После падения курса рубля одежда в московских магазинах заметно подорожала. Кто-то, смирившись с этим, стал реже заходить в торговые центры, кто-то теперь совершает покупки исключительно на распродажах, а некоторые открыли для себя секонд-хенды или вернулись к проверенному поколениями методу — собственноручному пошиву одежды.

The Village встретился с пятью людьми, которые самостоятельно создают одежду себе и другим, и узнал, почему шитье сродни медитации и можно ли сшить платье за тысячу рублей.

Фотографии и видео

анна марченкова

Полина

Я студентка третьего курса МГУДТ, университета имени Косыгина. Люблю свой вуз за то, что он дает классическую базу знаний, с которой ты чуть ли не по Ролану Барту (французский философ-постструктуралист и семиотик. — Прим. ред.) изучаешь костюмографику и семиотику (наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем. — Прим. ред.). Это очень круто!

Я пошла в университет уже после того, как самостоятельно начала шить. Тогда я поняла, что хочу сказать что-то людям посредством работы с одеждой и тканью. Меня волнует вопрос потребления и перепроизводства, а также огромного количества мусора в виде некрасивой одежды, которая никак не отражает персональность. Хотелось бы, чтобы люди перестали все это шить и покупать.

Я начала шить одежду просто потому, что не всегда могла найти в магазинах то, что хотела. Куда проще самостоятельно сделать что-то соответствующее внутреннему состоянию.

Я шью уже четыре года. Училась сама, но что-то периодически уточняла у тети, которая профессионально занимается шитьем, а что-то делала по видеоурокам. Меня очень вдохновляют личности с ярко выраженными чертами характера. У меня есть один знакомый, чей образ меня очаровал. Я тогда почему-то решила, что хочу сшить сорочку. И выразила в ней свое впечатление от его образа, от того, как человек себя преподносил, и того, как он выглядел. А потом я просто стала шить больше и решила, что нужно пойти учиться на дизайнера одежды в университете.

Я еще не пробовала, но очень хочу взять, например, вещь Гальяно или кого-то из новых дизайнеров и попробовать скопировать ее. Мне кажется, всем, кто шьет, нужно иметь навык копирования. В станковой живописи студенты той же самой «Суриковки» весь подготовительный курс копируют русскую и советскую живопись, нарабатывая технику.

Я часто делаю вещи на заказ. Недавно шила для героини из кино: классическое голубое платье с юбкой полусолнцем — по сценарию это было любимое платье мужа. Тихая, домашняя, забитая женщина — эта героиня положила всю свою жизнь на семью. Она делает уколы бабушкам и готовит своему мужу. Вообще, мне хочется больше участвовать в таких проектах, когда ты не просто шьешь, а с историей.

Для себя с лета ничего практически не шила. У меня лежат раскроенные джинсы — с тех пор с ними ничего нового не произошло. Наверное, самое сложное для меня в шитье — это работать с тканью. Очень важно правильно подобрать под выбранную форму материал и уметь с ним работать — знать, как правильно скроить, все верно рассчитать. Навык шитья вырабатывается с количеством сшитого. Ровная строчка — это не самое страшное. Страшно, когда ты боишься начать.

Недавно я шила девушке на заказ пальто. По сумме получилось почти то же самое, что и покупка готового в магазине. Но найти пальто того кроя и качества, которое тебе понравится, не всегда получается. Когда ты шьешь сам, то можешь четко определить стилевые особенности. А вот, например, есть Massimo Dutti — и стилизуй ты его или не стилизуй, но классику из него убрать трудно. 

Я люблю шить одежду в подарок: подарила сестре на Новый год платье, а для подруги сшила рубашку. Еще сейчас я шью рубашку своему другу — тоже сорочку. Люблю дарить готовые вещи друзьям, отдаю их примерно с такими словами: «Ой, а это тебе подойдет, забирай!».

Довольно часто хожу по секонд-хендам, и чаще всего у меня даже нет цели купить, а есть задача вдохновиться или найти что-то для работы. В секонд-хендах бывают очень качественные вещи. А еще я обожаю «Авито» и eBay — это кладезь. Бывают и чистые случайности. Я недавно купила себе пуховик — в темноте, в Кузьминках, у девушки за 650 рублей. Она, видимо, неудачно постирала его в стиральной машинке — он весь сбился на одну сторону. То есть с одной стороны есть пух, а с другой — нет. Я сидела над ним полдня, пыталась привести его в чувство. Теперь он вроде жив и с ним все нормально, но потребовалось очень много терпения.

