На этой неделе в прокат выходит «Светская жизнь» — фильм открытия последнего Каннского кинофестиваля и новая работа любимого многими Вуди Аллена. Романтическая драма о молодом парне, приехавшем из Бронкса в Голливуд и получившем протекцию влиятельного дяди — очередная история взросления неокрепшего ума, на этот раз в декорациях Лос-Анджелеса 30-х годов. По просьбе The Village Алиса Таёжная разбирается, из чего собран долгожданный алленовский фильм.

«Светская жизнь»

Café Society


Режиссёр: Вуди Аллен

В ролях: Кристен Стюарт, Джесси Айзенберг, Блейк Лайвли, Стив Карелл, Кори Столл

Поздний Вуди Аллен

Все, кто хорошо знаком с фильмографией Вуди Аллена, знают о таком явлении, как «поздний Вуди Аллен». Его поздние фильмы снимаются быстро, как пекутся пирожки (чаще раза в год), какие-то запоминаются на десятилетия («Матч-пойнт»), какие-то спрятаны в тени («Проклятие нефритового скорпиона»). После развода с Мией Фэрроу в начале 90-х Вуди Аллен перестаёт концентрироваться на нескольких любимых актёрах и собирает звёздный кастинг под каждый фильм по отдельности — благо большинство незамедлительно говорят ему «да». Правда, бывают и исключения — например, муза Скарлетт Йоханссон, с которой удались три фильма подряд.

Иногда список суперзвёзд приводит к коммерческому успеху и новому пику — например, в случае с «Полночью в Париже». Иногда — становится ещё одним приятным и необязательным фильмом на вечер, которые по-прежнему мало кому удаются с такой лёгкостью: «Магия лунного света» и «Иррациональный человек» именно из таких. «Светская жизнь» — более сложно устроенный и неоднозначный фильм, всё равно сперва производящий впечатление недописанной на коленке безделушки. Захочется ли вернуться к нему через полгода? Скорее да, чем нет: в большинство поздних фильмов Аллена, несмотря на полное отсутствие у них претензий, заложено куда больше, чем удаётся уловить на первый взгляд. Именно так, например, «Ты встретишь таинственного незнакомца» можно воспринять как ромком или трагедию — в зависимости от настроения.

30-е годы

После «Полночи в Париже» Вуди Аллен возвращается в любимые 30-е — только не парижские, а калифорнийские. Здесь гудят вечеринки, похожие на кутежи в «Великом Гэтсби», а вечером в баре можно столкнуться с ослепительной знаменитостью (одну из них играет невероятно уместная Блейк Лайвли). 30-е уже были в фильмах Аллена, но не самых поворотных в его карьере. «Пурпурная роза Каира» рассказывает о молодой леди, которая ищет убежища от житейских трудностей в кинотеатрах, где влюбляется в актёра до беспамятства (а актёр становится реальностью и сбегает из фильма). А «Пули над Бродвеем» — комедия о Нью-Йорке в годы Великой депрессии, которую начинающий драматург переживает, ангажировав на главную роль в своей пьесе подружку остроумного и креативного криминального авторитета.

Классический Голливуд

Как и последний фильм братьев Коэн о внутренней кухне Голливуда на пороге перемен, «Светская жизнь» рассказывает о фабрике грёз — но в её почтенное десятилетие, момент процветания и абсолютного новаторства. Большинство кинокомпаний в бизнесе — пару десятилетий, кино — всё ещё свежее для масс и прибыльное искусство, окружённое интересом. О том, как работали в классическом Голливуде, снято много фильмов, самый легендарный из которых, конечно, «Поющие под дождём». Список можно дополнить двумя старыми, но не устаревшими фильмами, растущими корнями из классического Голливуда — «Злые и красивые» Винсента Миннелли о продюсерском мастерстве и «Странствия Салливана» Престона Стёрджеса о режиссёре в поисках жизненной драмы.

Роман взросления

Главный герой «Светской жизни» Бобби — находящийся в начале жизненного пути, растерянный, ищущий и двигающийся интуитивно в мире, где нет готовых ответов, а многое решает правильный момент. Вуди Аллен на протяжении десятилетий снимал романы о взрослении, превращая себя в главного героя —невротика и эгоиста, — а потом перекинулся на молодёжь.

Джесси Айзенберг уже играл у Аллена в «Римских приключениях» — в лучшей из четырёх новелл этого фильма о метафорической встрече взрослого и подростка. Другие вечно актуальные герои, которые не понимают, чего хотят, а знают только, чего точно не хотят — Кристина из «Вики Кристина Барселона» и Джерри из «Кое-что ещё», восхитительного и недооценённого алленовского фильма о том, как совершать первые большие ошибки и вступать в трудные отношения.

Кристен Стюарт

Одна из самых интересных молодых актрис Голливуда блистает в главной роли «Светской жизни», играя секретаршу в продюсерской компании, которая, несмотря на свою красоту и неповторимость, совсем не мечтает о том, чтобы быть звездой. За Кристен давно не следует призрак саги «Сумерки», особенно после её потрясающей игры с Жюльет Бинош в глубокой и тонкой драме о подчинении «Зильс-Мария». Там Кристен тоже досталась роль покорной ассистентки большой звезды, вместе с которой она должна отрепетировать пьесу в уединённом альпийском доме.

Джесси Айзенберг

Джесси Айзенберга лучше всего знают по фантастически сыгранной роли Марка Цукерберга в «Социальной сети», но в его биографии есть ещё две ранние роли, которые изменили его жизнь и в полной мере продемонстрировали будущий потенциал. Ноа Баумбах позвал Айзенберга сыграть старшего сына в драме о разводе «Кальмар и кит» — режиссёр написал её по воспоминаниям о расставании собственных родителей, известных литературных критиков и публичных интеллектуалов. Другая отличная роль досталась Айзенбергу в 18 лет: в фильме «Любимец женщин» он играет племянника-девственника, которого вводит во взрослый мир отношений и психологических манипуляций его дядя-ловелас.

Оператор Витторио Стораро

Вуди Аллен склонен работать с одним и тем же оператором на протяжении нескольких проектов, но для «Светской жизни» он пригласил легендарного Витторио Стораро — именно его камера подарила нам хрестоматийные кадры «Апокалипсиса сегодня», «Последнего танго в Париже», «Под покровом небес» и «Последнего императора». Стораро начинал снимать в Италии в начале 60-х и сформировался как оператор в том числе под руководством Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто. Именно его взгляд в «Конформисте» делает фильм одним из самых упоминаемых примеров потрясающего видеоряда. А если «Конформист» кажется слишком конвенциональным, всегда можно обратиться к «Птице с хрустальным оперением» — важнейшему памятнику итальянского жанра джалло.

Любовный треугольник

Запутанные мелодраматические отношения трёх героев — один из самых общих драматических приёмов, и мало кому они удаются так убедительно и просто, как Вуди Аллену. Два самых удачных алленовских фильма о третьем лишнем, изменах и сложном любовном треугольнике, в который почти всегда включены свидетели и члены семьи — «Манхэттен» и «Ханна и её сестры», в которых комическое и горькое соединено в одну цельную и очень узнаваемую историю.

Фотографии: «Вольга»