Хамовнический суд накануне встал на сторону церкви в споре с Обществом по защите прав потребителей (ОЗПП). Общество подало в суд на Подворье московского патриарха, которое располагается в здании храма Христа Спасителя. Представители ОЗПП пытались доказать, что на территории главного храма страны фактически действует бизнес-центр с мойкой, парковкой, автосервисом, магазинами. При этом чеки покупателям не выдают, жалобных книг нет — в общем, закону «О защите прав потребителей» не следуют. Представитель церкви на суде заявил, что товары посетителям дарят, а то, что все принимают за ценник, на самом деле является «рекомендуемым размером пожертвований». Корреспондент The Village Олеся Шмагун приехал в храм, чтобы выяснить, какие услуги там оказывают и на каких условиях.

 

Иск не по адресу

С самого начала в истории с иском и коммерческой деятельностью церкви возникла юридическая путаница. Здание храма Христа Спасителя, которое фактически превратилось в коммерческий центр: там и автомойка, и конференц-зал, и магазины с платным туалетом — принадлежит мэрии. Управляет им Фонд храма Христа Спасителя, который юридически опять-таки не имеет никакого отношения к Патриархии, то есть к Русской православной церкви. Помещения для богослужений и других религиозных обрядов церковь фактически арендует у Фонда. Поэтому обвинять представителей патриархии в том, что на территории храма расположена мойка, продуктовый магазин или, например, платный туалет, юридически не вполне грамотно.

 

Мойщики курили в сторонке
и пытались флиртовать с моей подругой.
Правда, то, что разговор наш происходил
в главном храме страны, придавало ситуации некий оттенок абсурда.

 

Это я поняла уже после того, как в подземелье храма Христа Спасителя помыла машину и попыталась дать мойщикам в комбинезонах не плату за мойку, а пожертвование за религиозный обряд. Сумма в 50 рублей, которую я готова была пожертвовать на нужды храма, их не удовлетворила. Большой начальник по телефону объяснил, что они не имеют ничего общего с православной церковью. Сами мойщики в это время курили в сторонке и пытались флиртовать с моей подругой. Правда, то, что разговор наш происходил в главном храме страны, придавало ситуации некий оттенок абсурда. Но мойщики показали жалобную книгу, выдали кассовый чек на 450 рублей. Всё по закону.

В платном туалете (20 рублей за посещение), в продуктовом магазине, в сувенирной лавке также не проводятся религиозные обряды. Это подтверждают чеки, жалобные книги, которые после суда вывесили на видном месте, ну и реакция продавцов на моё предложение оставить им небольшое пожертвование за услуги.

 

Религиозные обряды

Для собственно религиозных обрядов в огромном храме Христа Спасителя отведено совсем небольшое место. Правда, внутри здания есть несколько коммерческих лавок, которые именно что торгуют сувенирами, иконами, крестиками. И тут же рядом — лавки церковные, которые и обвинялись в том, что они нарушают закон. На витрине теперь висит объявление: «Указана рекомендуемая сумма пожертвования». Церковь явно подготовилась к приходу журналистов.

— А вот у вас написано «рекомендуемая сумма пожертвования», — говорю я продавщице, или правильнее называть её сборщицей податей. — Что это значит?
— Это минимальное пожертвование, которое вы можете оставить.
— Ну а пожертвование ведь добровольное? Дайте мне вот тот крестик, на котором написано «400 рублей», я вам за него 50 рублей пожертвую. Вот, возьмите деньги.
— Обычно те, кто приходят в храм, хотят оставить больше, — неодобрительно говорит девушка за прилавком. — Все прихожане думают о благосостоянии церкви. Если у вас нет денег, поговорите с батюшкой. Если он разрешит отдать — отдадим.

 

«Редки в практике случаи, чтобы люди предлагали суммы ниже рекомендуемых».

 

Впрочем, глава юридического отдела Московской патриархии инокиня Ксения, которая защищала честь церкви в суде, про благословие батюшки ничего не говорила, а пожертвование называла не минимальным, а только рекомендуемым: «Верующие люди прекрасно понимают, что церковь существует за счёт пожертвований, и даже малообеспеченные верующие дают именно ту сумму пожертвований, которая рекомендуется религиозной организацией. Редки в практике те случаи, чтобы люди предлагали суммы ниже рекомендуемых. А если такое бывает, то мы не отказываем и передаём предметы при внесении более низкой суммы пожертвований».

Но торгуют в церковных лавках действительно вещами, имеющими отношение к религиозным обрядам. Да и стоят они недорого: иконы за сто рублей, крестики за двести, книги за сто пятьдесят. Есть товары и подороже, но это всё-таки не кресты с бриллиантами за 40 тысяч рублей, как в магазине на улице. Все сувениры, безделушки теперь продают на коммерческих площадках, в нескольких шагах от церковных. Такое разделение церкви, государства и бизнеса. Правда, всё это по-прежнему находится в одном здании, которое со всеми автомойками и торговыми центрами трудно считать главным храмом страны.