Наверное, я бы хотела открыть свою мастерскую. Может, соберемся вместе с подругами и попробуем арендовать что-то светлое, как в доме художника на Вавилова, и работать вместе.

Ксюша

Мне 26 лет, по образованию я графический дизайнер — училась в «Британке», но там сильно повысили стоимость обучения, мне пришлось взять академический отпуск. Сейчас я пока в поиске работы по специальности и мои способности к шитью очень помогают. Последние подработки на фрилансе были связаны с тем, что я что-то шила.

Я с детства перешивала и всячески портила мамины вещи. Мама очень классно одевалась. У нее был, например, кожаный пиджак Armani, куча красивых платьев. Шить меня учила прабабушка. Я помню, что у нее в комнате стояла машинка «Зингер» — деревянная, с металлической педалью. В детстве я была не особо общительной, сидела дома и любила копаться в своих вещах. Так что я сама взяла и начала шить — после того как прабабушка показала, как работает машинка.

Первой вещью, которую я перешила, было одно из маминых платьев, из которого я сделала себе кофточку. Дело было в третьем классе. Сейчас я даже не помню, как это происходило, но в школу я пришла в обновке. Позже, в свои четырнадцать я начала шить себе странные наряды — такой был период: я слушала странную музыку и довольно странно выглядела, была похожа на панка. Уже в старших классах испортила вышеупомянутый пиджак Armani: сшила из него совершенно ужасную сумку, не имея никакого понятия, как правильно работать с кожей. И даже проходила с ней целый год. Первая более-менее адекватная вещь, которую я себе сшила восемь лет назад, — пальто-халат без пуговиц.

Я пыталась отшить коллекцию одежды. Но проблема в том, что на такие вещи мне не хватает терпения. Здесь нужны знания и необходимо все детально обдумывать. А я даже себе редко шью вещи с нуля. Дело в том, что я не очень хорошо крою, а чтобы построить какую-то вещь, мне нужно напрячься.

Так что куда проще купить что-либо в секонд-хенде, а уже потом перешить все под себя. К тому же в последнее время одежда безумно подорожала. Я работала в ретейле JNBY и знаю себестоимость вещей. Отдавать за них раза в три-четыре больше денег, чем они на самом деле стоят, мне очень не хочется. Потому что, с одной стороны, у меня не особо много денег, а с другой — хочется избежать причастности к машине потребления. Плюс, конечно, все равно интереснее иметь у себя вещь, которой нет ни у кого, даже если ты переделал ее из масс-маркета.

Шитье похоже на медитацию: ты делаешь что-то руками, а это влияет на настроение и работу мозга. Мне кажется, ручной труд в принципе очень важен. Но в последнее время я больше не шью, а переделываю. Открыв для себя «Мегастиль», я часто покупаю там вещи, которые мне не подходят, допустим, по размеру, и перешиваю их под себя. Сложность зависит от вещи — юбку достаточно легко перекроить. А вот, допустим, в пальто или брюках нужно все распарывать и хорошо знать саму конструкцию вещи.

В плане вдохновения на меня влияет инстаграм: я вижу какие-то вещи в ленте, которые мне нравятся, и часто думаю: «Было бы классно сшить себе такую же, но из другого материала». У меня довольно большая стопка журналов Burda с готовыми выкройками. Если взять какую-то базовую выкройку, можно построить из нее все что угодно. Вещи, которые приходят мне в голову, я стараюсь зарисовывать.

Помню, я два года назад сшила себе платье из бархата на шелке. Это была настоящая морока, потому что материал сложный: трудно обрабатывать края на обычной бытовой машинке. А выкройку я сделала так: у меня была толстовка Paul Smith с очень клевыми рукавами, я ее распорола, сняла с нее выкройку и просто удлинила.

