этом доме и никуда отсюда не перееду». Только бабушки. Где этот патриотизм начинается и где заканчивается? Переезжать в другую страну страшно. Непонятно, что там делать, как там существовать и с кем разговаривать. Я не переезжаю, у меня здесь семья, я сильно привязан в Москве к разным вещам, у меня здесь один бизнес, другой. Если на секунду представить, что ничего этого нет, мне 18 или 20 лет и у меня откуда-то взялись деньги, чтобы жить в другом городе, — я бы поехал. Причём без вопросов. У меня ребёнок появился в 22, я не успел об этом подумать. Да и в 20 лет об этом не особо думаешь.

 

Просто к хорошему привыкаешь, а на плохое обращаешь внимание, сколько бы его ни было

 

Мне кажется, что люди в Москве нормальные. Есть вещи, которые поражают за границей в силу, наверное, отвратительного слова «менталитет». Когда в Иордании мы опаздывали на самолёт и заблудились в городе, то человек, у которого мы спросили в пробке, как проехать, бросил всё и отвёз нас до трассы на аэропорт. Возможно, это как раз восточное воспитание, очень трепетное к гостям. С другой стороны, я же так тоже делал в Москве, и друзья мои так делали. Когда человек видит, что его о чём-то спрашивает иностранец, он старается так или иначе быть чуть лучше, чем он есть. В том числе и поэтому может казаться, что за границей люди лучше.

Я не думаю, что в Москве все агрессивные. Просто к хорошему привыкаешь, а на плохое обращаешь внимание, сколько бы его ни было. На самом деле никто не агрессивный. Вот только что подошёл абсолютно по-русски не говорящий мужчина, работает здесь на стройке. Ему до нас дела никакого нет. Мы здесь вчера играли и забыли папку. Он её поднял с поля, отнёс в каморку, сейчас увидел меня и принёс, отдал. Просто местный мужик, который тут работает. Почему он это сделал? Я ему не сват, не брат, денег не предлагал, спасибо сказал — и всё.

Владимир Долгий-Рапопорт, основатель детского спортивного центра. Изображение № 7.

Мы снимали здесь, потому что тут базируется наш спортивный центр Tagsport. Тут хороший парк, нас любят, знают и позволяют больше, чем должны были бы. Ещё в Москве я люблю Остоженку и Парк культуры: я там прожил 26 лет. Мне нравится на Чистых, на Патриарших — это тихая и спокойная маленькая Москва. Есть какое-то количество приятных питейных заведений — «Джон Донн», Bontempi, который теперь называется «Черветти», «Мастерская». Но теперь там нельзя курить.

Меня раздражает транспортная система в Москве. Я, в общем-то, согласен с политикой транспортного департамента о том, что нечего ездить на машине, надо пользоваться общественным транспортом. Но представьте себя на секунду иностранцем в Москве. Для меня всегда особое развлечение — угадать съезд и заезд на Третье транспортное кольцо. Про МКАД я уже не говорю. Съезда три, указателя два, а в итоге всё вообще по-другому. Или ты едешь по трассе и видишь: МКАД-юг, МКАД-север. Сразу понимаешь, что, наверное, надо было учить в школе географию, потому что тут она и пригодилась бы. Ты не очень знаешь, по какой трассе едешь, но вот сторону света по положению солнца должен определять чётко. К закону о курении я отношусь отрицательно. Единственное, что нужно запретить, — это запреты.

фотографии: Полина Кириленко