Недавно у меня была подработка, на которой я сшила 30 дождевиков, и в какой-то момент не спала двое суток. Я приехала после отдыха, мне предложили их сшить, но очень долго тянули: месяц утверждали семплы, которые я отшивала. Неожиданно девочка оттуда звонит мне и говорит: «У нас через неделю дедлайн». Мне срочно нужно было поехать и купить где-то сто метров ткани. Хорошо, что на «Щелковской» есть склад, где все продается оптом, в рулонах по сто метров. Там же можно найти всякие замки и фурнитуру. Я с этими дождевиками впервые в жизни сама устанавливала кнопки, а в итоге дедлайн оказался не через неделю, а через две.

Лично мне очень нравится процесс раскройки, когда переносишь выкройку на ткань. Но самый замечательный момент — когда ты уже надел на себя вещь и можешь в таком виде выйти на улицу.

В плане сложностей бывает по-разному. Все слишком зависит от того, какую одежду ты шьешь: например, у платьев очень сложно обрабатывать кромки. Плюс уровень сложности зависит от материала и наличия мелких деталей. Может быть, поэтому я ни за что не возьмусь шить себе классическую рубашку. Я не тот человек, который может сесть и потратить целый день на такую кропотливую работу с одной вещью. Было дело, я попыталась сшить себе бюстгальтер. Но нужна специальная машинка и много терпения — все эти ткани скользкие и сильно тянутся. У меня были выкройки винтажного белья — я сшила себе однажды такое и потом решила, что больше не хочу.

Конечно, в любом случае дешевле шить самому. Но твое время — тоже деньги. Ты можешь пойти вечером в бар, а можешь сесть и заняться шитьем. Если знаешь места, где можно недорого купить ткань, половина дела сделана. Так, можно сшить платье и за 800 рублей, а выглядеть оно будет как платье Zara из такой же ткани за 8 тысяч рублей. Причем ткань можно найти и получше.

Я много шью в подарок. Дарю сумки, рюкзаки — мешкоподобные, с толстым дном. Одежду себе покупаю редко. В последнее время я стала довольно прохладно относиться к одежде в принципе — в том смысле, что мне уже не нужно каждый сезон покупать новый свитер, новое пальто и так далее. Потому что если я покупаю пальто, то стараюсь купить дорогую и качественную вещь, которая мне потом сможет долго прослужить. Последнее пальто, которое я покупала в Uniqlo на распродаже восемь лет назад, ношу до сих пор.

В будущем я хочу работать по специальности, так как это мне интересно больше всего. Но в то же время я хочу довести историю с сумками до ума. Пока что шью сама, но если пойдут продажи и это станет интересным, буду отдавать на производство, иначе с утра до вечера придется сидеть за машинкой.

Илья

Мне 28 лет, у меня два образования, и по первому я режиссер-педагог. Я окончил колледж в Ярославле, потом приехал в Петербург — там уже обучался продюсированию. Но так получилось, что оттуда я сбежал с третьего курса и перебрался в Москву. И тут мне попалась «Лаборатория моды» Вячеслава Зайцева. Я отучился там год, потом Вячеслав Михайлович оставил меня у себя работать. Я предложил ему проект — создавать одежду для полных от его бренда. Ему такая идея понравилась, и он дал мне полную свободу. Я сам рисовал эскизы, сам кроил и шил. Я проработал с Зайцевым около года, и наши пути разошлись, пошел заниматься своим делом: у меня появились первые клиенты, которые уже по сарафанному радио начали меня передавать из рук в руки.

Все начиналось с шитья для себя. Я с малых лет просил бабулю мне что-то перешить или ушить — сначала в раннем детстве и потом, когда оканчивал школу и поступал в колледж. Когда я начал ходить по магазинам с мамой, мне постоянно что-то не нравилось, да и в продаже чаще всего было одно и то же. Большую роль сыграла бабушка — именно она прививала мне чувство стиля и всегда отговаривала одеваться как все. Она часто говорила: «Зачем как у всех, если можно сделать что-то свое, чтобы равнялись на тебя?»

Впервые я всерьез занялся шитьем на режиссуре, когда нужно было сдавать диплом и шить костюмы для театрализованного представления. У студентов, естественно, денег нет, чтобы покупать, так что нужно придумывать самому. Я накупил ткани, где-то что-то накроил, сделал костюмы — все прошло очень удачно. Причем потом я забыл про этот опыт и пошел дальше по профессии режиссера.

Все случилось за несколько недель. Я приехал в Москву в конце августа, а в сентябре уже пошел учиться в «Лабораторию моды». Еще на режиссуре я понял, как важен костюм, насколько большую роль вещи играют в жизни людей. Человек, одетый в вещи люкс-марок, ведет себя по-другому: у него другая осанка, манеры. Люди, которые носят одежду из масс-маркета, выглядят более спортивно.

До недавнего времени шить на массовку мне было неинтересно, хотелось работать с конкретными людьми. То есть я занимался индивидуальным пошивом. Сейчас мы с коллегой создали бренд промышленной технической одежды. Отшили коллекцию, сделали показ и открыли небольшой шоу-рум — мы шьем не тряпки ради тряпки, а одежду для людей — работников любых сфер. Повара, медработники, строители, службы охраны, военные — их отличает одежда. Мы берем медицинский халат и перерабатываем его. Берем интересную ткань и с ней экспериментируем.

Меня вдохновляют люди и их истории — победы или, наоборот, трагедии. Очень много вдохновения везде, даже в самой одежде. Я могу смотреть на обычный пуховик и вдохновиться какой-то деталью. Еще вдохновляет инстаграм. Плюс сейчас много пабликов, где ребята выкладывают интересные вещи.

В принципе, творчество само по себе — своеобразная медитация. И если ты действительно хочешь что-то делать, то к тебе приходят нужные люди, ты находишь соответствующие ткани, подходящие ассоциации и картинки.

В первую очередь я стараюсь шить на себя. У меня есть базовые вещи: брюки, рубашки и майки — то, в чем мне удобно работать. Конкретно сейчас я шью себе достаточно редко, потому что загруженность большая. Если у меня остается ткань и она мне нравится — я беру и шью. Также шью по необходимости для какого-нибудь особенного случая или мероприятия. Выкройки я строю сам, а ткани в основном покупаю итальянские.

На «Арме» есть стоковый магазин итальянских, французских и немецких тканей. В районе «Красносельской» есть магазин с большим выбором тканей — достаточно дорогих для пошива, но зато они отличаются качеством и видом. Я смотрю на своих товарищей по цеху — они могут себе позволить шить из синтетики, а для меня это оскорбление.

В пошиве для меня уже нет ничего сложного. Я много где поработал и много чем занимался и понимаю, что вся технология очень простая, главное — набить руку. Естественно, тяжело работать с легкими тканями, такими как шифон, органза. Там даже дышать нельзя, когда шьешь. Для меня особо сложными всегда были брюки — я их боялся. Особенно для полных женщин. Но как-то раз я взял заказ, сшил брюки, все удачно село, и страх тут же пропал.

Если ты боишься чего-то — естественно, ты за это не берешься, и этот комплекс растет. А на самом деле нужно просто начать. Сейчас я многому научился, но все равно есть сложные вещи — это все, что нужно сажать на фигуру. Человеческое тело очень специфично: утром оно может быть одним, а вечером другим. Нужно понимать состав ткани, как она себя ведет при движениях человека, в статичном состоянии и прочее.

Я шью одежду в подарок. Например, всем своим друзьям. Приятно, когда пишут: «Я вот в твоей кофте!» Самое главное — это быть нужным. Себе, конечно, дешевле шить, чем покупать. Полторы-две тысячи за ткань — и все. Сейчас я не покупаю себе одежду — разве что носки. А нижнее белье заказываю у русских дизайнеров, как и обувь. Стараюсь поддерживать своих же коллег.

Наталья

Мне 29 лет, я занимаюсь дизайном сценических костюмов и просто шью одежду под индивидуальный заказ. Даже для подтанцовки Аниты Цой на «Золотом граммофоне» делала костюмы. Себе я одежду не покупаю уже лет семь. 

В 13 лет я перевелась в художественный класс в гимназию, где учились местные модники. Тогда я начала заниматься переделыванием маминых старых вещей, потому что мне хотелось, выглядеть не так как все. Например, я доставала старые джинсы, варила их в разные цвета, вшивала гипюр, делала какие-то интересные фактуры и приходила в них в школу. Однажды директриса отправила меня домой переодеваться со словами: «Ты занимаешься дискриминацией детей, у которых нет денег на одежду». А когда я рассказала, что делаю все это своими руками, она дала мне все ресурсы и преподавателя, для реализации моих идей. Так в 14 лет родилась моя первая коллекция одежды.

Когда мне было 12 лет, мама сказала: «Ты уже взрослая, теперь я шить тебе не буду — буду только показывать, что к чему». И все — каждый шажок я сверяла с ней. Я даже помню свою первую вещь, которую сшила в 12 лет, — черная юбка-карандаш с зеленой молнией. Часто я брала старые мамины вещи и переделывала их. Помню, как нашла вельветовую юбку и старый песцовый воротник, разрезала его на пять частей, каждую покрасила специальной краской, настригла и расклеила этим мехом юбку. Сверху расшила бисером и пайетками.
К сожалению, юбка не сохранилась.

Есть несколько вариантов того, как появляется вещь. Бывает, что возникает образ, под который ты подбираешь ткань и фактуру.
А бывает, что видишь ткань в магазине и у тебя рождается в голове конкретная вещь. По факту образ может родиться из любого случайного предмета. Смотришь на кирпич — и возникает идея фактуры. Можно даже посмотреть на дверную ручку и вдохновиться формой и материалом.


Я люблю смотреть разных дизайнеров на сайте Style.com — там можно найти все что угодно, буквально все коллекции. Мне кажется, там каждый может найти себе дизайнера по душе. Многие преподаватели говорят: не смотрите, иначе вы начинаете копировать. Но на самом деле ты просто идешь с в ногу со временем.

Я училась в Национальном институте дизайна Союза дизайнеров России. Когда я туда поступала, это был небольшой вуз, где к каждому студенту преподаватели искали свой подход. Для меня это большая ценность в образовании. Каждый год мы выпускали коллекцию одежды на заданную тему.

Тогда я пыталась повторять одежду известных дизайнеров, но не один в один. Другими дизайнерами ведь тоже можно вдохновляться — в мире очень много талантливых людей и есть элементы, которые просто никак не выходят из головы. Например, я увидела у Givenchy коллекцию с бахромой и сделала себе жилетку из двухсторонней кожи — каждую бахроминку нарезала отдельно. Это очень трудоемко, но в итоге у меня получилась жилетка с бахромой до пола. 

Сейчас у меня много работы, и я не успеваю шить что-то себе, но раньше я раз в неделю стабильно делала новую вещь Бывает, когда вдохновение накапливается, я просто сажусь и могу три дня нон-стопом себе шить — и сделать за это время пять-шесть вещей.

У меня есть любимые склады, где можно найти стоковые итальянские ткани. Например, на Нижегородской улице или на «Савеловской». Для тех, кто не силен в конструировании, есть специальные журналы с конструкциями, такие как Burda, где, я считаю, можно найти неплохие формы и смоделировать интересные модели. Я работаю со стандартной основой, из которой можно сконструировать любую модель, а вообще я часто вырезаю практически на глаз и работаю на манекене с помощью наколки.

Самое сложное для меня — это классические костюмы. Качество деталей в таких костюмах требует доскональной точности. Есть люди, которые получают удовольствие от пошива этих деталей. А я, наоборот, люблю большие формы и драпировки. Но, в принципе, для меня вообще нет ничего невозможного: Бывало, я шила головные уборы и корсеты из зеркального пластика, когда участвовала в своих первых дизайнерских конкурсах.

У меня случаются импульсивные покупки, но я практически не бываю в магазинах одежды, если только за компанию. Конечно, в разы дешевле покупать ткани и шить себе одежду самой. При этом у тебя будет ткань гораздо качественнее, чем у вещи из магазина, плюс ты получишь удовольствие от того, что сам сделал эту вещь. Можно, конечно, и за 100 евро метр купить — материалы бывают разные. Но в целом очень крутое платье себе можно сделать за 5 тысяч рублей. Белье я покупаю, но понимаю уже, что надо шить. Просто там есть определенная специфика оборудования и тонкость работы.

Я люблю шить одежду в подарок. Только такие подарки, пожалуй, и дарю. Еще делаю пластиковые аксессуары. Очень хочется сделать капсульную коллекцию уютной и удобной одежды, которую можно носить каждый день. Пока что занимаюсь ее разработкой, но думаю, что скоро перейду к отшиву.

Юля

Мне 24 года, я шью еще со школы — сперва меня научила шить мама, а потом, после девятого класса, я поступила в технологический колледж и отучилась там пять лет. Сейчас я работаю в мастерской самостоятельно, шью на заказ и что-то для себя. 

Я начала шить в восьмом классе с авосек — сумочек из ткани. Я сшила себе такую, нарисовала что-то акриловой краской, пришла с ней в школу, и все мои одноклассницы попросили себе такие же. Так все и началось — можно сказать, первые заказы у меня были именно на эти сумочки.

Еще в начальной школе я попробовала шить на швейной машинке — мама у меня тоже шьет, и машинки всегда были под рукой. Первый раз я тайком, пока родителей не было дома, села за машинку и сделала свои первые строчки. В это время рядом со мной играла младшая сестра. Она случайно толкнула меня, и мой палец попал под машинку. Она была полуэлектрическая, и все очень быстро произошло. Но из-за того, что я так боялась, что делаю это без разрешения и без ведома родителей, я как-то сама справилась с пораненным пальцем — взяла зеленку, намазала палец и никому не сказала.

Потом уже бабушка показала мне, как шить на машинке. А в девятом классе я попросила маму показать мне, как сшить брюки. Так я сделала свою первую вещь — обычные клетчатые брюки со стрелками — такие полуклассические.

В школе мне было довольно тяжело учиться — я не справлялась с дисциплинами вроде математики. Зато у меня были способности к рукоделию: я могла что-то мастерить, шить, и мне все это нравилось. Мама согласилась, что нет смысла оставаться в школе еще на два класса, и я поступила в технический колледж.

Меня мама к тому времени уже научила каким-то базовым вещам, и мне было легко. На первых курсах, когда у нас не было еще никакой практики, я уже шила себе джинсы и другие вещи — приходила на учебу в своей одежде. Потом я окончила колледж, поступила со многими из нашей группы в МГУДТ и проучилась там где-то полгода. Еще в конце пятого курса колледжа я познакомилась с людьми из «Электрозавода», и меня это очень воодушевило. Я просто попала в другой мир. Это очень сильно повлияло на мою жизнь и все, что у меня есть сейчас. Из университета я ушла на «Электрозавод».

Я шью отдельно каждую вещь, а не целыми «луками». Мне нравится отрабатывать технику, я очень люблю делать все аккуратно. Поэтому даже сшить рубашку — для меня особое дело. Мне нравится, что я сама покупаю ткань, сама все выкраиваю и шью. Поэтому я люблю шить себе одежду сама и особо не хожу по магазинам. 

Я не рисую заранее. Если я хочу что-то сшить, то просто прислушиваюсь к себе, думаю о том, что мне хочется. Я люблю шелковые ткани и этим летом я сшила себе несколько шелковых топов. У меня все работает так: сначала я шью себе вещь, иду в ней куда-нибудь, а люди начинают интересоваться, что это такое и где я ее купила.

У меня есть Pinterest, где я собираю картинки — для вдохновения. Также полезно смотреть на какие-то чужие вещи, потому что можно найти в этом интересные элементы или узнать новый способ обработки. Но я никогда не пыталась повторить чужую вещь. В основном придумываю сама. Иногда только заказчики приносят картинку и говорят: «Хочу такое!»

Раз или два раза в месяц я что-нибудь себе шью. За тканью езжу уже в проверенные места. В магазин на «Семеновской», например. На «Курской», на заводе «Арма», есть один неплохой склад. Еще есть склад на «Электрозаводской». Самостоятельно я выкройки, к сожалению, не умею строить. И поэтому пользуюсь готовыми выкройками из журнала Burda, а иногда беру какие-то вещи и просто обвожу их на бумаге.

Что дешевле — шить на заказ или покупать в магазине, я точно не знаю. Скорее всего, одинаково. Но для меня точно дешевле шить самой. Допустим, я купила в Uniqlo брюки-кюлоты и они стоили 2 500 рублей. Но ткань абсолютно синтетическая, она прилипает к колготкам, и я с этими брюками постоянно мучаюсь. А чтобы сделать такие самой, у меня на ткань может уйти от силы тысячи полторы. 

У меня есть своя мастерская — нас там три человека. Она находится в парке ВДНХ, в «Парке ремесел». Конечно, превращать хобби в профессию непросто, но как только я представлю, что иду куда-нибудь на работу, мне сразу становится грустно. Вообще с трудом представляю себя за каким-то иным занятием.